Адвокат матвей цзен

Цзен Матвей Николаевич

Комментарии к публикациям, ответы на комментарии, новые публикации и все прочие события

Скрываются уведомления об ответах на комментарии и прочие частые уведомления

Только важные

Показываются только уведомления о новых публикациях, днях рождения и прочие важные события

Отданные пользователем голоса за публикации, комментарии и т.д. других пользователей

КД: коэффициент доброжелательности (от 1 до -1) — показатель отношения пользователя к другим пользователям

Специализация

Общеуголовные преступления

  • Корыстные преступления1
  • Насильственные преступления (против жизни и здоровья)
  • Национальные, расовые, религиозные преступления и экстремизм
  • Прочие уголовные дела

Административные дела

  • ГИБДД, ПДД, ДТП
  • Избирательные споры
  • Прочие административные дела

Процессуальные вопросы и документы

  • Уголовный процесс
  • Административный процесс

Состоит в группах

  • Полезные ссылки.
  • Статистика стоимости услуг адвокатов и юристов в РФ
  • Наша группа в Facebook
  • Наш канал в Telegram
  • Проект
  • О проекте
  • Презентационный букл?ет Праворуба
  • Статистика проекта
  • Пользовательское соглашение
  • Меморандум
  • Наши партнеры
  • Политика обработки персональных данных
  • Развитие
  • Размещение рекламы
  • Наши ссылки и баннеры
  • Визитки адвоката для полиграфии
  • Благотворители
  • Поддержать развитие проекта
  • Помощь
  • Категории пользователей
  • Рейтинг и репутация
  • Как работать на портале
  • Тариф PRO

Обо всех замеченных ошибках при работе сайта просьба сообщать при помощи обратной связи

matveytszen.pravorub.ru

Матвей Цзен Русский националист, адвокат семьи Агафоновых

Матвей Николаевич Цзен родился в 1979 году, Москва. Закончил Московскую государственную юридическую академию, был близок к “Движению против нелегальной иммиграции” (ДПНИ). Бывший участник “Русского общественного движения” (РОД), после приостановления деятельности которого, осенью 2011 вошел в правозащитный центр «РОД” Натальи Холмогоровой и “Национально-демократическую партию” Константина Крылова. Защищает политических активистов и русских граждан России, пострадавших в этнических конфликтах. Представляет семью Агафоновых в процессе по делу Мирзаева. Участник протестных акций оппозиции. Автор блога www.second-sign.livejournal.com.

Защита идет в атаку

Адвокат с китайскими корнями Матвей Цзен рассказал «НацАкценту» о том, как он стал русским националистом, а также о суде над аварцем Расулом Мирзаевым, где он представлял семью погибшего русского студента Ивана Агафонова.

— Матвей, почему вы решили защищать именно русских националистов, а не россиян?

— Вопрос выбора между россиянами и русскими никогда не стоял, потому что россиян, на мой взгляд, не существует. За всю свою жизнь я встретил только одного человека, который всерьез называл себя россиянином – это был Расул Мирзаев. C этнической точки зрения для меня понятие “россиянин” не имеет никакого содержания. По-моему, единственный смысл слова «россиянин» — это русский, который не знает, что он русский.

— Как относятся родственники к вашей поддержке националистов?

— Фамилия Цзен – китайская, мой дед по материнской линии был китайцем. К сожалению, он умер, когда я был еще ребенком. Если говорить о родителях и родственниках, они поддерживают меня как человека, а политические взгляды либо разделяют, либо относятся к ним нейтрально-уважительно.

— Расскажите, как вы оказались в среде русских националистов?

— В 2005 году я впервые вышел на публичную акцию. Это был митинг в поддержку Александры Иванниковой, которую обвиняли в убийстве армянина: она случайно зарезала кавказца, пытавшегося ее изнасиловать. На митинг е познакомился с Константином Крыловым. Потом втянулся в деятельность “Русского общественного движения”. Начал ходит на акции, посещал дискуссионный клуб в Институте национальной стратегии Станислава Белковского.

— По некоторой информации вы состояли еще и в ДПНИ.

— Участником ДПНИ я никогда не был, так как изначально вступил в «РОД». Возможно, эти слухи связаны с тем, что в какой-то момент ходили разговоры, что весь “РОД” вступит в ДПНИ и у нас будет перекрестное членство.

— Вы представляли семью погибшего Ивана Агафонова по делу чемпиона мира по боевому самбо Расула Мирзаева. Как вы оцениваете его исход?

— Дело Мирзаева считаю очень важным. Я надеялся, что удастся изменить сложившуюся в России порочную судебную практику, когда гибель от одного удара часто рассматривают как причинение смерти по неосторожности. К сожалению, мои надежды не оправдались, и обвинение Мирзаеву смягчили на 109 статью УК РФ, а данная статья предусматривает очень маленькое наказание – всего до двух лет лишения свободы. Причем, если преступник ранее не был судим, ему обычно дают год условно. То есть, получается, человек мертв, а его убийца просто в течение года не посещает ночные клубы.

— Отец погибшего Ивана Агафонова жаловался в ходе процесса на угрозы со стороны сторонников Расула Мирзаева. А на адвокатов потерпевших давление оказывали?

— Такие слухи ходили в социальных сетях. В отношении меня давление не переходило правовые рамки. А вот второму адвокату Оксане Михалкиной кто-то прислал с анонимного аккаунта в интернете вполне конкретные угрозы. Этим все ограничилось.

— Какими еще делами вы занимаетесь?

— Моя адвокатская деятельность делится на две части: правозащитная и обычная адвокатская практика, которая осуществляется на платной основе. Правозащитной работой я занимаюсь в рамках «РОД». Мы оказываем правовую помощь обратившимся к нам как политическим активистам, так и обычным гражданам, пострадавшим в этнических конфликтах или от действий властей. Например, сейчас я занимаюсь делом москвички Дарьи Егоровой. На них с мужем возле дома напали соседи-дагестанцы с травматическим оружием. К сожалению, пострадавшие обратились к нам поздно, когда дело уже было передано в суд. Выяснилось, что в материалах уголовного дела нет пистолетов, из которых стреляли в семью Егоровых. Соответственно, раз оружие отсутствует, то из обвинения убрали статью «хулиганство». Дело было фактически развалено еще на стадии следствия, и если бы потерпевшие и дальше пустили дело на самотек, нападавшие могли бы вообще не понести наказания. Я надеюсь, что нам удастся исправить ситуацию. Большую роль в таких историях играет привлечение общественного внимания к делу. Пока все тихо, ни следствие, ни суд, ничего делать не будут.

— Вы также защищаете националистов, которых судят по «экстремистским» статьям за участие в политических акциях. Какие проблемы встречаются у фигурантов этих уголовных дел?

— Основная проблема в том, что люди зачастую слишком поздно обращаются за юридической помощью. Думать о защите необходимо загодя, до возбуждения уголовного дела. Ведь, как правило, понятно, что это вот-вот произойдет, если активист занимается определенной деятельностью. До начала преследования вполне можно найти себе адвоката, которому ты доверяешь. Но обычно правые активисты задумываются о защите только после звонка правоохранительных органов в дверь. Адвоката обычно ищут в спешке и выбирают первого попавшегося. Хотя к этому делу надо подходить с умом и понимать, что есть добросовестные адвокаты, а есть — нет.

— В последнее время несистемная оппозиция все громче заявляет о политических репрессиях. Какая ее часть, по-вашему, больше страдает от такого рода преследований?

— До последнего времени националисты подвергались более серьезным репрессиям, чем левые или либералы. Нацболы – это отдельная история. Только сейчас, когда возбужденного уголовное дело против лидера Левого фронта Сергея Удальцова, левые оказались примерно в той же ситуации, в которой националисты существуют годами. Практически все лидеры националистических оппозиционных организаций подвергаются преследованиям, на них заводят уголовные дела. При этом безграмотности в вопросе правовой самозащиты, как показывает дело Удальцова, хватает везде. Тот же Леонид Развозжаев, который под давлением сознался в организации массовых беспорядков. Его ведь не били, но создали вокруг такую истерическую обстановку, что человек представил, будто его убьют. В итоге он дал показания, которые от него хотели. Правда, потом как только представилась возможность, отказался от показаний, заявив, что они «выбиты». Похожая ситуация была со свидетелем по делу Тихонова-Хасис Ильи Горячева. Однако он не отказался от показаний, в чем их кардинальное различие с Развозжаевым.

В целом из всей оппозиции либералы подвергаются меньшим репрессиям, однако реагируют они грамотнее благодаря поставленной юридической помощи и мощным правозащитным и информационным ресурсам. Надо у них учиться!

Чтобы задать вопрос необходимо авторизоваться.

nazaccent.ru

«Русский Вердикт»

Главное меню

Навигация по статьям

Матвей Цзен: «У русской галактики нет границ с пограничными столбами» (полная версия интервью)

Матвей Цзен о мигрантах, политике и том, каково быть русским националистом с китайской фамилией. Расширенная версия интервью для «Особой буквы».

Политическая адвокатура — относительно новое для современной России явление, поскольку раньше адвокаты старались держаться в стороне от общественного мейнстрима. Но времена меняются. Матвей Цзен — яркий представитель российской политической адвокатуры. И не только потому, что он участвует в качестве защитника в уголовно-политических делах, но и потому, что и сам является активным участником политического процесса. Еще недавно Цзен был муниципальным депутатом московского района Покровское-Стрешнево, а сегодня его можно увидеть на акциях русских националистов, на заседаниях Национал-демократической партии и в числе специалистов правозащитного центра «РОД».

— Как живется русскому националисту с фамилией Цзен?

— Нормально живется (смеется). Ну, у меня дед китаец, по отцовской линии, вот, собственно, отсюда и фамилия. Остальные предки русские, насколько я о них знаю. Поэтому у меня получается на три четверти русское этническое происхождение, и на одну четверть я китаец. А культурно я полностью русский — вот, собственно и все. Родился и вырос здесь.

И, потом, просто у меня такая внешность, я не испытываю с этим никаких проблем. Наоборот, отчасти мне это даже помогло — моя внешность позволяет мне, если надо, выдать себя за человека другого, «восточного» менталитета. В некоторых ситуациях я себя выдавал за другого человека и видел, что ситуация меняется, меняется отношение, собеседник раскрывается.

— Например?

— Ну, например, в общении с мигрантами из Средней Азии я слышал вещи, которые они русскому по внешности никогда бы не сказали. Ни о какой интеграции и ассимиляции речи не идет. Они все воспринимают совершенно по-другому. И они-то как раз очень четко понимают, где русские, где нерусские, где свои и где чужие, — у них совершенно однозначные взгляды на всю эту ситуацию, никто не собирается здесь интегрироваться, образовывать какую-то российскую нацию и так далее.

Ничего сделать с этим нельзя, потому что маркер человека — это его внешность, его язык. Нет сотрудников Центра «Э» (Главное управление по противодействию экстремизму МВД РФ (ЦПЭ) — прим. ред.), которые могли бы работать с азиатами, с кавказцами, — там все славяне в ЦПЭ, и их эффективность в этой среде равна нулю. В других силовых подразделениях ситуация примерно такая же, ненамного лучше. Особенно это касается выходцев из Азии, с кавказцами в органах чуть получше, в том смысле, что их там становится все больше…

— Как становятся националистами? Много Ивановых, Петровых, которых не интересуют вопросы идентичности и так далее. А ты как к этому пришел?

— Я считаю, что мое смешанное этническое происхождение поспособствовало тому, что я задумался вообще над этими вопросами еще в подростковом возрасте. Но у меня никогда не было реального выбора начать себя считать китайцем — для меня это примерно то же самое, что начать считать себя эльфом. Я не испытываю какой-то тяги к китайской культуре, к китайскому языку, к китайцам. Ну китайская кухня мне нравится, наверное… У меня никогда не было сомнений в том, что у людей есть национальность, какая-то этничность (я не люблю слово национальность, оно советское, оно немножко путает).

У любого человека есть объективное этническое происхождение. Оно может быть смешанное и заметное, как в моем случае, может быть не смешанное и не заметное, как у большинства людей. Но еще есть и его, человека, самоидентификация и то, как его воспринимают окружающие люди. В норме эти вещи совпадают, но их все равно надо отличать, потому, что зачастую, к сожалению, многие русские, являясь этническими русскими по происхождению, не имеют русской самоидентификации, или она у них не актуализирована. И в этом проблема…

— Ты говоришь, что есть объективное этническое происхождение, и есть самоощущение, самоидентификация. Тогда все-таки выведи формулу: кто такой русский?

— В общем виде русский — это этнически русский или имеющий значительный этнический русский компонент человек, имеющий русскую самоидентификацию и принимаемый другими именно как русский.

— Что значит «значительный этнический компонент»?

— Ну, это значит, что если — как у меня, например, — есть какой-нибудь дед китаец или еще кто, это не является препятствием для того, чтобы человек был русским. Если мы берем этническое происхождение, то когда большая часть предков русские, тогда и сам человек по большей части русский. Мне кажется, это понятно, нет?

— Не очень. Можно быть больше русским, можно быть меньше русским?

— С этнической точки зрения — да.

— А где тогда та грань: вот здесь он еще русский, а здесь уже не русский?

— Граница наполовину. Если человек этнически является смешанным пополам, тогда первоочередное значение имеет его самоидентификация. На самом деле и этнос, и нация, и народ — это все понятия, которые оперируют не единицами людей, они оперируют миллионами, а в случае с русским народом — десятками миллионов. То есть это как галактика, в которой очень много звезд, миллионы и сотни миллионов, миллиарды — и соответственно галактика, она объективно существует. И вся совокупность звезд в целом составляет эту галактику.

Вопрос о том, где расположена та или иная звезда — в центре галактики или на ее периферии, — не принципиален для определения принадлежности звезды именно к этой звездной системе, как и нет у галактики жесткой пунктирной границы, и надобности в такой границе с пограничными столбами нет. Так и с каждым человеком: кто-то ближе к этническому ядру русского народа, кто-то дальше, но все вместе мы образуем русскую галактику.

— Я нисколько не сомневаюсь в том, что ты из русской галактики, но твой дед вызывает у меня большой интерес. Я слышал, что он был чекистом…

— Я не очень много знаю о его деятельности, потому что он действительно служил в КГБ и после его смерти большая часть его архива была забрана людьми из КГБ. Он, оказывается, работал чуть ли не до конца своих дней… А то что осталось в семье из его архивов — по большей части на китайском языке.

Дед (его звали Цзен Сю Фу) был не только разведчиком, но и ученым-китаистом и участвовал, в частности, в создании большого китайско-русского словаря — четырехтомник, ну среди тех людей, которые изучают китайский язык, это фундаментальный труд. И, когда я говорю про это, они понимающе кивают, потому, что это очень большой труд, надо понимать, что китайский язык – иероглифический, русский язык – алфавитный. Довольно сложно сделать словарь при такой разнице в структуре языков.

У деда есть государственные награды, мои родственники пытались узнать, за что он награжден, но до сих пор это засекреченная информация, т.е. нам из ФСБ приходит ответ, что на ваш запрос о награждении вашего родственника такого-то сообщаем, что такой родственник действительно был награжден. Чего, за что, как — не отвечают…

— Что, неужели и бабушка не рассказывала чем занимался дедушка?:)

— Ну скажем так, одна из семейных легенд гласит, что дед в качестве переводчика работал на переговорах Мао Цзэдуна и Сталина. Когда Мао Цзэдун приезжал в 1949 году на знаменитые двухмесячные переговоры по итогам которых был подписан исторического договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и Китаем.

Другая семейная легенда говорит о том, что во время Великой Отечественной войны был план в случае сдачи Москвы немцам наладить через специально остающуюся в городе китайскую диаспору диверсионно-партизанскую борьбу, поскольку они немцами не воспринимались вообще никак, говорили на непонятном китайском языке и все на одно лицо 🙂 Ну вот мол дед отвечал за подготовку этих китайских партизан…

Третья семейная легенда говорит, что он какое-то время работал разведчиком в Японии под прикрытием владельца ресторана… У деда, кстати, остались какие-то китайские родственники, с которыми мы поддерживаем периодическую связь.

— Ты был в Китае?

— Нет, в Китае я не был. Я к нему как-то спокойно отношусь, объективно. Ну да, Китай – это одна из древнейших цивилизаций. С интересной самобытной философией, культурой, достижениями прошлого, и сейчас на подъеме. Но я не чувствую никакой своей причастности к Китаю.

— А дед в первом поколении жил в России?

— Дед подростком иммигрировал в Советскую Россию в 20-е годы. Там шла перманентная гражданская война в Китае, и он фактически попал в рабство. А потом за какую-то провинность его должны были казнить. В ночь перед казнью он сбежал, сел на поезд, который ходил по КВЖД (Китайско-Восточной железной дороге) и уехал в Советский Союз.

Здесь он попал в детский дом, выучил русский язык и оказался в поле внимания НКВД. Потому, что он был этническим китайцем, но однозначно — в силу малолетства — не был шпионом, что для спецслужб очень важно. Китайский у него был родной язык и это очень ценное качество для разведки…

— А ты не хотел пойти в разведку? Была бы династия…

— Нет, да у меня и не было особого выбора, потому что мой отец не пошел по этой линии — он пошел в науку, был психологом, но в молодом возрасте погиб. В возрасте двадцати девяти лет он погиб. И хотя дед в какой-то момент предлагал отдать меня в интернат с углубленным изучением китайского языка, но родители были против, потому, что понимали, что из этого интерната, конечно, только чекистская карьера, вытекает. Хорошее знание китайского языка, внешность восточная… Родители были против, чтобы это было запрограммировано моим рождением.

А потом, когда я уже сам определялся, школу закончил в девяносто шестом году, я рассматривал вариант поступления на службу, откровенно говоря. Но там только так: «Есть родственники — действующие сотрудники? Нет родственников – нет шансов». Но у меня и не тот склад характера для такой работы.

— Ты был муниципальным депутатом. Сейчас ты адвокат, член партии НДП, политик, правозащитник по линии «РОД»… У тебя очень много сущностей. Who is Mr.Tszen?

— Это просто разные аспекты моей личности. С профессиональной точки зрения я в широком смысле слова юрист, в более узком сегменте юристов — я адвокат, человек, который имеет адвокатский статус, сдавал экзамены и с 2002 года имею адвокатский кабинет. Соответственно, адвокатура является моим основным заработком, как говорится — «независимый советник по юридическим вопросам». Ко мне обращаются с юридическими вопросами — я за деньги оказываю юридическую помощь.

С точки зрения политических убеждений я — русский националист в широком смысле этого слова и национальный демократ в более узком смысле понятия «националист».

С точки зрения общественной деятельности — деятельности, которая не является строго профессиональной и не является, строго говоря, политической, — я являюсь правозащитником и являлся в 2008—2012 годах депутатом района Покровское-Стрешнево, потому что по большому счету муниципальный депутат — это тот же общественный деятель. Вот, собственно, и все.

Мешает ли это друг другу? Нет, не мешает, а, наоборот, помогает. Понятно, что мои профессиональные навыки как юриста — они, конечно, позволяют мне быть более эффективным правозащитником. Фактически правозащита для меня означает то же самое, что я обычно и делаю, — оказываю ту же юридическую помощь, только уже бесплатно, вот и все.

— Много говорят о двойных стандартах российского правоприменения. Ты как адвокат, наблюдающий это самое правоприменение на практике, можешь подтвердить или опровергнуть тезис, что, допустим, скинхеды и кавказская молодежь за одни и те же проступки наказываются по-разному: первые получают по всей строгости закона, а вторые отделываются легким испугом?

— Я не думаю, что судьи и следователи относятся с какой-то предвзятостью к русским или с благосклонностью к кавказцам. Скинхеды действительно получат больше, но не потому, что они русские, а потому, что они скинхеды — то есть потому, что они сделали это из политических взглядов, которые на языке нашего законодательства трактуются как экстремизм. На самом деле экстремизм — это один из вариантов политических взглядов. Поэтому они получат больше.

А кавказцы получат меньше, но не потому, что они кавказцы сами по себе, а потому, что с высокой вероятностью за них вступится их национальная диаспора, у них будут хорошие адвокаты, у них будет всесторонняя поддержка с воли, в том числе это поддержка либо коррупционная, либо административная — через высокопоставленных земляков. У русских такой безусловной взаимовыручки нет.

— Но это все равно получается, потому что они кавказцы…

— Но механизм получения конечного результата другой! За каждым таким приговором стоит определенный механизм, проводится определенная кулуарная работа.

— Значит, русским надо стать меньшинством, чтобы начать вести себя сплоченно, как ведут себя диаспоры?

— Ну, понятно, что если начнется геноцид русского народа, то последний миллион русских будет сопротивляться крайне отчаянно и умело. Но это не то, чего мы хотим. Выхода два: либо начать вести себя как меньшинство, будучи реально большинством, либо перестроить государство таким образом, чтобы обеспечивалось не декларативное равенство, а реальное — вне зависимости от этничности. Первый вариант — это, как говорится, «С волками жить — по-волчьи выть», второй вариант — это развитие государства на европейский лад.

— Получается, что пока развитие идет по пути «диаспоризации» русского населения, конкурентоспособны в современной агрессивной социальной среде лишь сплоченные анклавы: байкеры, футбольные фанаты, казаки, некоторые профессии, вроде шахтерского братства, и тому подобное.

— Еще та же правая субкультура, она тоже…

— Ну, правая субкультура, как мне представляется, она очень рыхлая, даже по сравнению с теми же околофутбольными структурами…

— Ее рыхлят, поэтому и рыхлая, не надо забывать об этом. Я уверен: если бы против байкеров работал центр по борьбе с байкеризмом, то и они были бы «рыхлыми».

— В последнее время обсуждаются возможности изменения закона об адвокатуре. Вплоть до предложения запретить адвокатам участвовать в какой-либо общественно-политической деятельности. Как ты относишься к таким инновациям?

— Прежде всего, я хочу сказать, что с политическими адвокатами — с теми, кто работает с политическими заключенными, — с ними ведется определенная борьба. Недавно, например, были серьезные неприятности у адвоката Игоря Поповского. Поэтому я психологически готов к тому, что такого же рода неприятности могут возникнуть и у меня в любой момент. И по сравнению с фальсифицированным уголовным делом какие-либо законодательные изменения относительно адвокатского статуса кажутся не такими уж страшными. Это я к тому, что адвокаты — они люди пуганые.

Но если возвращаться к вышеназванным инициативам, то я не вижу никаких оснований запрещать адвокатам заниматься общественной, политической деятельностью, потому что многие из известных политиков были адвокатами и юристами в широком смысле слова. Право и политика — вещи взаимосвязанные. Адвокат не обладает властными полномочиями. Логичнее, чтобы судья и прокурор не занимались политической деятельностью, или полицейский, или чиновник, кроме выборных должностей. Но адвокат — почему нет?

— Как ты пришел в политику? Многие политики — юристы (или хотя бы сыновья юристов), но не многие юристы — политики…

— Поворотный момент был, когда я узнал о деле Иванниковой , это было лето 2005 года. Я узнал о нем буквально за полчаса до начала митинга в ее поддержку, прочитал и понял, что я должен что-то сделать. Я сел на троллейбус и доехал до Пушкинской площади, где попал на митинг, увидел там Белова, Крылова, и понеслось. То был переломный момент в моей жизни.

— Твои взгляды как то менялись с тех пор?

— Сначала, не скрою, в первый срок президентства Владимира Путина я его поддерживал, так как считал, что он наводит порядок в стране.

— Ну, после Ельцина многие так считали…

— Критически к Путину я стал относиться в течение его второго срока, когда увидел, что тот позитив, который он привнес, заканчивается, а развития, прогресса нет. И многие проблемы — в частности, иммиграции, межнациональных конфликтов, социального расслоения — они просто игнорируются. Сначала казалось, что это какая-то ошибка власти, которую можно исправить. Казалось, если актуализировать проблематику и власть ее увидит, то она исправит положение дел. Но потом пришло осознание того, что это не ошибка и не упущение по недосмотру, а целенаправленная политика, выбранный курс.

Ну и окончательно я разочаровался в Путине после операции «преемник». Мне казалось логичным, что будут выдвинуты два кандидата от партий власти — Иванов и Медведев. Медведев как более либеральный, Иванов как более консервативный, и общество могло бы выбрать между ними двумя. Это дало бы толчок к двухпартийной системе, может быть, даже по американскому образцу. Управляемая демократия, но не в смысле марионеточная, а в смысле стабильная, когда люди могут реально сами избирать, но из ограниченного круга вариантов. А когда Путин от этого всего отказался и пошел по пути рокировки, то я как избиратель был окончательно в такой политике Кремля разочарован.

rusverdict.com

«Русский Вердикт»

Главное меню

Навигация по статьям

Адвокаты против 282

Дмитрий Аграновский: Строго говоря, цензура — эта форма предварительной проверки текстов и в этом смысле статьи УК, наказывающее уже за совершенные действия не могут быть формой цензуры. Однако в том виде, в котором ст. 282 УК РФ существует, она, безусловно, юридически несостоятельна, так как дает огромные возможности для ее расширительного толкования или, проще говоря — для любого произвола.
Александр Васильев: Сначала давайте вспомним за что же именно наказывают по ст. 282 УК РФ: за «ДЕЙСТВИЯ, НАПРАВЛЕННЫЕ НА возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе…». А теперь попробуйте по этому шаблону переделать любую другую статью уголовного кодекса: «Действия, направленные на кражу», «Действия, направленные на убийство», «Действия, направленные на изнасилование» и т.д. Абсурд? Еще какой. Получается, что по ст. 282 наказывают не за само общественно опасное деяние (преступление), а за некие неведомые «действия» на него направленные. Что считать этими самыми «действиями» ни законами, ни разъяснениями судов не определено до сих пор. В результате статья получается совершенно «резиновой», поскольку под этими самыми пресловутыми «действиями» можно признать что угодно – и неосторожно высказанную фразу, и рисунок в школьной тетрадке, и косой взгляд в сторону каких-нибудь «привилегированных россиян». Так же данной статье изрядно добавляет «резиновости» и использованный в ней термин «социальная группа». Он так же не имеет никакого конкретного правового смысла. В результате дурость правоохранительных органов при его применении не имеет границ. Уже имеют место быть такие социальные группы как «Неверные сотрудники милиции», «Лица проводившие геноцид русского народа», «Враги белой расы» причем ко всем перечисленным российским судом запрещено возбуждать вражду и ненависть. Вот такая статья-уродец.
Матвей Цзен: Формулировка 282-ой статьи такова, что она не имеет какого-либо объективного содержания, независящего от воли правоприменителя. Это означает, что практически всё что угодно может быть признано «возбуждением ненависти или вражды» и практически всё что угодно может быть таковым не признано. Всё зависит от желания Следственного комитета, прокуратуры, центра «Э» и их карманных экспертов. Сейчас создалась ситуация, когда каждый, кто пишет или говорит на сколько-нибудь острую общественно-политическую или историческую тему, рискует «попасть под 282-ю», поэтому «да» — 282 статья является формой политической цензуры. Очевидно, что конституционный запрет на цензуру трактуется властью в узком смысле как запрет только на предварительную цензуру, а не на цензуру вообще, что, на мой взгляд, было бы более правильным.
Андрей Федорков: Недовольство наличием 282 статьи в Уголовном кодексе вызвано как её неудачной с точки зрения юридической техники диспозицией, так и порочной правоприменительной практикой, благодаря которой данная статья однозначно ассоциируется в общественном сознании с карательным инструментом подавления любой критики существующего политического режима. Юридическое несовершенство 282 статьи обусловлено, прежде всего, предельной размытостью её формулировки, позволяющей при наличии соответствующего «заказа» со стороны правоохранительных органов или влиятельных чиновников возбудить уголовное преследование в отношении любого неугодного оппонента — противника правящего класса или политического конкурента. Существующая правоприменительная практика даёт все основания для утвердительного ответа на вопрос о том, что 282 статья в современной России является механизмом осуществления политической цензуры. По сути, не будет преувеличением заявить, что 282 статья является «преемницей» печально известной 70 статьи УК РСФСР об антисоветской агитации и пропаганде, отличаясь лишь меньшими сроками наказания.
Оксана Михалкина: Соглашусь с тем, что ст. 282 УК РФ, а точнее ее применение, может рассматриваться, как форма политической цензуры.

2) МНОГИЕ НАЗЫВАЮТ 282-Ю СТАТЬЮ «ПОЛИТИЧЕСКОЙ» И ДАЖЕ СТАТЬЕЙ, ПОДАВЛЯЮЩЕЙ ИНАКОМЫСЛИЕ.
ВЫ КАК ЮРИСТ СОГЛАСНЫ С ТАКОЙ ОЦЕНКОЙ?

Дмитрий Аграновский: Разумеется. Из-за неточных и неправильных формулировок, а также определенной правоприменительной практики, не имеющей ничего общего с нормами демократического государства, эта статья в основном и применяется для подавления инакомыслия.

Александр Васильев: Конечно, 282 УК РФ — является «политической статьей» в самом чистом, эталонном виде. Защищающая непонятно что и непонятно от кого, 282-я является заветной мечтой любого диктатора. Что может быть проще — взял какое-либо высказывание неугодного режиму человека, провел в какой-нибудь шарашкиной конторе (например — Институте культурологии РАН РФ) псевдоэкспертизу и всё: дело в суд — человека в тюрягу.
Матвей Цзен: 282-ая статья подавляет не только инакомыслие, но и всякую общественно-политическую мысль вообще, поскольку таковая мысль невозможна без критического осмысления окружающей действительности, а от критики, до «возбуждения ненависти или вражды» никакой дистанции сегодня нет вообще.
Андрей Федорков: Поскольку по 282 статье преследуются прежде всего писатели, журналисты, поэты, блогеры, пользователи социальных сетей, гражданские активисты, представители оппозиционных движений за свои высказывания, статьи, книги, публичные выступления, содержание которых направлено на критику осуществляемой правящим олигархическо-чиновничьим классом политики, можно смело утверждать, что 282 заточена именно под борьбу с инакомыслием.
Оксана Михалкина: Да, я считаю, что это «политическая» статья, направленная на подавление инакомыслия, так как по своему содержанию она не соответствует ст. 29 Конституции РФ дословно:
1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.
2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.
3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.
4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.
5. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.

3) 282-Ю СТАТЬЮ НАЗЫВАЮТ «РУССКОЙ» СТАТЬЕЙ. РАЗДЕЛЯЕТЕ ЛИ ВЫ ТАКУЮ ОЦЕНКУ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ ЭТОЙ УГОЛОВНОЙ НОРМЫ?

Дмитрий Аграновский: Для меня избирательность нашей правоприменительной практики и двойные стандарты в ней совершенно очевидны. В том числе по 282-ой статье. Не бывает государства «вооще». Государство – это машина для обслуживания интересов господствующего класса, поэтому, в первую очередь репрессиям подвергаются противники этого класса, а именно – левые активисты и русские националисты, как наиболее организованные оппозиционные части общества. Руководство же этнических групп, замечу, как правило вполне вписано в правящий класс и имеет с ним общие интересы.
Александр Васильев: До недавнего времени 282 УК РФ действительно применялась исключительно к правым активистам. Впрочем, с недавних пор несдержанные на язык националисты начали заканчиваться. В результате многочисленным трутням специализирующимся на «борьбе с экстремизмом» (это и центр «Э», и ФСБшное Управление по защите конституционного строя и пр.) все труднее бороться за свой кусок финансирования из бюджета. В результате начинают появляться прецеденты возбуждения дел по 282 в отношении т.н. антифашистов и даже представителей национальных меньшинств (причем, как правило, кавказцы в эту группу «несчастливчиков» не входят) и прочих разномастных оппозиционеров. А недавно на своей шкуре начали чувствовать все прелести 282 УК РФ и оголтелые либерасты. Впрочем, эта категория граждан в силу своего природного склада ума нависшей над ними угрозы до сих пор не поняла…

Матвей Цзен: Вообще весь комплекс так называемого «антиэкстремистского» законодательства, а именно: закон «О противодействии экстремистской деятельности» и статьи 280, 282, 282.1, 282.2, 205.2 Уголовного кодекса РФ направлены, прежде всего, против русских националистов. Об этом говорят и тонкости формулировок и правоприменительная практика по этим статьям. Вызвано это, на мой взгляд тем, что русские националисты являются составной частью российского политического сообщества, а исламские боевики являются внешним фактором. «Антиэкстремистское» законодательство эффективно именно в борьбе со «своими», для противодействия же «чужим» оно абсолютно непригодно, что демонстрирует, например, ситуация в Дагестане, где террору исламских боевиков противостоят де-факто карательными рейдам. В такой ситуации следователь Следственного комитета с уголовным делом по 282-ой статье против человека с автоматом смотрится просто нелепо. А преодолевать эти двойные стандарты нужно только одним способом — отменив 282-ую статью Уголовного кодекса и упразднив закон «О противодействии экстремистской деятельности».
Андрей Федорков: Если проанализировать доступную по публикациям в СМИ статистику вынесенных российскими судами приговоров, то будет правомерно утверждать, что наиболее часто по уголовным статьям за преступления т.н «экстремистской направленности» привлекаются именно русские националисты. Об этом же свидетельствует и моя адвокатская практика. Что касается представителей «привилегированных» групп, то одной из главных причин, на мой взгляд, является наличие в руках их покровителей мощных лоббистских инструментов влияния на действия правоохранительных органах, органов законодательной и исполнительной власти, а так же на официальные электронные и печатные СМИ. Ни для кого не секрет и наличие крепкой этнической солидарности, которая ценится выше буквы закона, что позволяет уводить любое преступление подобного рода как минимум в плоскость бытового конфликта. Более того, в целом ряде случаев благодаря сложившейся порочной практике круговой поруки, коррупции, землячеств и кумовства, преступникам часто удается взваливать ответственность за произошедшее на саму жертву («Рафик, совсем невиновный был!»). Для преодоления подобных двойных стандартов необходима прежде всего политическая воля власти, независимость правоохранительных и судебных органов от любого воздействия извне, реальная реализация принципа, о котором любят очень много говорить, но для претворения которого в жизнь почти ничего не делается — равенства всех перед законом. Для практического осуществления данных мероприятий необходимо коренное преобразование российской государственной системы, а до того момента, как это произойдёт, едва ли не единственным относительно действенным способом противодействия двойным стандартам остаётся предание максимальной гласности, инициирование широкого общественного резонанса любым попыткам «привилегированных» групп уйти от предусмотренной законом ответственности за совершенные противоправные деяния.
Оксана Михалкина: Полагаю, что предвзятость и тенденциозность правоприменения по 282-ой и ей подобным статьям напрямую зависит от политической конъюнктуры. Сегодня власти выгодно привлекать по этой статье русских националистов, потом, возможно они примутся за либералов, анархистов, коммунистов и других. Как преодолеть такой предвзятый подход? Необходимо обобщить судебную практику по подобным делам, а адвокатам и юристам, работающим в таких процессах надо скооперироваться и выработать общую стратегию защиты. В основу приговоров по 282 статье и решений судов о признании материалов экстремистскими всегда положены результаты лингвистических экспертиз. Как бороться с заказными «экспертами», чьи выводы заранее предрешены, еще до прочтения исследуемого материала? У юристов нет специальных лингвистических знаний. Методики для определения того, содержит ли то или иное произведение признаки экстремизма или разжигания национальной ненависти и вражды не существует. Есть морально устаревшие Методические указания Генпрокуратуры, на которые ссылаются все такие «ручные эксперты», иногда их перевирая. Результаты же проведенных альтернативных лингвистических экспертиз, как правило, судом в расчет не принимаются. Вобщем, есть над чем подумать и юристам и правозащитникам…

4) КАКИЕ ПРИМЕРЫ НЕЛЕПОГО ИЛИ ПРЕДВЗЯТОГО ПРИМЕНЕНИЯ 282-ОЙ СТАТЬИ И ЕЕ БРАТЬЕВ-БЛИЗНЕЦОВ ВЫ МОЖЕТЕ ОТМЕТИТЬ ИЗ СВОЕЙ АДВОКАТСКОЙ ПРАКТИКИ?

Дмитрий Аграновский: Из своей практики я бы выдели ВСЕ случаи применения статьи из «семейства» 282-х, в частности все случаи применения ст.282.2 (участие в деятельности запрещенной организации) против лиц, которых государство считает участниками запрещенной Национал-Большевистской партии.
Александр Васильев: Хочу подчеркнуть, статья 282 УК РФ — это правовое зло в
чистом, концентрированном виде. Признавать какие-либо случаи ее
применения обоснованными и правильными — это фактически признавать право нынешнего правящего режима на правовой произвол и политические репрессии.
Матвей Цзен: Из текущего — дело против Константина Крылова обвиняемого в том, что он, цитирую из Постановления о привлечении в качестве обвиняемого: «…выразил языковыми средствами негативные сведения о действиях представителей отдельных рас, наций, народностей («кавказцев») в отношении другой группы лиц («русские»), что может свидетельствовать о возбуждении ненависти либо вражды и/или унижении человеческого достоинства». Речь идёт о его выступлении на митинге «Хватит кормить Кавказ!» 22 октября 2011 года. Политический характер этого дела очевиден, особенно на фоне крайнего раздражения Путина и Медведева этим митингом, которое они продемонстрировали публично. Из недавнего прошлого — дело против Нины Зенковой, владелицы небольшого книжного магазина на улице Ленина в Туле — её обвиняли по 282-ой статьей, за то, что она по просьбе оперативников, замаскировавшихся под покупателей книжного магазина, рассказала им о какой-то редкой книге и одобрительно высказалась о её содержании. А книгу эту по другому совсем делу только спустя полгода после этого случая признали экстремистской.

Андрей Федорков: Примеров нелепого, поражающего запредельным абсурдом, а уж тем более, предвзятого и ангажированного применения ст. 282 УК РФ за время её существования накопилось предостаточно. Из своей практики приведу два наиболее характерных примера.
1) Известному просветителю, бывшему советскому политзаключенному, а впоследствии видному идеологу славянского язычества Доброславу (Алексею Добровольскому) в конце 2010 года прокуратура Ленинского района г.Кирова предъявила обвинение по ч.1 ст.282 УК РФ за высказывания на проведенной в Кирове лекции по теме «Целительные силы Матери Природы», в частности он обвинялся в разжигании вражды к социальной группе «государственные служащие». Кроме того, признаки экстремизма были установлены в использовании воспроизведенной на книге Доброслава «Волхвы» репродукции картины знаменитого русского художника В.Васнецова «Князь Олег и Волхв». Согласно заключениям кировских «экспертов» Е.В.Араслановой и А.И.Безродных, которые суд положил в основу обвинительной базы: «репродукция картины русского художника В.Васнецова «Князь Олег и волхв» представляет собою «невербальное манипулятивное воздействие» и отражает стремление к «повелеванию, власти над другими людьми и направленности на борьбу», «высказывания в брошюре «Волхвы» — «лживый, гнилой, продажно-рыночный режим» относятся к государственному строю Российской Федерации», что «оценивая власть как «иудокапиталистический режим» автор явно утверждает, что власть состоит из евреев, живёт в роскоши за счёт труда простых людей, обманывая их и грабя». Это лишь малая часть того бреда, который содержался в заключениях вышеупомянутых выше «экспертов», которые Ленинский районный суд г.Кирова безоговорочно признал достоверными и допустимыми доказательствами вины А.А.Добровольского в совершении предусмотренного ст.282 УК РФ преступления.
2) Продолжающаяся история с уголовным преследованием известного в Питере общественного деятеля Юрия Беляева также по ч.1 ст.282 УК РФ, задержание которого 9 декабря 2011 года в Москве по всем признакам напоминало проведение настоящей войсковой операции. Чтобы понять очевидную, мягко говоря, странность предъявленного Беляеву обвинения приведу цитату из постановления о привлечении в качестве обвиняемого: «Беляев Ю.А. имея умысел на совершение действий, направленных на возбуждение ненависти и вражды… с использованием средств массовой информации, с целью реализации преступного умысла, не позднее 26.07.2007г.(!), находясь в принадлежащем ему автомобиле, передвигающемся на территории Кировского района Санкт-Петербурга, путем дачи интервью журналисту указанной газеты…, заранее зная о последующем опубликовании данной статьи в средствах массовой информации, в котором умышленно выражал негативные установки против целых групп людей по признакам расы, национальности, происхождения, отношения к религии-выходцев из Азии, Африки, Кавказа…». При этом на момент вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого уже истёк и срок давности уголовного преследования, сомнителен и сам факт наличия данного интервью, а уж тем более непонятно каким образом органам следствия установлено местонахождение передвигавшегося в 2007 году абстрактного автомобиля с точностью до конкретного района города. Еще более странным представляется каким удивительным образом органы следствия установили ход мыслей Беляева, который де «заранее знал о публикации данной статьи»?! Наверное, прибегли к помощи экстрасенсов с хрустальными шарами. У защиты сейчас имеются весомые основания полагать, что журналисты тогда в погоне за очередным громким «жёлтым материалом» напечатали неведомо кем сочиненное интервью-страшилку о страшных и ужасных «русских фашистах» с экстремистскими призывами, а затем с целью придания материалу скандальности и дабы избежать предусмотренного законом наказания за размещение данной публикации, решили «подписать под дело» Беляева, то есть попросту переложить всю свою ответственность на известного питерского националиста. Если вообще изначально обсуждаемый материал не был вдруг простой заказной «подставой» направленной именно против конкретного оппозиционера…
Оксана Михалкина: На данный момент процессы такого рода в моей практике еще не доведены до конца, поэтому в интересах клиентов, я пока не готова обсуждать детали этих дел.

5) КАКОВА ПРОЦЕДУРА ОТМЕНЫ 282-ОЙ СТАТЬИ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РФ И АМНИСТИИ ОСУЖДЕННЫХ ПО НЕЙ?

Дмитрий Аграновский: На моей памяти НИ РАЗУ ни одна статья из семейства 282-х не попала ни под одну амнистию, хотя она нетяжкая. Мои предложения на первоначальном этапе — это, как минимум, полная отмена по 282-м статьям такого наказания как лишение свободы. Вторым компромиссным шагом было бы переведение этой статьи из Уголовного кодекса в Кодекс об административных правонарушениях. Мой подход таков — в любом случае нельзя давать реальные сроки за СЛОВА, пока человек не перешел к конкретным действиям.
Александр Васильев: В случае со статьей 282 я сторонник самых решительных мер. 282-я должна быть вымарана из российского уголовного кодекса раз и навсегда. В результате декриминализация этого «деяния» автоматически повлечет за собой прекращение уголовного преследования по данной статье в отношении лиц как привлекаемых по ней к уголовной ответственности, так и уже осужденных (в том числе и отбывших наказание) поскольку сработает принцип обратной силы уголовного закона. В свою очередь у указанных категорий граждан возникнет законное право на реабилитацию и возмещение ущерба причиненного незаконным уголовным преследованием. В идеале же необходимо поставить вопрос о привлечении к уголовной ответственности лиц внесших данную статью в УК РФ (из тех, кто еще жив) и сотрудников правоохранительных и судебных органов активно ее применявших.
Матвей Цзен: Необходимо провести совершенно стандартную процедуру, отработанную годами. Например, с 1 января текущего года из Уголовного кодекса РФ были исключены статьи 129 («Клевета») и 130 («Оскорбление»). Соответствующие уголовные дела были прекращены, а уже осужденные освобождены от уголовного наказания.
Андрей Федорков: Отменить 282 статью Уголовного кодекса и амнистировать уже осужденных по ней можно только путём внесения в Госдуму РФ соответствующего законопроекта и его последующего утверждения обеими палатами Федерального собрания, а затем подписания Президентом РФ. Однако у меня вызывает большое сомнение, что нынешняя власть пойдёт на такую меру и откажется от столь удобного инструмента для уголовного преследования своих политических противников. По моему мнению, нужно вообще ставить вопрос более широко: если не отмене, то кардинальному пересмотру должно быть подвергнуто всё т.н. «антиэкстремистское законодательство», к которому относится и соответствующий Федеральный закон, и пакет статей УК РФ: 280, 282, 282.1, 282.2, 205.2. Более того, необходима радикальная реформа и задействованных в расследовании вышеупомянутых «преступлений» структурных подразделений правоохранительных органов. За последние годы в России сложилась целая сеть спецслужб, занимающихся настоящим политическим сыском, преследованием и осуществлением провокацией в отношении активистов оппозиционных партий, движений, гражданских протестных групп. Это, прежде всего, созданные по указу скоро уже бывшего Президента Медведева во всех субъектах РФ Центры по противодействию экстремизму (ЦПЭ). Сотрудники данного центра занимаются откровенным политическим сыском, практикуемые ими методы работы часто схожи с деятельностью печально известного охранного департамента полиции царской России, а также ГПУ-НКВД. Всем известны истории с убийством нацбола Юрия Червочкина, в прессе регулярно появляются материалы о практикуемых пытках сотрудниками нижегородского ЦПЭ, возглавляемого одиозным подполковником Трифоновым, и множество других скандальных историй применения незаконных методов ведения оперативно-розыскной деятельности. Существуют подобные службы политического сыска и в структуре ФСБ, которые занимаются вербовкой и внедрением агентов в оппозиционные организации, сбором информации, оказанием силового давления на активных противников действующей власти. Таким образом, отмена одной лишь 282 статьи при сохранении существующего в стране политического режима ничего не даст, необходимы не косметические ботексные реформы, а восстановление в полном объеме всех гражданских прав и свобод, создание независимой судебной власти и реализация прочих общеизвестных демократических мер.

Оксана Михалкина: Отменить эту статью, как призывают сегодня политики — невозможно. Можно и нужно признать ее не соответствующей Конституции РФ. Именно по тем основаниям, что ее формулировки отличаются от ст.29 Конституции РФ. В качестве обоснования можно сослаться на трактовку Первой поправки к Конституции США (о свободе слова). Относительно амнистии — этот вопрос находится в компетенции Государственной Думы. Ранее часто амнистировали лиц, впервые привлеченных к уголовной ответственности, женщин, лиц, осужденных за совершение преступлений не тяжких и средней степени тяжести, однако 282-я под амнистию пока никогда не подпадала, что как бы намекает…

Опрос проведен правозащитным центром «Русский Вердикт».

rusverdict.com

Смотрите так же:

  • Чернов игорь олегович прокурор Чернов Виталий Олегович, Сыктывкар Предположительно, Чернов Виталий Олегович является руководителем компаний, список которых вы видите ниже. Данная информация получена на основе анализа ЕГРЮЛ, может являться устаревшей и не нарушает 152-ФЗ "О персональных данных" согласно ст. 6 129-ФЗ "О Государственной регистрации […]
  • Адвокаты спб приморский район Адвокаты Приморский район - консультация юриста Услуги юристов и адвокатов Приморский район по недвижимости по наследственным делам по земельным вопросам по жилищным вопросам по семейным делам по гражданским делам по уголовным делам по ДТП по страховым спорам по миграционным делам по […]
  • По трудовым спорам в кирове Адвокаты в Кирове - консультация юриста Услуги юристов и адвокатов в Кирове по недвижимости по наследственным делам по земельным вопросам по жилищным вопросам по семейным делам по гражданским делам по уголовным делам по ДТП по страховым спорам по миграционным делам по банкротству по трудовым […]
  • Адвокат по семейным делам в ставрополе Адвокаты в Ставрополе - консультация юриста Услуги юристов и адвокатов в Ставрополе по недвижимости по наследственным делам по земельным вопросам по жилищным вопросам по семейным делам по гражданским делам по уголовным делам по ДТП по страховым спорам по миграционным делам по банкротству по […]
  • Налоги ндс в 2014 году Налоги в Эстонии в 2018-м году Уникальность эстонской налоговой системы заключается в отсутствии подоходного налога с юридических лиц. Точнее, он формально есть, но составляет 0%. Безусловно, это выгодно отличает эстонские фирмы от компаний, находящихся в других европейских юрисдикциях, и делает их по сути […]
  • Эвакуация и штраф 2018 Что делать при эвакуации автомобиля и какой за это штраф Сегодня в любом городе сплошь и рядом можно наблюдать картину, когда неправильно припаркованное ТС грузится на эвакуатор и отвозится на спецстоянку. После этого освобожденное место занимается другим автомобилем и круг повторяется. Чтобы избежать такой ситуации, […]
  • Нужна ли пневмату разрешение Что такое пневматическое оружие? Нужно ли разрешение на приобретение, ношение и хранение? ФЗ «Об оружии» (ст. 1) и соответствующие нормативные акты законодательства РФ определяют пневматическое оружие как предметы ручного вооружения. Их конструкция предусматривает поражение расположенной на определенном расстоянии […]
  • Числа правят миром проект Числа правят миром проект Действительно ли числа имеют свой тайный смысл? Можно ли обнаружить наличие чисел Фибоначчи в поэзии А.С. Пушкина? Можно ли высчитать «математический вид" ямба и хорея, используя формулы? Учебные вопросы Что представляет собой последовательность чисел Фибоначчи? Какие числа вы […]