Обзор кассационной практики верховного суда по уголовным делам

ОБЗОР КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ

ОБЗОР КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ

СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В 2005 году Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в кассационном порядке рассмотрела 4295 дел (в 2004 году — 5123 дела) в отношении 7417 лиц по жалобам и представлениям на решения республиканских, краевых, областных, окружных судов, а также судов Москвы и Санкт-Петербурга, что на 828 дел (16,2%) меньше, чем в 2004 году.

По кассационным жалобам и представлениям прокурора на приговоры и определения о прекращении дела и о применении мер медицинского характера к невменяемым рассмотрено 3249 дел в отношении 5982 человек.

Снято с рассмотрения и возвращено 110 дел.

Как и прежде, более половины рассмотренных дел составляют дела об умышленных убийствах — 68,4%;

о хищениях собственности — 12,3% (в том числе 7,6% — о разбое);

о преступлениях против общественной безопасности — 5,4%;

о преступлениях против половой неприкосновенности — 2,5%;

о преступлениях против государственной власти — 2,6% (в том числе о преступлениях против правосудия — 2,2%);

о даче и получении взятки — 2,1%;

о преступлениях против порядка управления — 0,5%.

Всего в кассационном порядке приговоры отменены (оправдательные и обвинительные) в отношении 453 лиц, изменены — в отношении 768 лиц, оставлены без изменения — в отношении 4358 лиц.

Судебная коллегия в кассационном порядке рассмотрела обвинительные приговоры в отношении 5698 человек, оправдательные — в отношении 246 человек.

Отменены обвинительные приговоры в отношении 343 человек, что составляет 6% (в 2004 году — 5,9%) от числа лиц, обжаловавших обвинительный приговор.

С направлением дел на новое судебное рассмотрение отменены в полном объеме приговоры в отношении 282 лиц, в отношении 19 лиц приговоры отменены ввиду мягкости наказания.

В отношении 18 осужденных приговоры отменены с прекращением дел по реабилитирующим основаниям и в отношении 12 лиц — по иным основаниям.

Оправдательные приговоры отменены в отношении 110 человек, что составляет 46% от оправданных лиц, приговоры в отношении которых были обжалованы в Верховный Суд РФ.

Изменены приговоры в кассационном порядке в отношении 768 человек, т.е. 12,8% от лиц, обжаловавших приговор.

Судебная коллегия рассмотрела в кассационном порядке 425 дел (в отношении 843 человек), приговоры по которым вынесены судами с участием присяжных заседателей. Отменены обвинительные приговоры в отношении 94 человек и оправдательные — в отношении 72 человек с направлением дел на новое судебное рассмотрение. Изменены приговоры в отношении 65 человек.

За отчетный период рассмотрены жалобы и представления на определения о возвращении дел прокурору в отношении 258 человек, из них в отношении 128 человек (49,6%) определения отменены.

Не отменялись в кассационном порядке приговоры 15 областных и соответствующих им судов.

Не отменялись и не изменялись в кассационном порядке приговоры Верховного Суда Республики Адыгея, Камчатского и Орловского областных судов и суда Корякского автономного округа.

Отмена приговоров с направлением дел

на новое судебное рассмотрение

В связи с нарушением требований ст. 345 УПК РФ о порядке провозглашения вердикта отменен приговор в отношении Непиняна, осужденного по п. «к» ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 167 УК РФ Ростовским областным судом с участием присяжных заседателей.

В кассационном определении Судебная коллегия указала следующее.

Согласно ст. 345 УПК РФ после подписания вопросного листа с внесенными в него ответами на поставленные вопросы присяжные заседатели возвращаются в зал судебного заседания, где старшина присяжных заседателей передает председательствующему вопросный лист с внесенными в него ответами. Найдя вердикт неясным или противоречивым, председательствующий указывает на его неясность или противоречивость коллегии присяжных заседателей и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

Таким образом, в соответствии с законом председательствующий вправе возвратить присяжных заседателей в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист лишь в случае неясности и противоречивости вердикта.

Однако эти требования закона были нарушены председательствующим по данному делу.

Как видно из протокола судебного заседания, в 11 час. 08 мин. коллегия присяжных заседателей удалилась в совещательную комнату для вынесения вердикта, а возвратилась в 14 час. 08 мин., после чего старшина присяжных заседателей передал вопросный лист председательствующему для проверки. Проверив вопросный лист, председательствующий признал вердикт противоречивым, указав на то, что два пояснительных слова, добавленных к ответу на вопрос N 8, не раскрывают значение ответа на вопрос. При этом председательствующий предложил присяжным заседателям вернуться в совещательную комнату с целью устранения данного противоречия.

Каких-либо других замечаний и предложений присяжным заседателям председательствующий не делал.

Между тем из ответа на вопрос N 8 видно, что присяжные заседатели признали доказанным факт сожжения автомобиля, не согласившись лишь с его стоимостью, что никоим образом не делало вердикт противоречивым или неясным, поэтому у председательствующего не было законных оснований возвращать присяжных в совещательную комнату с целью внесения уточнений в вопросный лист, однако председательствующий в нарушение требований ст. 345 УПК РФ сделал это.

Во исполнение указания председательствующего присяжные заседатели возвратились в совещательную комнату и исправили ответ на вопрос N 8, зачеркнув в нем слова «факт сожжения, за исключением стоимости автомобиля», о чем старшиной присяжных заседателей на оборотной стороне вопросного листа была сделана отметка о том, что изменения в вопрос N 8 внесены в совещательной комнате.

Кроме того, как видно из вердикта, присяжные заседатели внесли в него и другие изменения, на необходимость внесения которых, согласно протоколу судебного заседания, председательствующий их внимание не обращал.

Так, в вопросном листе ими были зачеркнуты первоначальные ответы на вопросы N N 2, 3 и др., согласно которым Непинян был признан виновным в убийстве Антонова и Манасяна. Вместо зачеркнутых ответов даны предположительные ответы, устанавливающие виновность осужденного в этом преступлении.

Об этих исправлениях также имеется отметка старшины присяжных заседателей на оборотной стороне вопросного листа, которая сделана после отметки об исправлениях в ответе на вопрос N 8.

Однако при каких обстоятельствах присяжные заседатели изменили свое мнение относительно доказанности вины Непиняна в убийстве и внесли изменения в ответы на вопросы N N 2, 3, 4, 5, 6, 7 из материалов дела не видно.

С учетом указанных обстоятельств Судебная коллегия признала приговор незаконным и направила дело на новое судебное рассмотрение.

Судебной коллегией по уголовным делам отменен приговор Верховного Суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей в отношении Мухтарова.

В определении Коллегия указала, что особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей определяются ст. 335 УПК РФ.

В присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ. Согласно требованиям закона недопустимо исследовать с участием присяжных заседателей вопросы, способные вызвать предубеждение присяжных заседателей в отношении подсудимого и других участников процесса.

Как видно из протокола судебного заседания, в начале судебного следствия в ходе допросов потерпевших, в частности Абдулаева, Гихаловой, Ахмедова, государственный обвинитель по делу выяснял вопросы об их участии в судебных заседаниях при рассмотрении уголовных дел в отношении ранее осужденных по этому же делу Мезенцева, Исмаилова, Севостьянова, Мантагова и других, о показаниях, которые давали эти осужденные, хотя на тот момент они не были допрошены судом по делу в отношении Мухтарова. Государственный обвинитель указал, что у стороны обвинения имеются опасения, что Мезенцев и Исмаилов, будучи допрошенными в настоящем деле в качестве свидетелей, могут изменить свои показания.

Такие утверждения государственного обвинителя в присутствии присяжных заседателей могли оказать определенное влияние на оценку присяжными заседателями достоверности показаний названных свидетелей в судебном заседании.

В соответствии со ст. 17 УПК РФ никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Председательствующий по делу не только не остановил государственного обвинителя, но и продублировал мнение стороны обвинения, отклонив возражения защиты и указав, что эти вопросы «задаются для установления, какие именно показания давали ранее в суде другие лица, поскольку имеются опасения, что эти лица, будучи допрошенными в настоящем деле в качестве свидетелей, могут изменить свои показания».

После этого государственный обвинитель продолжал выяснять у потерпевших интересующие его вопросы.

Согласно ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд в порядке, определенном указанным законом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Приговор по другому делу в отношении ранее осужденного соучастника (соучастников) подсудимого по рассматриваемому делу в силу ст. 74 УПК РФ доказательством не является, поэтому не может использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

В соответствии со ст. 90 УПК РФ такой приговор не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Однако в ходе разбирательства уголовного дела в отношении Мухтарова государственный обвинитель в присутствии присяжных заседателей огласил приговор от 21 февраля 2001 г. в отношении Мантагова, Абдурашидова, Абдулмаджидовой и Магомедова, а также вводную и описательно-мотивировочную части приговора от 10 апреля 2000 г. в отношении Муртузалиева, Исмаилова, Севостьянова, Голодка, Мезенцева и Алиева.

В судебном заседании подсудимый Мухтаров утверждал, что ранее осужденные по его делу лица в отношении его давали ложные показания.

Вопреки требованиям ч. 3 ст. 336 УПК РФ в прениях до постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, сторона обвинения ссылалась на указанные выше приговоры, в частности на то, что «правдивость показаний Мезенцева, Исмаилова, Муртузалиева и Абдурашидова признана уже вступившими в законную силу приговорами, по которым они были осуждены. В этих приговорах в соответствии с действующим законодательством фамилия Мухтарова не называлась. Он проходит по этим приговорам как лицо, объявленное в розыск. Мухтаров в течение 6 лет скрывался от органов правосудия»; «показания Абдурашидова и Мантагова признаны достоверными вступившим в законную силу приговором, по которому они осуждены, . и соответствующими фактическим обстоятельствам совершенных преступлений, они положены в основу обвинительного приговора от 21 февраля 2001 г.».

Председательствующий по делу при оглашении стороной обвинения названных приговоров не остановил государственного обвинителя, не прервал его выступление в судебных прениях при обосновании позиции путем ссылок на данные приговоры, как предусмотрено ст. 336 УПК РФ, на этих стадиях процесса и в своем напутственном слове не разъяснил присяжным заседателям, что названные обстоятельства не должны учитываться ими при вынесении вердикта.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия согласилась с доводами защиты о том, что со стороны обвинения имело место незаконное воздействие на присяжных заседателей, которое могло повлиять на их объективность, беспристрастность, на их ответы на поставленные в вопросном листе вопросы, а в дальнейшем — и на постановление законного, обоснованного, справедливого приговора.

Отмена судебных решений с прекращением дел

Судебная коллегия отменила приговор Новгородского областного суда в части осуждения Гамбаряна по ч. 1 ст. 139 УК РФ и уголовное дело прекратила на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования, указав в определении, что срок давности по преступлениям небольшой тяжести, каковым является преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 139 УК РФ, равен двум годам.

Гамбарян на момент совершения им 13 января 2004 г. преступления, за которое он осужден, являлся несовершеннолетним.

В соответствии с положениями ст. 94 УК РФ сроки давности при освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности сокращаются наполовину.

Таким образом, срок давности уголовного преследования со дня совершения Гамбаряном преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 139 УК РФ, равен одному году и к моменту рассмотрения дела судом истек, в связи с чем приговор в этой части отменен.

По приговору Оренбургского областного суда Рыбинский и Марковский осуждены по ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Судебная коллегия отменила приговор, уголовное дело прекратила на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления и указала в определении следующее.

Рыбинский, являясь инспектором службы отдельного взвода дорожно-патрульной службы (ДПС), а Марковский — старшим инспектором ДПС ГИБДД Новотроицкого ГОВД, т.е. должностными лицами, признаны виновными в злоупотреблении должностными полномочиями, использовании своих служебных полномочий вопреки интересам службы из корыстной заинтересованности, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов государства.

По смыслу закона уголовная ответственность по ч. 1 ст. 285 УК РФ за злоупотребление должностными полномочиями наступает в случае, если это деяние повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Как видно из приговора, по ч. 1 ст. 285 УК РФ суд квалифицировал факты ненаправления потерпевшего Ионова на освидетельствование и изъятия у него водительского удостоверения.

Вывод о том, что указанными действиями осужденных было допущено существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, судом не мотивирован.

Отмена судебных решений в связи с нарушением

норм уголовного и уголовно-процессуального

закона органами предварительного расследования

Нарушение требований ст. 448 УПК РФ повлекло отмену заключения коллегии из трех судей Тверского областного суда о наличии признаков преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 116 УК РФ, в действиях депутата Законодательного Собрания Тверской области С., и материалы направлены на новое судебное разбирательство.

Из указанного Закона следует, что с представлением о даче заключения о наличии признаков преступления в действиях депутата законодательного органа государственной власти субъекта Российской Федерации может войти в коллегию судей только прокурор субъекта Российской Федерации.

Поскольку представление прокурора основано на материалах проверки, то и проверка в отношении такого лица должна проводиться только по поручению прокурора субъекта Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что проверка в отношении депутата Законодательного Собрания Тверской области С. вопреки нормам ст. ст. 447, 448 УПК РФ была проведена прокурором Весьегонского района Тверской области на основании его же рапорта.

В соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 116 УК РФ, считаются делами частного обвинения, которые возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ (в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащим ему правом).

Из приобщенных к представлению прокурора материалов следует, что проверка в отношении депутата С. в порядке требований ст. ст. 144, 145 УПК РФ была начата не по заявлению потерпевшего, а на основании рапорта прокурора Весьегонского района (рапорт никому не адресован).

Из этого рапорта усматривается, что 7 апреля 2005 г. прокурор провел «беседу» с Боярченковым, во время которой последний сообщил о причинении ему 20 марта 2005 г. телесных повреждений депутатом С., и пришел к выводу о необходимости проведения проверки в целях выяснения вопроса о наличии в действиях С. состава преступления.

Боярченков написал объяснение, в котором он указал, что возбуждать уголовное дело в отношении С. не желает.

Несмотря на это, проверка в отношении депутата С. продолжалась. Боярченков был направлен на судебно-медицинское освидетельствование, прокуратура получила заключение судебно-медицинского эксперта о его освидетельствовании либо 20 марта, либо 8 апреля 2005 г., так как даты исправлены, обе читаются, а исправления не оговорены.

Таким образом, прокуратура Весьегонского района Тверской области нарушила требования ч. 2 ст. 20 УПК РФ: при отсутствии заявления Боярченкова и вопреки его желанию, не выполнив требования ст. ст. 447, 448 УПК РФ и выйдя за пределы своей компетенции, в апреле 2005 г. провела проверку в порядке ст. ст. 144, 145 УПК РФ в отношении депутата Законодательного Собрания Тверской области С.

Аналогичная ошибка была устранена Судебной коллегией по уголовному делу в отношении С., осужденной Самарским областным судом по ст. 300 и ч. 2 ст. 303 УК РФ.

Как отметила Судебная коллегия, отменяя приговор, из материалов уголовного дела видно, что С., являясь следователем отдела внутренних дел Сергиевского района Самарской области, фальсифицировала доказательства по уголовному делу и незаконно освободила от уголовной ответственности подозреваемого в совершении преступления.

В соответствии с требованиями п. 7 ч. 1 ст. 447, п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ в отношении следователя установлен особый порядок производства по уголовным делам, решение о возбуждении уголовного дела в отношении его принимается прокурором на основании заключения судьи районного суда по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления.

Эти требования закона органами предварительного следствия не соблюдены.

Выдача лица, находящегося на территории Российской Федерации.

Постановлением заместителя Генерального прокурора РФ от 30 марта 2005 г. Кравцов подлежал выдаче правоохранительным органам Республики Узбекистан для уголовного преследования за деяния, которые являются уголовно наказуемыми и квалифицируются по ст. 159 УК РФ.

Определением Санкт-Петербургского городского суда жалоба Кравцова на постановление заместителя Генерального прокурора оставлена без удовлетворения.

Судебная коллегия отменила определение городского суда и указала в своем определении следующее.

В соответствии с ч. 1 ст. 462 УПК РФ выдача лица иностранному государству для уголовного преследования может быть произведена за деяния, которые являются уголовно наказуемыми по уголовному закону Российской Федерации и законам иностранного государства, направившего запрос о выдаче лица.

Поэтому в запросе иностранного государства должен быть точно указан уголовный закон этого государства, а в постановлении Генеральной прокуратуры РФ о выдаче должен быть точно указан закон Российской Федерации, которому соответствует уголовный закон иностранного государства.

В нарушение названных требований уголовно-процессуального закона в постановлении заместителя Генерального прокурора РФ о выдаче Кравцова правоохранительным органам Республики Узбекистан для уголовного преследования записано, что в Российской Федерации совершенное Кравцовым деяние квалифицируется по ст. 159 УК РФ, при этом не указано, по какой части этого уголовного закона.

Между тем данная статья состоит из четырех частей, санкции которых предусматривают наказание в виде лишения свободы до 2, 5, 6 и 10 лет.

Отсутствие в постановлении точной нормы уголовного закона не позволяет проверить не только его соответствие уголовному закону иностранного государства, но и сроки давности уголовного преследования, предусмотренные ст. 78 УК РФ, хотя согласно п. 4 ч. 1 ст. 464 УПК РФ истечение сроков давности уголовного преследования является основанием для отказа в выдаче лица.

Многочисленные нарушения уголовно-процессуального закона на предварительном следствии, а также невыполнение требований ч. 5 ст. 237 УПК РФ, запрещающей собирать доказательства по истечении процессуальных сроков, установленных ч. 2 этой же статьи, повлекли отмену Судебной коллегией приговора Кемеровского областного суда и направление дела на новое судебное разбирательство.

В определении Коллегия указала, что, как следует из материалов дела, предварительное следствие производила следователь прокуратуры. По ходатайству государственного обвинителя 23 октября 2003 г. она была допрошена в судебном заседании в качестве свидетеля по этому делу. 24 октября 2003 г. в отношении П., К. и Ф. был постановлен обвинительный приговор.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 апреля 2004 г. приговор отменен, а дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд со стадии предварительного слушания. Основанием отмены приговора явилось нарушение права К. и П. на защиту в стадии предварительного следствия: осуществление их защиты одним и тем же адвокатом при наличии противоречий их интересов, в том числе предъявление обвинения К. и П. с его участием и ознакомление с материалами дела по окончании предварительного следствия с тем же адвокатом.

Постановлением судьи от 18 июня 2004 г. по результатам предварительного слушания удовлетворено ходатайство прокурора: дело в отношении К. и П. возвращено прокурору Кемеровской области для устранения препятствий его рассмотрения судом в связи с нарушением права обвиняемых на защиту.

Данное дело было передано этому же следователю для принятия к производству и устранения недостатков. 13 июля 2004 г. следователь приняла дело к производству и приступила к расследованию. 14 июля 2004 г. ею вынесены постановления о привлечении К. и П. в качестве обвиняемых, проведены их допросы, выполнены требования ст. ст. 215 — 218 УПК РФ, и 16 июля 2004 г. ею же было составлено обвинительное заключение, которое 19 июля 2004 г. утверждено прокурором. В судебном заседании 7 сентября 2004 г. старший следователь прокуратуры вновь была допрошена в качестве свидетеля по делу.

Судебная коллегия отметила, что согласно п. 1 ч. 1 ст. 61 УПК РФ следователь не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он является свидетелем по данному уголовному делу.

Поскольку в судебном заседании 23 октября 2003 г. следователь допрошена в качестве свидетеля по данному делу, она стала свидетелем (как в приговоре от 23 октября 2003 г., так и в приговоре от 8 сентября 2004 г. суд сослался на ее показания) и не вправе была проводить следствие после направления судьей дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, вследствие чего все произведенные ею процессуальные действия в период с 14 по 16 июля 2004 г. юридического значения не имеют.

Кроме того, Судебная коллегия установила, что по делу допущены и другие нарушения норм уголовно-процессуального законодательства.

При таких данных приговор, постановленный по материалам дела, расследованного с указанными нарушениями уголовно-процессуального законодательства, отменен как незаконный.

Нарушения по делам, связанным с уголовной

Давыдова, Козлов и Соколов осуждены Ивановским областным судом с участием присяжных заседателей. Постановлено взыскать с них солидарно в пользу Гальцевой 14 тыс. рублей в возмещение материального ущерба; в пользу учреждения «Ивановский главпочтамт» — солидарно с Козлова и Давыдовой 1374 руб. в возмещение материального ущерба; в пользу Куприной — с каждого осужденного по 20 тыс. рублей компенсации морального вреда; солидарно с Козлова, Давыдовой и Соколова в пользу Куприной — 8600 руб. в возмещение расходов на погребение сына и поминальный обед.

Судебная коллегия согласилась с доводами кассационного представления о неправильном разрешении судом гражданского иска, приговор в этой части отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства и в определении указала, что в соответствии со ст. 1074 ГК РФ в случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями или попечителями.

Как видно из материалов дела, Козлов и Соколов являются несовершеннолетними, каких-либо доходов, а также имущества для возмещения вреда не имеют, в связи с чем решение суда о взыскании с осужденных морального вреда и материального ущерба не основано на законе.

Судебная коллегия изменила приговор в отношении Синельникова, 1988 года рождения, осужденного Московским городским судом с участием присяжных заседателей по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к семи годам лишения свободы, по ч. 4 ст. 111 УК РФ — к шести годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ — к восьми годам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

В определении Судебная коллегия указала, что Синельников, задержанный за совершение убийства Алиева, добровольно сообщил правоохранительным органам о совершении 6 января 2005 г. еще одного преступления в отношении не установленного следствием лица, о чем в деле имеется отдельное заявление, которое соответствующим образом оформлено и зарегистрировано в Мещанской межрайонной прокуратуре г. Москвы. На основании этого заявления произведено расследование и осужденный был привлечен к уголовной ответственности. Данное заявление должно рассматриваться в соответствии с требованиями ст. 142 УПК РФ как явка с повинной, однако это обстоятельство не признано судом в качестве смягчающего наказание, хотя как доказательство оно было предметом исследования в судебном заседании.

С учетом изложенного назначенное судом наказание Синельникову по ч. 4 ст. 111 УК РФ смягчено до пяти лет шести месяцев лишения свободы и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено семь лет шесть месяцев лишения свободы.

studfiles.net

Обзор кассационной практики судебной коллегии по уголовным


позиция государственного обвинителя в суде, которую он высказал

при обсуждении в порядке ст. 347 УПК РФ последствий вердикта

присяжных заседателей и предложил квалифицировать действия Г.

только по ч. 5 ст. 33, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, исключив п. «е»

ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как умыслом Г. не охватывался общеопасный

В соответствии с ч. 8 ст. 246 УПК РФ государственный

обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для

постановления приговора может изменить обвинение в сторону

смягчения путем: 1) исключения из юридической квалификации деяния

признаков преступления, отягчающих наказание; 2) исключения из

обвинения ссылки на какую-либо норму Уголовного кодекса РФ, если

деяние подсудимого предусматривается другой нормой Уголовного

кодекса РФ, нарушение которой вменялось ему в обвинительном

заключении или обвинительном акте; 3) переквалификации деяния в

соответствии с нормой Уголовного кодекса РФ, предусматривающей

более мягкое наказание.

Исходя из принципа состязательности сторон и правил ст.ст. 37

и 246 УПК РФ, предусматривающих возможность изменения обвинения в

сторону смягчения на любом этапе разбирательства дела судом

присяжных, суд первой инстанции должен был принять во внимание,

что обвинение Г. по факту причинения смерти В. поддерживалось

государственным обвинителем в суде по ч. 5 ст. 33, п. «ж» ч. 2

ст. 105 УК РФ, и именно это обстоятельство устанавливало пределы

обвинения для подсудимого.

При указанных обстоятельствах действия Г. следовало

квалифицировать по ч. 5 ст. 33, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ как

пособничество в убийстве группой лиц по предварительному сговору.

В связи с этим Судебная коллегия изменила приговор, исключила

из него осуждение Г. по ч. 5 ст. 33, п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ,

снизила срок наказания Г. по ч. 5 ст. 33, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК

РФ и назначила более мягкое наказание по совокупности совершенных

преступлений (определение N 56-О10-27СП).

2.2. Особенности производства в суде

с участием присяжных заседателей

2.2.1. В соответствии с ч. 3 ст. 328 УПК РФ при формировании

коллегии присяжных заседателей кандидаты в присяжные заседатели

обязаны правдиво отвечать на задаваемые им председательствующим

вопросы, а также представить необходимую информацию о себе и об

отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства.

В рассмотрении уголовного дела в отношении Ц., осужденного

1 февраля 2010 г. Верховным судом Республики Алтай с участием

присяжных заседателей по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ и оправданного

по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ, участвовала присяжный заседатель Е.,

которая скрыла важные сведения, касающиеся ее личности: ранее,

27 января 2006 г., Е. была осуждена Горно-Алтайским городским судом

Республики Алтай по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 238 УК РФ к шести месяцам

лишения свободы на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным

сроком шесть месяцев. Уголовное дело в отношении Е. расследовал в

полном объеме один следователь — Л., который, в частности, принимал

от нее заявление о явке с повинной, разъяснял право на защиту,

предъявлял обвинение, допрашивал в качестве подозреваемой и

обвиняемой. Этот же следователь принимал участие в расследовании

уголовного дела в отношении Ц. При этом у кандидатов в присяжные

заседатели при формировании коллегии выяснялось, есть ли среди них

лица, лично знакомые со следователем Л. Однако Е., лично знакомая

со следователем Л., скрыла это обстоятельство, не ответила правдиво

на поставленный вопрос при формировании коллегии присяжных

заседателей, лишив участников процесса, в том числе сторону

обвинения, возможности заявить ей отвод по основаниям,

предусмотренным ст. 61 УПК РФ, и немотивированный отвод на

основании ст. 328 УПК РФ.

Судебная коллегия отменила приговор и направила уголовное

дело на новое судебное разбирательство (определение N 52-О10-8СП).

В рассмотрении уголовного дела в отношении К., оправданного

25 августа 2009 г. Ростовским областным судом с участием присяжных

заседателей по пп. «а», «к» ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 222 УК РФ,

участвовал присяжный заседатель А., который при отборе кандидатов

в присяжные заседатели, отвечая на вопрос государственного

обвинителя, есть ли среди кандидатов в присяжные заседатели лица,

ранее привлекавшиеся к уголовной ответственности, скрыл информацию

о том, что был осужден 7 октября 2002 г. по п. «б» ч. 3 ст. 159,

ч. 2 ст. 327 УК РФ к пяти годам лишения свободы условно с

испытательным сроком три года.

Таким образом, сторона обвинения была лишена возможности

воспользоваться правом на мотивированный и немотивированный отвод

кандидата в присяжные заседатели, чем существенно ущемлены условия

формирования законного состава суда.

Судебная коллегия отменила приговор и направила уголовное дело

на новое судебное разбирательство (определение N 41-О09-94СП).

2.2.2. В соответствии с чч. 6, 7 ст. 335 УПК РФ с участием

присяжных заседателей не рассматриваются вопросы о недопустимости

По приговору Хабаровского краевого суда с участием присяжных

заседателей от 12 октября 2009 г. Ф. оправдан в совершении

преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п. «з»

ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В соответствии с ч. 7 ст. 335 УПК РФ в ходе судебного

следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат

исследованию только те фактические обстоятельства, доказанность

которых устанавливается присяжными в соответствии с их

Согласно чч. 6, 7 ст. 335 УПК РФ с участием присяжных

заседателей не исследуются способы собирания доказательств, не

рассматриваются вопросы о допустимости доказательств, вопросы

тактики расследования, данные, характеризующие личность

По смыслу закона материалы уголовного дела, относящиеся к

оперативно-розыскным, могут исследоваться в присутствии присяжных

заседателей также только в части, относящейся к фактическим

По данному делу перечисленные требования закона не были

Так, председательствующим судьей удовлетворялись ходатайства

стороны обвинения и стороны защиты, в результате которых в

присутствии присяжных заседателей исследовались способы собирания

доказательств, рассматривались вопросы о допустимости

доказательств, вопросы тактики расследования.

В ходе допроса свидетеля А., являвшегося понятым при

проведении оперативно-розыскного мероприятия (ОРМ) «оперативный

эксперимент», сторонами выяснялся вопрос, присутствовал ли он при

личном досмотре участника ОРМ, вручении свидетелю Б. видеокамеры

скрытого ношения, изъятии скрыто носимой камеры (1 и 2 июля

2008 г.), при зарядке диктофона 2 июля 2008 г., вручении диктофона

и его изъятии в этот же день.

В присутствии присяжных заседателей также исследовались

материалы оперативно-розыскного мероприятия. Эти материалы

представлялись для обозрения свидетелю А. для идентификации его

подписи. В связи с заявлением А. о том, что подписи в указанных

документах ему не принадлежат, по просьбе присяжных заседателей

эти материалы представлялись им для обозрения.

Помимо этого по ходатайству государственного обвинителя

присяжным заседателям представлялся для обозрения оглашенный ранее

протокол допроса свидетеля А. на предварительном следствии (в

котором он подтверждал свое участие в перечисленных мероприятиях)

для сравнения присяжными заседателями во всех этих документах

Таким образом, в данном случае помимо процедуры расследования

в присутствии присяжных заседателей исследовался вопрос о

допустимости перечисленных доказательств.

То обстоятельство, что сторонами не заявлялось ходатайств о

признании доказательств недопустимыми, не освобождало

председательствующего судью от возложенной на него законом

обязанности по проверке в отсутствие присяжных заседателей всех

представляемых присяжным заседателям доказательств с точки зрения

Показания свидетеля А. и материалы оперативно-розыскной

деятельности, вопрос об их допустимости анализировались стороной

защиты в прениях, указанные обстоятельства напоминались присяжным

заседателям в напутственном слове.

С учетом позиции защиты об оговоре Ф. потерпевшим и

свидетелями обвинения, в том числе Б., бывшим сотрудником милиции

(участником оперативно-розыскного мероприятия «оперативный

эксперимент»), Судебная коллегия пришла к выводу о том, что

обсуждение в присутствии присяжных заседателей вопросов,

касающихся процедуры предварительного следствия, допустимости

доказательств обвинения, в результате чего была поставлена под

сомнение допустимость этих доказательств, а следовательно, и

законность действий лиц, производивших расследование данного

уголовного дела, безусловно, повлияло на содержание ответов

присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

Признав перечисленные нарушения уголовно-процессуального

закона существенными, Судебная коллегия отменила приговор и

направила уголовное дело на новое судебное разбирательство

(определение N 58-О09-91СП).

2.2.3. В соответствии с ч. 2 ст. 345 УПК РФ противоречия в

вердикте присяжных заседателей препятствуют постановлению

По приговору Тюменского областного суда с участием присяжных

заседателей от 20 ноября 2009 г. Ж. осужден по ч. 5 ст. 33, п. «з»

ч. 2 ст. 105 УК РФ, Г. оправдан по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Однако Судебная коллегия установила, что согласно вопросному

листу при ответе на вопрос N 2 о совершении Г. действий, связанных

с убийством потерпевшего, захоронением с участием подсудимого Ж.

трупа и завладением денежными средствами и автомобилем, присяжные

заседатели ответили отрицательно. В то же время на вопрос N 5 о

совершении Ж. указанных действий совместно с подсудимым Г.

присяжные заседатели ответили утвердительно.

Таким образом, вердикт присяжных заседателей является

Согласно ч. 2 ст. 345 УПК РФ, найдя вердикт неясным или

противоречивым, председательствующий указывает на его неясность

или противоречивость и предлагает коллегии присяжных заседателей

возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в

Это требование закона председательствующим не было выполнено,

в результате чего приговор был постановлен на основании

противоречивого вердикта об обстоятельствах совершения

В связи с этим Судебная коллегия, удовлетворив кассационную

жалобу потерпевшей и кассационное представление государственного

обвинителя, отменила приговор в отношении Г. и Ж. и направила

уголовное дело на новое судебное разбирательство (определение

2.2.4. Согласно ч. 3 ст. 348 УПК РФ председательствующий

квалифицирует содеянное подсудимым в соответствии с обвинительным

вердиктом, а также установленными судом обстоятельствами, не

подлежащими установлению присяжными заседателями и требующими

собственно юридической оценки.

По приговору Верховного суда Республики Мордовия с участием

присяжных заседателей от 19 октября 2009 г. осуждены: Н. по ч. 2

ст. 330, ч. 3 ст. 33, п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ, Р. по ч. 5 ст. 33,

п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ, П. и Ч. по п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ.

Как установила Судебная коллегия, органами предварительного

следствия Н., П., Р. и Ч. обвинялись в том, что, являясь членами

преступного сообщества, совершили вымогательство имущества у

потерпевшей Ф. При этом Н. организовал данное преступление, Р.

поручил выполнение вымогательства П. и Ч., которые непосредственно

и совершили преступление.

Присяжные заседатели пришли к выводу о виновности осужденных

в вымогательстве имущества у потерпевшей Ф., однако признали

недоказанным совершение ими данного преступления в составе

Ссылаясь на вердикт присяжных заседателей, суд квалифицировал

действия П. и Ч. по факту вымогательства имущества у потерпевшей

Ф. по п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ как вымогательство, совершенное

группой лиц по предварительному сговору. Действия Н.

квалифицированы по ч. 3 ст. 33 и п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ как

организация данного преступления, а действия Р. — по ч. 5 ст. 33,

п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ как пособничество в этом преступлении.

Однако данная судом квалификация действий осужденных не

соответствует вердикту коллегии присяжных заседателей.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей Н.,

П., Р. и Ч. признаны виновными в совершении вымогательства

имущества потерпевшей Ф. группой лиц.

При этом присяжные заседатели не признали, что осужденные

«. действовали . по заранее разработанному для группы плану».

Таким образом, из вердикта присяжных заседателей следует, что

они признали совершение данного преступления группой лиц, исключив

обстоятельства, свидетельствующие о его совершении по

В связи с этим Судебная коллегия изменила приговор и

переквалифицировала действия П. и Ч. на ч. 1 ст. 163 УК РФ,

действия Н. на ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 163 УК РФ, действия Р. на ч. 5

ст. 33, ч. 1 ст. 163 УК РФ (определение N 15-О10-7СП).

2.3. Особенности производства по уголовным делам

в отношении несовершеннолетних

Несоблюдение требований ст. 425 УПК РФ повлекло отмену

приговора и направление уголовного дела на новое судебное

По приговору Сахалинского областного суда с участием

присяжных заседателей от 16 декабря 2009 г. Г., У. и К. осуждены

за убийство двух лиц, совершенное группой лиц, из хулиганских

побуждений. Кроме того, К. осужден за кражу и покушение на кражу,

совершенные группой лиц по предварительному сговору, с незаконным

проникновением в помещение, хранилище.

В соответствии с ч. 3 ст. 425 УПК РФ в допросе

несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего

возраста 16 лет либо достигшего этого возраста, но страдающего

психическим расстройством или отстающего в психическом развитии,

участие педагога или психолога обязательно.

Согласно ч. 6 ст. 425 УПК РФ установленный ч. 3 данной статьи

порядок распространяется и на проведение допроса

Однако в нарушение этих требований закона допрос подсудимого

К., 9 февраля 1994 года рождения, не достигшего на момент

рассмотрения дела судом первой инстанции шестнадцатилетнего

возраста, был проведен без участия педагога либо психолога.

Признавая приговор незаконным, Судебная коллегия в своем

определении указала, что показания подсудимых в судебном заседании

являются доказательствами, подлежащими оценке коллегией присяжных

заседателей в совокупности с другими доказательствами. Таким

образом, поскольку допрос несовершеннолетнего подсудимого К. был

произведен в судебном заседании с участием присяжных заседателей с

нарушением установленных уголовно-процессуальным законом

требований, и его показания, полученные с нарушением

уголовно-процессуального закона, в судебном заседании были

представлены коллегии присяжных заседателей в качестве

доказательства, имеются основания для отмены приговора.

Судебная коллегия отменила приговор и направила уголовное

дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом со

стадии судебного разбирательства (определение N 64-О10-5СП).

2.4. Порядок кассационного обжалования

Постановление суда, которым отказано в удовлетворении

заявленного в процессе судебного разбирательства ходатайства

адвоката о назначении судебно-психиатрической экспертизы

подсудимому, подлежит обжалованию вместе с приговором по данному

В ходе судебного разбирательства по делу адвокат в защиту Г.

заявил ходатайство, поддержанное подсудимым, о проведении в

отношении Г. амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы,

сославшись на то, что в связи с перенесенными ранее

черепно-мозговыми травмами в период пребывания под стражей

ухудшилось его психическое состояние.

Постановлением Воронежского областного суда от 2 ноября

2009 г. в удовлетворении этого ходатайства отказано.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ,

рассмотрев материалы судебного производства и кассационную жалобу

Г., прекратила кассационное производство по следующим основаниям.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство, в том

числе ст.ст. 17, 355 УПК РФ, а также ст. 256 УПК РФ, не

предусматривает возможности самостоятельного обжалования вынесенных

в ходе судебного разбирательства постановлений суда об отказе в

удовлетворении ходатайств сторон (определение N 14-О09-62).

2.5. Производство по рассмотрению и разрешению

вопросов, связанных с исполнением приговора

2.5.1. В соответствии с чч. 3, 4 ст. 399 УПК РФ решение об

участии осужденного в судебном заседании при рассмотрении

вопросов, связанных с исполнением приговора, принимает суд.

Осужденный может осуществлять свои права с помощью защитника.

Постановлением Хабаровского краевого суда от 26 апреля 2005 г.

разрешен вопрос об исполнении приговора при наличии другого

неисполненного приговора. Постановлено осужденному У. к наказанию,

назначенному по последнему приговору, присоединить неотбытое по

предыдущему приговору наказание.

Обжалуя данное постановление, осужденный У. ссылался на

неправильное применение к нему уголовного закона. Полагал, что

приговоры должны были исполняться самостоятельно, так как по ним

назначены разные виды наказания — исправительные работы и лишение

свободы. Указывал на нарушения своего права на защиту,

выразившиеся в неизвещении его о рассмотрении данного вопроса и

рассмотрении материала в его отсутствие.

Судебная коллегия согласилась с доводами осужденного У. о

незаконности постановления по следующим основаниям.

По смыслу положений ст.ст. 47, 399 УПК РФ осужденный вправе

участвовать в судебном заседании суда, решающего вопрос об

исполнении приговора при наличии других неисполненных приговоров,

если это не решено в последнем по времени приговоре в соответствии

При таких обстоятельствах с учетом того, что осужденный У. не

извещался судом о предстоящем рассмотрении указанного вопроса, ему

не разъяснялось право воспользоваться услугами защитника, и сам

защитник также не был извещен судом о судебном заседании, следует

признать, что по делу допущено нарушение прав участников процесса,

которое могло повлиять на постановление законного и обоснованного

В связи с этим Судебная коллегия отменила постановление и

направила материал на новое судебное рассмотрение в тот же суд в

ином составе суда (определение N 58-О10-21).

2.5.2. В соответствии с ч. 7 ст. 399 УПК РФ вопросы,

связанные с исполнением приговора, разрешаются в судебном

По приговору Ставропольского краевого суда с участием

присяжных заседателей от 14 апреля 2003 г. Н. оправдан по

обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 297,

ст. 319 УК РФ, в связи с неустановлением события преступлений.

За Н. признано право на реабилитацию с разъяснением права на

возмещение имущественного и морального вреда в порядке

гражданского судопроизводства в течение сроков исковой давности.

5 марта 2009 г. Н. подал заявление в Ставропольский краевой

суд о возмещении имущественного вреда в сумме 366 руб. в порядке

Постановлением Ставропольского краевого суда от 22 июля

2009 г. Н. отказано в возмещении имущественного вреда в порядке

ст. 135 УПК РФ за истечением срока исковой давности.

В соответствии с ч. 5 ст. 135 УПК РФ требование о возмещении

имущественного вреда разрешается судьей в порядке, установленном

ст. 399 УПК РФ для разрешения вопросов, связанных с исполнением

приговора, то есть в судебном заседании.

Однако Судебная коллегия установила, что обжалуемое Н.

постановление судьи Ставропольского краевого суда от 22 июля

2009 г. было вынесено без проведения судебного заседания, в связи с

чем оно не может быть признано законным.

С учетом этого Судебная коллегия отменила постановление от

22 июля 2009 г. и направила материал на новое рассмотрение в тот же

суд в ином составе суда (определение N 19-О09-65).

Проведенный анализ кассационной практики Судебной коллегии по

уголовным делам Верховного Суда РФ показал, что некоторые суды

уровня субъекта РФ еще не добились точного и неуклонного

соблюдения закона при рассмотрении уголовных дел по первой

В связи с этим председателям верховных судов республик,

краевых, областных судов, Московского и Санкт-Петербургского

городских судов, судов автономных округов и автономной области, а

также городских и районных судов необходимо повысить эффективность

работы по ознакомлению судей с судебной практикой Верховного Суда

РФ в целях учета ее в правоприменительной деятельности.

rudocs.exdat.com

Обзор кассационной практики верховного суда по уголовным делам

3 апреля 2013 г.

Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за второе полугодие 2012 года

СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О РАБОТЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

За второе полугодие 2012 года Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации (далее – Судебная коллегия) по кассационным жалобам и представлениям на судебные решения верховных судов республик, краевых, областных и равных им судов (судов уровня субъекта Российской Федерации) рассмотрено 1 685 уголовных дел в отношении 2 627 лиц. Удовлетворены жалобы и представления, рассмотренные в кассационном порядке, в отношении 656 лиц. По кассационным жалобам и представлениям на приговоры, постановления о прекращении дела и о применении принудительных мер медицинского характера к невменяемым, т.е. на решения по существу дела, рассмотрено 1 414 дел в отношении 2 288 лиц.

В кассационном порядке рассмотрены обвинительные приговоры в отношении 2 176 осужд?нных, оправдательные приговоры – 88 лиц, постановления о прекращении дела – 2 лиц, постановления о применении принудительных мер медицинского характера – 22 лиц.
Отменены приговоры и постановления по существу дела в отношении

Обвинительные приговоры отменены в отношении 84 осужд?нных:

  • с направлением дела на новое судебное рассмотрение в полном

объ?ме отменены приговоры в отношении 75 осужд?нных, в том числе в отношении 4 осужд?нных – ввиду мягкости назначенного наказания;

  • частично с оставлением в силе другого менее тяжкого обвинения отменены приговоры в отношении 8 осужд?нных.

Оправдательные приговоры отменены в отношении 17 человек.

Отменено постановление о применении принудительных мер медицинского характера в отношении 1 лица.

Изменены приговоры в отношении 214 осужд?нных, из них:

  • с изменением квалификации преступления в отношении

63 осужд?нных, в том числе со снижением меры наказания –

— смягчено наказание без изменения квалификации преступления в отношении 151 осужд?нного.

В отношении 208 лиц вынесены другие кассационные определения с удовлетворением жалобы или представления, но без отмены или изменения приговора в части квалификации преступления или меры наказания (исключение эпизода, изменение законодательства и т.п.).
Приговоры в отношении 1 761 лица оставлены без изменения.

По кассационным жалобам и представлениям на приговоры, постановленные с участием присяжных заседателей, рассмотрено 253 дела в отношении 497 лиц (430 осужд?нных и 67 оправданных).

Отменены приговоры в отношении 41 осужд?нного и

Изменены приговоры, постановленные с участием присяжных заседателей, в отношении 36 осужд?нных.

В Судебной коллегии по жалобам и представлениям на определения (постановления), вынесенные на стадии судебного производства, в порядке судебного контроля и в порядке исполнения приговора, рассмотрено

По рассмотренным в кассационном порядке делам вынесено

12 частных определений о нарушениях закона, допущенных при производстве дознания и предварительного следствия, при рассмотрении дела судом, а также о причинах и обстоятельствах, способствовавших совершению преступления. Поступило 12 сообщений о мерах, принятых по вынесенным судами частным определениям.

ОШИБКИ В ПРИМЕНЕНИИ НОРМ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА

При квалификации преступного деяния ошибочно не примен?н новый уголовный закон, улучшающий положение осужд?нного.

Б. осужд?н по приговору Приморского краевого суда от 12 апреля 2012 г. за совершение ряда преступлений, в том числе по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ).

Кража телефона потерпевшей была совершена Б. 16 декабря 2010 г., то есть во время действия ч. 2 ст. 158 УК РФ в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ.

Квалифицировав действия Б. по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ, суд ухудшил положение осужд?нного, поскольку в санкции ч. 2 ст. 158 УК РФ указанным законом был повышен верхний предел наказания в виде обязательных работ.

В связи с изложенным действия Б. по хищению телефона потерпевшей, причинившие значительный ущерб, Судебная коллегия переквалифицировала на п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, улучшающего положение осужд?нного, и назначила ему более мягкое наказание.
Определение от 19 июля 2012 г. № 56-О12-42

Получение лицом взятки в крупном размере (преступление совершено до 17 мая 2011 г.) подлежит квалификации по п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 г. № 97-ФЗ.

По приговору Пермского краевого суда от 6 марта 2012 г. М. осужд?н по п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) к лишению свободы на 7 лет со штрафом в размере 500 000 рублей. Он признан виновным в получении должностным лицом через посредника взятки в виде денег в крупном размере за совершение в пользу взяткодателей и представляемых ими лиц действий, которые входили в его служебные полномочия как главы органа местного самоуправления.

Преступление совершено в период с 27 июля 2010 г. по 21 января 2011 г.

Суд, квалифицируя действия М. по п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.), сославшись на ст. 10 УК РФ, указал в приговоре на то, что за это преступление уголовным

законом (в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 г. № 97-ФЗ) предусмотрено наказание в виде лишения свободы со штрафом в размере шестидесятикратной суммы взятки, а также дополнительное наказание в виде лишения права занимать определ?нные должности или заниматься определ?нной деятельностью, которые подлежат назначению безальтернативно, то есть основное наказание, по мнению суда, уголовным законом в новой редакции усилено.

Вместе с тем санкция ч. 5 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 г. № 97-ФЗ) является более мягкой, чем санкция ч. 4 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.

№ 162-ФЗ), поскольку при равных размерах наказания в виде лишения свободы (от 7 до 12 лет) содержит новый, менее строгий, основной вид наказания — штраф.

Судебная коллегия квалифицировала получение М. взятки в крупном размере до 17 мая 2011 г. в силу ст. 10 УК РФ по п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 г. № 97-ФЗ).

Определение от 5 июля 2012 г. № 44-О12-56

Поскольку перемещение огнестрельного оружия и боеприпасов через таможенную границу Российской Федерации было совершено до вступления в силу ст. 226 1 УК РФ, редакция которой не улучшает положение лица, совершившего это преступление, его незаконные действия подлежали квалификации по ч. 2 ст. 188 УК РФ, действовавшей во время совершения данного преступления.

Судебная коллегия изменила приговор Красноярского краевого суда от 3 июля 2012 г. в отношении О., а именно переквалифицировала его действия с ч. 1 ст. 226 1 УК РФ (введена Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) на ч. 2 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ), указав следующее.

Судом не учтены положения ст. 9 УК РФ, согласно которой преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Как установлено судом, незаконное перемещение через таможенную границу Российской Федерации огнестрельного оружия и боеприпасов О. совершил 17 октября 2010 г.

При таких обстоятельствах его действия надлежало квалифицировать по ч. 2 ст. 188 УК РФ, действовавшей в период совершения этого преступления.

Данное деяние не декриминализировано, и ответственность за него в

настоящее время предусмотрена ч. 1 ст. 226 1 УК РФ.

Однако, поскольку санкции данных статей остались прежними, в соответствии со ст. 9 и 10 УК РФ применяется закон, в период действия которого совершено преступление.

Определение от 16 ноября 2012 г. № 53-О12-60

При назначении наказания в виде ограничения свободы за преступление, соверш?нное до введения данного вида наказания в действие, не учтены положения ст. 10 УК РФ.

Судебной коллегией измен?н приговор Архангельского областного суда от 27 июля 2012 г. в отношении Г.: исключено дополнительное наказание в виде ограничения свободы, назначенное по п. «в» ч. 3 ст. 132 УК РФ (за преступление, соверш?нное в период с 8 июля по 31 августа 2007 г.).

Основанием для внесения изменения в решение суда стало то обстоятельство, что наказание в виде ограничения свободы введено в действие Федеральным законом от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ, то есть после совершения Г. указанного преступления. Согласно ч. 1 ст. 10 УК РФ закон, ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.
Определение от 5 октября 2012 г. № 1-О12-39

Квалификация преступлений

Кража, соверш?нная из одежды потерпевшего после его убийства, ошибочно квалифицирована по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Уголовное преследование за совершение кражи, предусмотренной ч. 1 ст. 158 УК РФ, прекращено, поскольку стоимость похищенного имущества не превышает одну тысячу рублей.

И. осужд?н по приговору Верховного Суда Республики Дагестан от 19 сентября 2012 г. Он признан виновным в том, что после убийства С. тайно похитил из его одежды сотовый телефон. Эти действия суд квалифицировал по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

По смыслу уголовного закона, действия виновного следует квалифицировать по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ в тех случаях, когда имущество похищается из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся у живых лиц.

По данному уголовному делу установлено, что сотовый телефон из одежды С. был похищен после того, как наступила его смерть в результате убийства.

При таких обстоятельствах оснований для квалификации кражи по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ не имелось.

В соответствии с примечанием к ст.7.27 КоАП РФ хищение имущества призна?тся мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает одну тысячу рублей.

В судебном заседании установлено, что стоимость похищенного у С. телефона составляет 900 рублей.

Таким образом, И. совершил мелкое хищение имущества, поэтому в его деянии отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Судебная коллегия отменила приговор в указанной части и прекратила уголовное преследование на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

В связи с отменой приговора и прекращением уголовного преследования по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ за И. признано право на реабилитацию.

Определение от 3 декабря 2012 г. № 20-О12-31

Дача взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконного бездействия является квалифицированным составом преступления, предусмотренным ч. 3 ст. 291 УК РФ.

По приговору Самарского областного суда от 6 июня 2012 г. Е. осужд?н за покушение на дачу взятки в размере 400 рублей должностному лицу за невыполнение действий, входящих в его служебные обязанности.

Судебная коллегия, рассмотрев уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя, отменила приговор и направила уголовное дело на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

Органами предварительного расследования Е. было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ в покушении на дачу взятки должностному лицу лично за совершение им заведомо незаконного бездействия, а именно за несоставление инспектором ДПС ГИБДД Ф. протокола об административном правонарушении.

Суд в приговоре указал, что Е. предложил Ф. взятку за несоставление протокола и получил от того отказ. Однако, желая довести свой преступный умысел, направленный на дачу взятки должностному лицу лично за совершение им незаконного бездействия, до конца, Е. положил на письменный стол Ф. деньги в сумме 400 рублей.

Вместе с тем, придя к такому выводу, суд квалифицировал действия Е. не по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ, предусматривающим ответственность за

покушение на дачу взятки должностному лицу за незаконное действие (бездействие), а по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 291 УК РФ.

В связи с изложенным Судебная коллегия отменила приговор от 6 июня 2012 г. в отношении Е. и направила дело на новое судебное разбирательство в тот же суд иным составом суда*.

Определение от 21 августа 2012 г. № 46-О12-37

  • Е. осужд?н по приговору Самарского областного суда от 5 декабря 2012 г. по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ. Приговор вступил в законную силу.

    3.1. Виды наказаний

    При назначении наказания по статьям Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающим возможность применения судом дополнительного наказания, в приговоре указывается основание для его применения с приведением соответствующих мотивов.

    Санкцией ч. 1 ст. 105 УК РФ дополнительное наказание в виде ограничения свободы предусмотрено как альтернативное.

    Вместе с тем суд (приговор Тульского областного суда от 20 июля

    2012 г.) назначил осужд?нным И. и К. дополнительное наказание в виде ограничения свободы по ч. 1 ст. 105 УК РФ без приведения мотивов такого решения.

    Поэтому Судебная коллегия исключила из приговора дополнительное наказание в виде ограничения свободы, назначенное по ч. 1 ст. 105 УК РФ и по совокупности преступлений.
    Определение от 24 сентября 2012 г. № 38-О12-11

    Ограничение свободы не назначается лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации.

    Судебная коллегия изменила приговор Пермского краевого суда от 22 июня 2012 г. в отношении К., осужд?нного за преступление, соверш?нное в период с 10 по 31 января 2011 г., по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ).

    Назначая дополнительное наказание в виде ограничения свободы, суд не уч?л, что К. является лицом без определ?нного места жительства. В силу ч. 6 ст. 53 УК РФ ограничение свободы не назначается лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации. Поэтому указанное наказание подлежит исключению из приговора суда.

    Определение от 28 августа 2012 г. № 44-О12-80

    При назначении осужд?нному наказания в виде ограничения свободы суд в приговоре должен указать конкретное количество его явок в уголовно-исполнительную инспекцию для регистрации.

    По приговору Курганского областного суда от 18 мая 2012 г. Ч. осужд?н по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на 16 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением на основании ст. 53 УК РФ ограничений: не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужд?нными наказания в виде ограничения свободы. При этом суд возложил на осужд?нного обязанность являться в указанный орган от одного до четыр?х раз в месяц для регистрации в порядке и сроки, установленные этим органом. Ч. осужд?н также по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на 8 лет. Окончательное наказание назначено на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ пут?м частичного сложения наказаний по совокупности преступлений в виде лишения свободы на 18 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год

    6 месяцев с установлением на основании ст. 53 УК РФ указанных ограничений и обязанности.

    Судебная коллегия, рассмотрев дело по кассационным жалобам осужд?нного и его адвоката, изменила приговор, указав следующее.

    В приговоре суд не указал конкретно, сколько раз в месяц осужд?нный должен являться для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужд?нными наказания в виде ограничения свободы.

    Судебная коллегия изменила приговор в отношении Ч. в части применения дополнительного наказания в виде ограничения свободы на основании ст. 53 УК РФ, назначенного по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, уточнив возложенную обязанность указанием на явку осужд?нного для регистрации в специализированный государственный орган один раз в месяц.

    Определение от 30 августа 2012 г. № 82-О12-24сп

    Наказание в виде лишения свободы за преступление небольшой тяжести может быть назначено осужд?нному только при наличии условий, указанных в ч. 1 ст. 56 УК РФ.

    По приговору Владимирского областного суда от 16 июля 2012 г. Ш. осужд?н по п. «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ к 8 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год (установлены соответствующие ограничения), по ч. 1 ст. 119 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) к 1 году лишения свободы.

    Судебная коллегия изменила приговор, назначила Ш. по ч. 1 ст. 119 УК РФ наказание в виде обязательных работ с уч?том тяжести содеянного, данных о личности по следующим основаниям.

    Согласно ч. 2 ст. 15 УК РФ преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 119 УК РФ, относится к категории преступлений небольшой тяжести.

    В соответствии с ч. 1 ст. 56 УК РФ наказание в виде лишения свободы

    может быть назначено осужд?нному, впервые совершившему преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, за исключением преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231 и ст. 233 УК РФ, или только если соответствующей стать?й Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

    Наказание в виде лишения свободы, предусмотренное санкцией ч. 1 ст. 119 УК РФ, не является единственным. Санкция данного закона включает и другие не связанные с лишением свободы виды наказаний.

    Согласно материалам дела, в том числе и приговору, отягчающих наказание Ш. обстоятельств не установлено.

    Таким образом, Ш. не могло быть назначено по ч. 1 ст. 119 УК РФ наказание в виде лишения свободы.
    Определение от 15 октября 2012 г. № 86-О12-24

    Содержащееся в приговоре решение о назначении отбывания части срока наказания в виде лишения свободы в тюрьме должно быть мотивированным.

    По приговору Воронежского областного суда от 21 мая 2012 г. Б., несудимый, осужд?н к лишению свободы по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на 8 лет; по ч. 3 ст. 30 и пп. «а», «в», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет с ограничением свободы на 2 года; по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на 10 лет;

    по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 18 лет с ограничением свободы на 2 года.

    На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений пут?м частичного сложения наказаний окончательно назначено 24 года лишения свободы с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, а остального срока — в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года.

    При этом суд, назначив Б. отбывание первых пяти лет наказания в виде лишения свободы в тюрьме, в приговоре не прив?л мотивы принятого решения.

    В связи с этим указание об отбывании Б. части срока наказания в тюрьме подлежит исключению из приговора.

    Определение от 13 сентября 2012 г. № 14-О12-20

    3.2. Назначение наказания

    В соответствии с ч. 4 ст. 65 УК РФ при назначении наказания лицу, признанному согласно вердикту присяжных заседателей заслуживающим снисхождения, обстоятельства, отягчающие наказание, не учитываются.

    Судебная коллегия изменила приговор Челябинского областного суда от 26 октября 2011 г., постановленный с участием присяжных заседателей, в отношении Ю., осужд?нного по пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228 1 УК РФ, а по ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228 1 УК РФ с применением ст. 65 УК РФ.

    В связи с признанием Ю. согласно вердикту присяжных заседателей виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, пп. «а»,

    «г» ч. 3 ст. 228 1 УК РФ, но заслуживающим снисхождения из приговора

    исключено отягчающее наказание обстоятельство — рецидив преступлений.
    Определение от 9 августа 2012 г. № 48-О12-59сп

    Наказание по совокупности преступления средней тяжести и покушения на особо тяжкое преступление должно быть назначено на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ.

    По приговору Тверского областного суда от 1 октября 2012 г. П. осужд?н по ч. 1 ст. 161 УК РФ к лишению свободы на 2 года, по ч. 3 ст. 30, пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на 9 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев (на него возложены соответствующие ограничения). На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений пут?м частичного сложения наказаний П.

    назначено наказание в виде лишения свободы на 10 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев (на него возложены соответствующие ограничения).

    Судебная коллегия изменила приговор, указав следующее.

    Назначение П. окончательного наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ не основано на законе.

    Согласно ч. 2 ст. 69 УК РФ, если все преступления, соверш?нные по совокупности, являются преступлениями небольшой или средней тяжести, либо приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению, либо покушением на тяжкое или особо тяжкое преступление, окончательное наказание назначается пут?м поглощения менее строгого наказания более строгим либо пут?м частичного или полного сложения назначенных наказаний.

    Как следует из приговора, П. признан виновным в совершении преступления средней тяжести и покушении на совершение особо тяжкого преступления.

    Учитывая, что ч. 2 ст. 69 УК РФ в отличие от ч. 3 ст. 69 УК РФ при назначении осужд?нному окончательного наказания предусматривает, кроме частичного или полного сложения назначенных наказаний, назначение наказания и пут?м поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательное наказание П. должно быть назначено на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ.

    Определение от 5 декабря 2012 г. № 35-О12-28

    При назначении наказания по совокупности преступлений не допускается сложение штрафа, назначенного в качестве основного наказания, и штрафа как дополнительного наказания.

    По приговору Верховного Суда Чувашской Республики от 30 июля 2012 г. М. осуждена в том числе за совершение двадцати тр?х преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 290 УК РФ, за каждое к лишению свободы на 3 года со штрафом (штраф назначен за каждое преступление в разных размерах), за совершение двадцати девяти преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 292 УК РФ, к штрафу в размере 10 000 рублей за каждое преступление.

    На основании ч. 3 ст. 69, ст. 73 УК РФ по совокупности преступлений пут?м частичного сложения наказаний окончательно назначено 4 года лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года со штрафом в размере 300 000 рублей.

    Рассмотрев уголовное дело по кассационному представлению, в

    котором указывалось на существенное нарушение материального закона, допущенное при назначении наказания, Судебная коллегия отменила приговор и направила дело на новое судебное разбирательство, указав следующее.

    При назначении наказания по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ суд ошибочно сложил назначенное по ч. 1 ст. 292 УК РФ основное наказание в виде штрафа с назначенным в качестве дополнительного наказания штрафом по ч. 3 ст. 290 УК РФ и ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 290 УК РФ*.

    Определение от 5 сентября 2012 г. № 31-О12-27

    • По приговору Верховного Суда Чувашской Республики от 15 ноября 2012 г. М. назначено наказание по совокупности преступлений пут?м частичного сложения назначенных наказаний в виде 4 лет лишения свободы со штрафом в размере 200 000 рублей, с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в государственных и муниципальных учреждениях системы здравоохранения, на 1 год 6 месяцев и со штрафом в размере 15 000 рублей.

      Освобождение от уголовной ответственности и от наказания

      Погашение судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью.

      По приговору Ростовского областного суда от 25 октября 2012 г. Х., судимый 19 ноября 2001 г. по ч. 1 ст. 222 УК РФ к лишению свободы на 2 года условно с испытательным сроком 2 года; 14 марта 2003 г. по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ по совокупности с приговором от 19 ноября 2001 г. к лишению свободы на 4 года, освобожд?н условно-досрочно по постановлению от 29 апреля 2005 г.; 27 июня 2006 г. по ч. 1 ст. 158 УК РФ по совокупности с приговором от 14 марта 2003 г. к лишению свободы на 2 года, освобожд?н условно-досрочно по постановлению от 11 февраля 2008 г., осужд?н по п. «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) и по п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ).

      Преступления совершены 10 августа 2011 г.

      Судебная коллегия исключила из вводной части приговора указание на наличие у осужд?нного судимостей по приговорам от 19 ноября 2001 г. и от

      27 июня 2006 г., поскольку в соответствии со ст. 86 УК РФ на момент

      совершения преступления судимости по этим приговорам были погашены.

      Определение от 20 декабря 2012 г. № 41-О12-82

      ОШИБКИ В ПРИМЕНЕНИИ НОРМ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА

        1. Основания отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования

      Уголовное преследование лица прекращено на основании п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК РФ в связи с наличием вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению (участие в банде).

      По приговору Московского городского суда от 25 июля 2012 г. Б., судимый 27 августа 2007 г. по ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 222, пп. «е», «ж», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и другим статьям, осужд?н по ч. 2 ст. 209 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 64-ФЗ), по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ).

      В кассационной жалобе осужд?нный Б. просил изменить приговор и смягчить ему наказание, учесть, что он добровольно вышел из состава банды.

      Судебная коллегия отменила приговор в части осуждения Б. по ч. 2 ст. 209 УК РФ за участие в банде с прекращением в отношении его уголовного преследования на основании п. 4 ч.1 ст. 27 УПК РФ, указав следующее.

      В соответствии с ч. 1 ст. 50 Конституции Российской Федерации и ч. 2 ст. 6 УК РФ никто не может быть повторно осужд?н за одно и то же преступление.

      По настоящему делу Б. осужд?н за то, что в период не позднее сентября 1997 года по июль 2003 года он участвовал в деятельности банды под руководством Т. и, действуя согласно отвед?нной ему роли, 13 февраля 1998 г. в г. Москве совершил покушение на убийство П. и А. организованной группой, сопряж?нное с бандитизмом.

      Такие действия судом квалифицированы по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Однако по приговору Верховного Суда Республики Татарстан от

      27 августа 2007 г. Б. был осужд?н по ч. 2 ст. 209 УК РФ и другим статьям уголовного закона за то, что в период не позднее сентября 1997 года по июль 2003 года он участвовал в той же банде и согласно отвед?нной ему роли под руководством и по указанию Т. участвовал в планировании, подготовке и

      совершении вместе с другими участниками банды ряда особо тяжких преступлений в г. Набережные Челны и других регионах Российской Федерации, в том числе в 1997 году в убийстве Ц. и Ш., в 1998 году в убийстве И. и В., в 1999 году в убийстве Ф., в 2000 году в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Д. и в убийстве Н., в 2001 году в убийстве В. и О.

      Установленные судом обстоятельства совершения покушения на убийство П. и А. в составе банды не являются основанием для повторного осуждения Б. за участие в той же банде.

      При указанных обстоятельствах приговор от 25 июля 2012 г. в части осуждения Б. по ч. 2 ст. 209 УК РФ отмен?н и уголовное преследование в отношении его прекращено на основании п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК РФ в связи с наличием вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению.
      Определение от 12 сентября 2012 г. № 5-О12-90

      Доказательства и доказывание

      Согласно уголовно-процессуальному закону психофизиологические исследования не являются доказательствами.

      Судебная коллегия изменила приговор Мурманского областного суда от 23 июля 2012 г. в отношении Б. и Ш., исключила ссылку на использование заключений по результатам провед?нных в ходе предварительного следствия психофизиологических экспертиз, при которых исследовались показания Б. и Ш., в качестве доказательств.

      Судебная коллегия указала, что такие заключения не соответствуют требованиям, предъявляемым уголовно-процессуальным законом к заключениям экспертов, и такого рода исследования, имеющие своей целью выработку и проверку следственных версий, не относятся к доказательствам согласно ст. 74 УПК РФ.
      Определение от 4 октября 2012 г. № 34-О12-12

      Результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционных прав граждан, могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, только когда такие мероприятия проведены в установленном законом порядке

      № 215-ФЗ) и другим статьям, исключив результаты прослушивания телефонных переговоров, как недопустимые доказательства, указав следующее.

      В основу выводов о виновности Б. и Ж. положены полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий данные их телефонных переговоров с участниками организованной группы, состоявшихся в вечернее время 20 марта и в утреннее время 21 марта 2010 г., а также в вечернее время 27 августа и в утреннее время 28 августа 2010 г.

      Данные результаты оперативно-розыскных мероприятий — прослушивания телефонных переговоров — получены оперативными службами как не терпящие отлагательства при наличии информации о совершении особо тяжкого преступления. При этом областной суд был уведомлен о начале проведения оперативно-розыскных мероприятий в соответствии с положениями ч. 3 ст. 8 Федерального закона от 12 мая 1995 г.

      № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

      Постановления о проведении оперативно-розыскных мероприятий были вынесены судь?й соответственно 21 марта 2010 г. и 28 августа 2010 г. При этом в постановлениях судьи было разрешено проводить прослушивание телефонных переговоров указанных лиц лишь с момента вынесения постановлений, но не содержится решение о законности и обоснованности проведения мероприятий как не терпящих отлагательства при наличии информации о совершении особо тяжкого преступления (в вечернее время 20 марта и в утреннее время 21 марта 2010 г., а также в вечернее время 27 августа и в утреннее время 28 августа 2010 г.).

      При рассмотрении уголовного дела в отношении Ж. и Б. областной суд, признав постановления судьи от 21 марта 2010 г. и от 28 августа 2010 г. в качестве доказательств по делу, не дал оценки указанному обстоятельству.

      Судебная коллегия исключила из приговора результаты прослушивания телефонных переговоров в указанные даты, как недопустимые доказательства.

      Определение от 13 декабря 2012 г. № 48-О12-110

      5.3. Процессуальные издержки

      В случае реабилитации лица по части предъявленного самостоятельного обвинения процессуальные издержки, связанные с производством по уголовному делу в такой части, возмещаются за сч?т средств федерального бюджета.

      С осужд?нного постановлено взыскать в доход федерального бюджета процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвоката, осуществлявшего по назначению его защиту на предварительном следствии и в судебном разбирательстве, в сумме 22 319 рублей.

      По постановлению Верховного Суда Республики Коми от 25 июня 2012 г. уголовное преследование Б. по обвинению по п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ прекращено ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения на основании п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за отсутствием события преступления и за ним признано право на реабилитацию в данной части обвинения.

      Судебная коллегия, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе осужд?нного, изменила приговор в части взыскания процессуальных издержек, указав следующее.

      Суд в нарушение положений ст. 132 УПК РФ постановил взыскать с Б. всю сумму процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвоката по назначению на предварительном следствии и в судебном разбирательстве.

      Согласно материалам дела Б. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ, и преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ. Назначенный по делу адвокат Ф. осуществлял его защиту на предварительном следствии и в ходе судебного разбирательства от всего предъявленного обвинения, за что органами предварительного следствия и судом ему выплачено из средств федерального бюджета 22 319 рублей.

      Уголовное преследование Б. по обвинению по п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за отсутствием события преступления, за ним признано право на реабилитацию в данной части обвинения, поэтому процессуальные издержки, связанные с оплатой труда назначенного адвоката по осуществлению защиты Б. от указанного обвинения, подлежат возмещению за сч?т средств федерального бюджета и не могут быть взысканы с реабилитированного. Однако, несмотря на это, суд постановил взыскать с него всю сумму процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвоката по назначению.

      При таких обстоятельствах Судебная коллегия изменила приговор, уменьшив сумму процессуальных издержек, подлежащих взысканию с осужд?нного Б., до 11 000 рублей.

      Определение от 27 августа 2012 г. № 3-О12-14

      Судебное производство

      Судебное разбирательство проводится только по предъявленному обвинению. Изменение обвинения допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

      По приговору Новгородского областного суда от 24 июня 2011 г. с участием присяжных заседателей З. осужд?н в том числе по ч. 3 ст. 33, пп. «а», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

      На основании вердикта коллегии присяжных заседателей он признан виновным в организации убийства двух лиц — З. и Ч. из корыстных побуждений.

      Судебная коллегия изменила приговор по следующему основанию.

      Как следует из обвинения в отношении З., квалифицирующий признак организации убийства двух лиц ему не вменялся. Такой вывод суда противоречит положениям ст. 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства, и осуждение З. по ч. 3 ст. 33, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежит исключению из приговора.
      Определение от 14 июня 2012 г. № 84-О12-11СП

      Судебная коллегия изменила приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 17 января 2012 г., по которому В. осужд?н за совершение ряда преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 4 ст. 132, п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ и другими статьями, указав следующее.

      За совершение насильственных действий сексуального характера, имевших место в один из дней в период с 3 по 13 сентября 2009 г., суд осудил В. по признаку «с применением насилия».

      Между тем органами предварительного следствия ему вменялся лишь признак «с угрозой применения насилия», за что В. также осужд?н. Таким образом, суд вышел за пределы предъявленного В. обвинения, в связи с чем осуждение его по признаку «с применением насилия» исключено из приговора.

      Определение от 4 июля 2012 г. № 49-О12-32

      Суд присяжных

      Невыполнение председательствующим требований ст. 345 УПК РФ об устранении неясностей и противоречий в вердикте присяжных заседателей и постановление приговора на основании такого вердикта повлекли отмену приговора.

      По приговору суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры с участием присяжных заседателей от 3 апреля 2012 г. К. осужд?н за покушение на убийство потерпевшего Т., умышленное повреждение имущества потерпевшего О. пут?м взрыва, покушение на умышленное уничтожение и повреждение имущества потерпевшего Щ. пут?м поджога.

      По этому же приговору суда он оправдан в незаконном хранении и ношении гранат РГД-5 и Ф-1, умышленном уничтожении имущества потерпевшего Щ. пут?м взрыва и поджога.

      По этому же приговору П. оправдан в организации преступлений, в совершении которых обвинялся К.

      В кассационном представлении указывалось на то, что вопросный лист составлен с нарушением требований ст. 338 УПК РФ. Поставленные вопросы противоречили предъявленному обвинению и допускали их толкование как действия каждого из подсудимых отдельно, а не как действия соучастников.

      Судебная коллегия отменила приговор суда по следующим основаниям.

      В соответствии с ч. 1 ст. 339 УПК РФ перед присяжными заседателями первым ставится вопрос о доказанности самого факта деяния, а вторым — о доказанности совершения данного деяния непосредственно подсудимым.

      При составлении вопросного листа эти требования уголовно- процессуального закона были нарушены.

      Согласно обвинительному заключению К. являлся исполнителем

      умышленного уничтожения чужого имущества, покушения на убийство потерпевшего Т. и умышленное уничтожение чужого имущества, а П. — организатором этих преступлений.

      Как усматривается из вопросного листа, по каждому из деяний в отношении каждого из подсудимых было поставлено по отдельному вопросу о том, доказано ли, что это деяние имело место.

      Однако в вопросах о доказанности фактов уничтожения и покушения на уничтожение чужого имущества, покушения на убийство Т. описаны не только сами деяния, но и действия каждого из участников деяний.

      В результате такой постановки вопросов ответы на них, данные присяжными заседателями, были противоречивыми.

      Так, отвечая на вопрос 5 вопросного листа, присяжные признали недоказанным тот факт, что в окно магазина, принадлежащего потерпевшему

      Щ., была брошена граната и в результате взрыва уничтожено и повреждено имущество.

      Однако при ответе на вопрос 41 вопросного листа присяжные заседатели признали доказанным, что в окно этого магазина была брошена граната, в результате чего было уничтожено и повреждено имущество.

      Такие же противоречивые ответы даны присяжными заседателями и на другие вопросы вопросного листа.

      Более того, отвечая на вопросы 61, 62 вопросного листа, присяжные заседатели признали доказанным, что К. с целью лишения жизни О. бросил гранату Ф-1 в салон автомашины, где находился Т., в результате взрыва которой потерпевшему были причинены телесные повреждения, повл?кшие тяжкий вред здоровью. Смерть потерпевшего не наступила, поскольку ему была оказана медицинская помощь.

      Вместе с тем из ответа на вопрос 25 вопросного листа следует, что присяжные заседатели признали недоказанным факт, что К. бросил гранату в салон автомашины О., в результате чего потерпевший Т. получил повреждения, повл?кшие тяжкий вред здоровью.

      Подобные противоречия содержатся в ответах присяжных заседателей на вопросы вопросного листа, касающиеся установления фактов повреждения автомашины О. К.-ном и покушения им на уничтожение имущества Щ.

      Вопреки требованиям ст. 345 УПК РФ председательствующий не принял предусмотренные законом меры к устранению неясности и противоречивости вердикта присяжных заседателей, а постановил на основании его приговор.

      Поскольку приговор суда постановлен на основании неясного и противоречивого вердикта присяжных заседателей, его нельзя признать законным, в связи с чем он подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное разбирательство в тот же суд, но иным составом суда со стадии, последующей за предварительным слушанием.

      Определение от 28 июня 2012 г. № 69-О12-7СП

      Внесение исправлений в вопросный лист должно быть оговорено и заверено подписью старшины присяжных заседателей.

      Судебная коллегия изменила приговор Белгородского областного суда с участием присяжных заседателей от 26 сентября 2012 г. (Д. осужд?н по ч. 1 ст. 105, пп. «а», «в», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ) по следующим основаниям.

      При ответе на вопросы, поставленные в вопросном листе, присяжные заседатели внесли исправления следующего характера. Ответ «За» — цифра

      6 (номер вопроса) зач?ркнута и рядом цифра 7, «Против» — зачеркнута цифра 6 и рядом цифра 5.

      Эти исправления в вопросном листе никак не оговорены и подписью старшины присяжных заседателей не заверены.

      Из протокола судебного заседания следует, что после совещания присяжные заседатели возвратились в зал судебного заседания и просили дать дополнительное разъяснение по оформлению вопросного листа и вопрос в письменном виде был приобщ?н к протоколу судебного заседания.

      Вопрос, обращ?нный к председательствующему: «Если присяжные достигли результата голосования пополам 50 на 50, то заполняется ли графа

      «Нет, не доказано», «Нет, невиновен» или «Да, виновен»? Разошлись мнения по этому вопросу. Просим уточнить».

      Таким образом, в деле имеются данные о том, что голосование присяжных заседателей по вопросам, поставленным в вопросном листе, могло привести к оправдательному вердикту, однако был вынесен обвинительный вердикт на основании исправлений результатов голосования. При этом исправления были внесены неизвестно кем и неизвестно в какое время, так как они в вопросном листе никак не оговорены и не заверены подписью старшины присяжных заседателей, в связи с чем вынесенный вердикт является неясным и противоречивым; председательствующему надлежало вернуть его присяжным заседателям для устранения неясностей, однако этого сделано не было, и на основании такого неясного вердикта был постановлен обвинительный приговор.

      В связи с неясностью вердикта Судебная коллегия отменила приговор, а дело направила на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания, так как ранее на этой стадии разрешались вопросы, связанные с допустимостью доказательств по данному делу.

      Определение от 27 декабря 2012 г. № 57-О12-28СП

      6.3. Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства

      Потерпевшие и свидетели, являющиеся гражданами иностранного государства и находящиеся за пределами территории Российской Федерации, могут быть вызваны в суд Российской Федерации на основании ст. 453, 456 УПК РФ, то есть посредством направления запроса о правовой помощи.

      По приговору Саратовского областного суда от 13 июня 2012 г. Я.

      оправдан по п. «в» ч. 3 ст. 132 УК РФ в связи с его непричастностью к совершению преступления.

      В кассационном представлении ставился вопрос об отмене приговора суда и о направлении материалов дела на новое судебное рассмотрение иным составом суда ввиду нарушений уголовно-процессуального закона и несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

      Судебная коллегия отменила приговор по следующим основаниям.

      В судебном заседании судом было отклонено ходатайство стороны обвинения о вызове потерпевшего и свидетелей — граждан Республики Казахстан на основании ст. 453, 456 УПК РФ, то есть посредством направления правового запроса в Республику Казахстан через Министерство юстиции Российской Федерации, либо об их допросе на территории Республики Казахстан пут?м использования систем видеоконференц-связи.

      По мнению суда, потерпевший и свидетели могли быть вызваны в суд на основании общих норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих вызов в суд потерпевших и свидетелей.

      Такое мнение не основано на законе, поскольку при необходимости производства на территории иностранного государства процессуальных действий, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, применяются специальные нормы кодекса, в том числе ст. 453 и 456 УПК РФ.

      Российская Федерация и Республика Казахстан являются участниками Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. (с изменениями, внес?нными Протоколом от 28 марта 1997 г.). Согласно положениям Конвенции запросы о правовой помощи направляются через компетентные учреждения юстиции.

      Данных о том, что проживающим в Республике Казахстан гражданам указанного государства – потерпевшему К., а также свидетелям обвинения К.Т., К.О., Ф. и Ф.В. – направлены уведомления о вызове в Саратовский областной суд компетентным органом Республики Казахстан, в деле не имеется.

      Поскольку предусмотренная действующим международным договором процедура по вызову в суд потерпевшего и свидетелей, проживающих в Республике Казахстан, не соблюдена, выводы суда о том, что указанные лица извещены о рассмотрении уголовного дела надлежащим образом и что они не желают прибыть в город Саратов для участия в судебном разбирательстве, не соответствуют материалам дела.

      В связи с указанными, а также другими нарушениями УПК РФ Судебная коллегия приговор в отношении Я. отменила, а дело направила на новое судебное разбирательство в тот же суд иным составом суда.

      Определение от 6 сентября 2012 г. № 32-О12-19

      kz1.fatwords.org

Смотрите так же:

  • Приказ минздрава no 100 Приказ Минздравсоцразвития России №110 от 12 февраля 2007 г. Приказ, Минздрав России, 12 февраля 2007 В соответствии со статьей 6.2. Федерального закона от 17 июля 1999 г. № 178-ФЗ «О государственной социальной помощи» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1999, № 29, ст. 3699; 2004, № 35, ст. 3607; 2006, […]
  • Приказ родовый сертификат Приказ Минздравсоцразвития РФ от 28.11.2005 N 701 (ред. от 08.05.2009) "О родовом сертификате" (вместе с "Инструкцией по заполнению родового сертификата", "Порядком обеспечения родовыми сертификатами государственных и муниципальных учреждений здравоохранения, их учета и хранения") (Зарегистрировано в Минюсте РФ […]
  • Приказ 40 от 27012006 о проведении химико Приказ Минздравсоцразвития РФ от 27.01.2006 N 45 "Об утверждении рекомендуемых штатных нормативов медицинского и иного персонала наркологических учреждений и наркологических подразделений в составе других лечебно-профилактических учреждений" МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ от 27 января 2006 г. N […]
  • Законы го чс Законы о го чс См. комментарии к преамбуле настоящего Федерального закона Настоящий Федеральный закон определяет задачи, правовые основы их осуществления и полномочия органов государственной власти Российской Федерации, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и […]
  • Порядок определения размеров пособия Порядок определения размеров пособия по безработице Информация об изменениях: Федеральным законом от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ в статью 30 настоящего Закона внесены изменения, вступающие в силу с 1 января 2005 г. Действие изменений не распространяется на граждан, признанных в установленном порядке безработными до 1 […]
  • Закон 67-пп Постановление Правительства Москвы от 3 февраля 2009 г. N 67-ПП "О дополнительном профессиональном образовании государственных гражданских служащих города Москвы" В соответствии со статьями 60, 62, 63 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" и статьями […]
  • Приказы о присвоении разрядов Приказы о присвоении разрядов Департамент физической культуры и спорта Администрации городского округа Самара КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ . Большая семья - большая радость Вы здесь: Главная Документы Распоряжения о присвоении спортивных разрядов 2018 год 2017 год 2016 год Распоряжение первого заместителя […]
  • Главное управление государственной экспертизы Постановление Главы Администрации Пензенской области от 7 марта 1996 г. N 155 "О переименовании Пензинвестцентра в Главное управление государственной экспертизы, лицензирования и ценообразования в строительстве" (утратило силу) Постановление Главы Администрации Пензенской области от 7 марта 1996 г. N 155 "О […]