Подходы конституционного суда

ПО / 12.Понятие и виды решений Конституционного Суда РФ

12.Понятие и виды решений Конституционного Суда РФ.

Различают четыре вида решений Конституционного Суда: постановление, определение, заключение, решение по вопросам организации своей деятельности (Регламент), указанных в ст. 71 Закона о Конституционном Суде РФ:

итоговое решение Конституционного Суда Российской Федерации по существу любого из вопросов, перечисленных в пп. 1, 2, 3, 3.1 и 4 ч. первой ст. 3 Закона, именуется постановлением;

итоговое решение Конституционного Суда Российской Федерации по существу запроса о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совершение иного тяжкого преступления, именуется заключением;

все иные решения, принимаемые в ходе осуществления конституционного судопроизводства, именуются определениями;

решения по вопросам организации деятельности Суда, принимаемые в заседаниях.

Судебный акт, которым заканчивается рассмотрение дела по существу в Конституционном Суде РФ, представляет собой итоговое решение относительно существа спора и называется постановлением или заключением.

Все иные решения Конституционного Суда, принимаемые в ходе осуществления конституционного судопроизводства, именуются определениями.

В зависимости от самостоятельной значимости различают основные и дополнительные определения. Основное определение первоначально. Их большинство. Дополнительное выносится в дополнение к уже вынесенному ранее решению Суда, не имеет самостоятельного значения и следует судьбе основного определения или итогового решения. Дополнительные определения призваны устранять недостатки в основных решениях. С их помощью Конституционный Суд может разъяснить ранее вынесенные решения, т.е. устранить недостаточную ясность первоначальных решений и исправить содержащиеся в решениях неточности.

Решения Конституционного Суда характеризуются особыми юридическими свойствами, отличающими их от других правовых актов, в том числе судебных актов иных судов. К ним относятся:

общеобязательность (согласно ст. 6 Закона о Конституционном Суде решения Конституционного Суда обязательны на всей территории РФ для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений);

окончательность (общеобязательность решений Конституционного Суда предполагает их окончательный характер. Закон устанавливает, что решение Конституционного Суда окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения (ч. 1 ст. 79 Закона о Конституционном Суде). Допускается лишь исправление неточностей, редакционных и технических погрешностей);

Неизменность решений Конституционного Суда как проявление свойства их окончательности все же имеет исключения. Согласно ст. 73 Закона о Конституционном Суде в случае, если большинство участвующих в заседании палаты судей склоняются к необходимости принять решение, не соответствующее правовой позиции, выраженной в ранее принятых решениях Конституционного Суда, дело передается на рассмотрение в пленарное заседание. В практике Конституционного Суда таких случаев не было.

непосредственность действия ( т.е. отсутствие необходимости в подтверждении судебного решения каким-либо органом или должностным лицом — решения конституционных судов РФ действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами);

непреодолимость (невозможность его преодоления повторным принятием решения по данному делу. Если Конституционный Суд признал закон, его отдельные положения неконституционными, то он уже не вправе принять прямо противоположное решение. Это свойство судебного решения также вытекает из общеобязательности и окончательности решения. Непреодолимы любые решения Конституционного Суда, а не только те, в соответствии с которыми оспариваемые законоположения признаются неконституционными).

studfiles.net

Глава 8 .Стадии конституционного судебного процесса

§ 1. Понятие и стадии конституционного судебного процесса

Конституционный судебный процесс складывается из ряда взаимосвязанных стадий, которые представляют собой составные части единого конституционного судопроизводства. Анализ действующего Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» позволяет выделить следующие основные стадии:

внесение в Конституционный Суд РФ обращений;

предварительное рассмотрение обращений Секретариатом Конституционного Суда РФ;

предварительное рассмотрение обращений судьями Конституционного Суда РФ;

подготовка к судебному разбирательству; назначение и подготовка дел к слушанию;

собственно судопроизводство; рассмотрение дел в заседаниях Конституционного Суда РФ;

совещание, голосование и принятие Конституционным Судом РФ решения по конкретному делу; осуществление толкования Конституции РФ; принятие итогового решения;

Следует отметить, что в научной литературе существуют и другие подходы. В частности, В. А. Кряжков и Л. В. Лазарев выделяют четыре основные стадии конституционного судопроизводства:

внесение в Конституционный Суд РФ обращений и их предварительное рассмотрение;

назначение и подготовка дела к слушанию в судебном заседании;

рассмотрение дела в судебном заседании;

принятие итогового решения Суда и его исполнение2.

Ж. И. Овсепян называет семь стадий, дополнительно выделяя такую стадию, как действие решения Конституционного Суда РФ как прецедентной формы права3.

Представляется, что действие решения как прецедентной формы права выходит за рамки собственно конституционного судебного процесса и является не стадией судопроизводства, а формой существования нормы права.

С нашей точки зрения, наиболее оптимальным является выделение семи основных стадий конституционного судебного процесса, которые и составляют собственно конституционный процесс.

Каждая стадия конституционного судебного процесса заканчивается принятием какого-либо процессуального документа: решения, определения либо иного документа, имеющего процессуальное значение.

1 Более подробно об этом см. гл. 9.

2 См.: Кряжков В. А., Лазарев Л. В. Указ. соч. С. 148.

3 См.: Овсепян Ж. И. Правовая защита конституций. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах. Ростов н/Д, 1992.

§ 2. Обращение в Конституционный Суд Российской Федерации

Для возбуждения конституционного судопроизводства необходимо соблюдение ряда условий, предусмотренных Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации». В ст. 36-39 данного Закона определяются поводы и основания к рассмотрению дела, общие требования к обращению.

Поводом к рассмотрению дела в Конституционном Суде РФ является обращение в форме запроса, ходатайства или жалобы (ст. 36 названного Закона).

Запросом именуются обращения управомоченных органов и лиц о проверке конституционности:

федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ;

конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Федерации;

договоров между органами государственной власти;

не вступивших в силу международных договоров РФ;

о толковании Конституции РФ;

обращения судов о проверке конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле;

обращения Совета Федерации о даче заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения против Президента РФ для отрешения его от должности1.

Ходатайством называются обращения о разрешении споров о компетенции между органами государственной власти (ст. 92 названного Закона).

Жалоба — обращения граждан, их объединений, других управомоченных органов и лиц о проверке конституционности законов, нарушающих конституционные права и свободы граждан и примененные или подлежащие применению в конкретном деле.

Обращение заявителя, отвечающее требованиям закона, является поводом к рассмотрению дела и обязывает суд решить вопрос о принятии обращения к рассмотрению.

Согласно части второй ст. 36 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ закон, иной нормативный акт, договор между органами государственной власти, не вступивший в силу международный договор, или обнаружившееся противоречие в позициях сторон о принадлежности полномочия в спорах о компетенции, или обнаружившаяся неопределенность в понимании положений Конституции РФ, или выдвижение Государственной Думой обвинения Президента РФ в государственной измене либо совершении иного тяжкого преступления.

Отсутствие неопределенности признается Конституционным Судом РФ основанием к отказу в принятии обращения к рассмотрению. По этому основанию определением Конституционного Суда РФ от 4 октября 2001 г. было отказано в принятии к рассмотрению запросов правительства Мурманской области и Законодательного Собрания Челябинской области о проверке конституционности п. 2 ст. 9 и п. 3 ст. 10 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации», в соответствии с которыми работники аппарата мирового судьи отнесены к государственным служащим соответствующего субъекта РФ и материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей осуществляют органы юстиции либо органы исполнительной власти соответствующего субъекта РФ в порядке, установленном законом субъекта РФ. Конституционный Суд РФ указал, что проверка целесообразности устройства Судебной системы является прерогативой законодателя и не относится к компетенции Конституционного Суда РФ.

Все требования к обращениям, предусмотренные законом, можно подразделить на общие и особые.

Общие требования определены в ст. 37-39 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации». Они предъявляются ко всем запросам.

Особые требования обусловлены предметом обращения и содержатся в главах Закона, посвященных конституционному судопроизводству по различным категориям дел.

В десяти требованиях, которые предусмотрены ст. 37 названного Закона, изложена по сути дела структура обращения. Все требования являются юридически значимыми, поскольку их несоблюдение может привести к отказу в принятии обращения к рассмотрению или затягиванию рассмотрения дела.

В обращении должны быть указаны:

Конституционный Суд РФ в качестве органа, в который направляется обращение;

наименование заявителя (в жалобе гражданина — фамилия, имя, отчество); адрес и иные данные о заявителе;

необходимые данные о представителе заявителя и его полномочия, за исключением случаев, когда представительство осуществляется по должности.

В соответствии со ст. 53 названного Закона, представителями по должности могут выступать: руководитель органа, подписавший обращение в Конституционный Суд РФ, руководитель органа, издавшего оспариваемый акт или участвующего в споре о компетенции, член Совета Федерации или депутат Государственной Думы из числа обратившихся с запросом.

Представителями сторон могут быть также адвокаты или лица, имеющие ученую степень в области права, полномочия которых подтверждаются соответствующими документами.

Далее в обращении должны быть указаны наименование и адрес государственного органа, издавшего акт, который подлежит проверке, либо участвующего в споре о компетенции, а также точное название, номер, дата принятия, источник опубликования и иные данные о подлежащем проверке акте или подлежащем толкованию положении Конституции РФ.

Пункт 5 ст. 37 названного Закона требует также указать нормы Конституции РФ и закона, дающие право на обращение в Конституционный Суд РФ. Право на обращение в Конституционный Суд РФ определяется в зависимости от категории дел, круга субъектов, вида нормативных актов и закрепляется в соответствующих статьях Конституции РФ и Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Заявитель должен указать свою позицию по поставленному им вопросу и ее правовое обоснование со ссылкой на соответствующие нормы Конституции РФ, а также требование, обращенное к Конституционному Суду РФ в связи с запросом, ходатайством или жалобой.

Завершающая часть обращения — прилагаемые к нему документы, перечень которых дан в ст. 38 названного Закона. Все документы, прилагаемые к обращению, можно подразделить на обязательные и дополнительные.

К числу обязательных можно отнести следующие документы. К обращению должен быть приложен текст акта, подлежащего проверке, или положения Конституции РФ, подлежащего толкованию. Это связано с необходимостью проверки того, что заявитель при подготовке обращения исходил из официального текста.

Учитывая, что зачастую от имени заявителя в Конституционном Суде РФ выступает его представитель, п. 2 части первой ст. 38 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» требует приложить доверенность или иной документ, подтверждающий полномочия представителя (за исключением случаев, когда представительство осуществляется по должности), а также копии документов, подтверждающих право лица выступать в таком качестве.

Еще одним обязательным документом является документ об оплате государственной пошлины, размеры которой определены в ст. 39 названного Закона. В соответствии с частью третьей этой статьи некоторые виды обращений государственной пошлиной не оплачиваются: запросы судов, запросы о толковании Конституции РФ, ходатайства Президента РФ по спорам о компетенции, когда он не является стороной в споре, и др.

К жалобе на нарушение конституционных прав и свобод граждан помимо перечисленных документов необходимо приложить копию официального документа, подтверждающего применение либо возможность применения обжалуемого закона при разрешении конкретного дела.

Поскольку согласно ст. 33 названного Закона производство в Конституционном Суде РФ ведется на русском языке, заявитель также должен представить перевод на русский язык всех документов и иных материалов, изложенных на другом языке.

К обращению заявитель может приложить и другие документы и материалы, например списки свидетелей и экспертов, которых предлагается вызвать в заседание Конституционного Суда РФ.

Обращение и прилагаемые к нему документы и материалы представляются в Конституционный Суд РФ с копиями в количестве тридцати экземпляров. Граждане представляют необходимые документы с копиями в количестве трех экземпляров.

1 См. ч. 2, 4, 5, 7 ст. 125 Конституции РФ, ст. 5, 84, 88, 101, 107 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

studfiles.net

Обеспечить конституционный подход (Линара Сактаганова)

Обеспечить конституционный подход

В Казахстане растет количество детей, рожденных вне брака. В 2016 году судами республики рассмотрено 2165 дел об установлении отцовства, а в 2017 году данный показатель составил 2768 дел. Эксперты утверждают, что ослабление брачно-семейных ценностей обусловлено переменами, происходящими в обществе.

В производстве Специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних Карагандинской области находится дело женщины, которая родила ребенка и предъявила иск к отцу ребенка о признании отцовства и взыскании алиментов на свое содержание и содержание ребенка. Отцовство ответчик признал, однако нерешенным остался вопрос об алиментах в отношении содержания женщины.

Данное дело стало поводом для обращения суда в Конституционный Совет о признании неконституционным п. 5 ст. 47 Кодекса РК «О браке (супружестве) и семье».

В ходе заседания Конституционного Совета под председательством Кайрата Мами представление Специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних Карагандинской области было рассмотрено с участием депутатов обеих палат Парламента, представителей Генеральной прокуратуры, Министерства юстиции, Министерства образования и науки, Министерства труда и социальной защиты населения, Уполномоченного по правам человека, а также неправительственных организаций.

Открывая работу заседания, председатель Конституционного Совета Кайрат Мами подчеркнул, что основная суть представления суда сводится к тому, что Кодекс утверждает различные подходы к продолжительности выплат денежных средств на содержание беременной и/или родившей женщины, в зависимости от наличия или отсутствия факта зарегистрированного брака.

Так, согласно Кодексу женщина, не состоящая в зарегистрированном браке с отцом ребенка, вправе в судебном порядке требовать с него денежные средства на расходы по ее содержанию только в течение дородового и послеродового периода. При этом в соответствии со ст.ст. 147 и 148 Кодекса женщина, состоящая в браке, а также бывшая супруга вправе требовать выплаты по ее содержанию в период беременности, а также в течение трех лет со дня рождения общего ребенка.

По мнению суда, такое различие подходов к финансовому обеспечению матери и ребенка в зависимости от социального статуса женщины носит элементы дискриминационного характера.

Авторы обращения полагают, что указанная норма Кодекса не согласуется с требованиями ст. 27 Конституции, согласно которой материнство и детство находятся под защитой государства, и нарушает принцип равенства всех перед законом и судом.

Как сообщила председатель коллегии по гражданским делам Карагандинского областного суда Жанна Сейдалина, согласно требованиям ст. 47 Кодекса РК «О браке (супружестве) и семье» женщина может требовать от отца ребенка, если отцовство установлено, на содержание ребенка в дородовой и послеродовой период — 70 дней до родов и 56 после родов.

Вместе с тем, как пояснила Ж. Сейдалина, будучи в браке, женщина при такой же ситуации имеет право требовать от супруга то же содержание, но в период беременности и до достижения ребенком трехлетнего возраста.

— У нас осуждают женщин, беременных вне брака. Они вынуждены работать сейчас до самых родов и выходить на работу сразу же по завершении послеродового отпуска, потому что надеяться на поддержку со стороны родственников не представляется возможным. Почему такой неравный подход при одинаковой ситуации? Единственная разница — социальный статус женщины: в браке или вне брака, — подчеркнула председатель коллегии.

По ее словам, отсутствие у женщин материальной возможности растить ребенка является одной из возможных причин увеличения числа брошенных детей, оставшихся без попечения родителей.

При этом Жанна Сейдалина отметила, что обратившаяся женщина предъявила требование к отцу ребенка на свое содержание в размере восьми МРП за каждый месяц.

— На практике суды по таким делам выносили положительные решения, но Верховный Суд отказывал обратившимся женщинам, — добавила Ж. Сейдалина.

В своем обращении ювенальный суд Карагандинской области попросил установить тождественность рассматриваемых правоотношений и определить наличие объективных оснований для их различного регулирования.

Депутат Сената Парламента РК Дулат Куставлетов выразил мнение о нецелесообразности смешивания понятий «законный брак» и «сожительство». На его взгляд, социальное положение женщин в законном браке и вне брака имеет существенные различия.

— Требования по содержанию женщины, состоявшей в официальном браке, и женщин, не состоящих в браке с отцом ребенка, не могут сопоставляться, поскольку это разрушает семейно-брачные, нравственные ценности, институт семьи, способствует распространению внебрачных отношений и других негативных последствий. Семья — это ячейка общества. Нельзя поддерживать применение таких расплывчатых понятий, как гражданский брак, партнерство, однополые браки и так далее, — полагает сенатор.

По его мнению, в рассматриваемой норме дискриминационных признаков не усматривается. Более того, Р. Куставлетов выразил опасения, что в случае получения правового одобрения внебрачные отношения могут стать нормой.

— Женщина, родившая вне брака, в случае установления отцовства получает деньги на дородовой и послеродовой периоды. А остальные вопросы носят добровольный характер. Отец ребенка может содержать ее и малыша, если захочет. Мы здесь не можем сравнивать ребенка, который родился вне брака, и ребенка, который родился в браке, независимо от того, в разводе сейчас родители или живут вместе. В данном случае мы считаем, что признать данную норму неконституционной нет оснований, — подчеркнул спикер.

Мажилисмены, в свою очередь, считают, что брачно-семейное законодательство в целом не противоречит конституционным требованиям, однако данный вопрос все же необходимо передать на рассмотрение законодателя.

— Мы должны исходить из интересов ребенка. Но мы считаем, что признать данную норму неконституционной у нас нет оснований. С точки зрения Конституции , ничьи права эта норма не нарушает. Мы исходим только из того, что если у нас есть такая проблема, ее надо решить — отдать этот вопрос на усмотрение законодателя, то есть решить в рамках закона, — отметила депутат Мажилиса Парламента Анар Жаилганова.

Позицию Верховного Суда по данному вопросу высказала судья Верховного Суда Галия Ак-Куова.

— В нашем государстве, которое является правовым, светским, признаются только браки, заключенные при свободном и полном согласии в установленном законом порядке, с целью создания семьи, порождающие имущественные и личные неимущественные права и обязанности между супругами, — подчеркнула судья Верховного Суда.

Между тем она обратила внимание на формирование в обществе искаженного представления о материнстве, главной причиной которого, по ее мнению, стала господствующая во всем мире мода на свободные от регистрации браки. В целом Галия Ак-Куова констатировала рост числа рассматриваемых судами страны дел об установлении отцовства.

— Если в 2016 году судами республики рассмотрено с окончанием производства 2165 дел об установлении отцовства, в 2017 году количество дел указанной категории увеличилось до 2768 дел, — сообщила она.

Тем не менее важным, на ее взгляд, представляется соблюдение правового разграничения правоотношений между родителями и ребенком и между родителями ребенка.

— Согласно законодательству РК, ребенок, родившийся в законном браке, и ребенок, родившийся вне брака, в случае установления отцовства имеют равные права. Между тем права и обязанности между родителями возникают лишь при государственной регистрации заключения брака. Кроме того, даже женщина, состоявшая в законном браке, не во всех случаях может получать алименты от бывшего супруга в случае непродолжительности брака (до пяти лет), — отметила Г. Ак-Куова.

Таким образом, Верховный Суд посчитал выводы субъекта обращения о дискриминационном подходе ошибочными.

— Поскольку истец не имеет по закону права на получение алиментов от отца ребенка на свое содержание, так как не состоит с ним в зарегистрированном браке, то нет никакой дискриминации по отношению к ребенку, — добавила судья Верховного Суда РК.

В целом, по ее словам, в республике сложилась единообразная судебная практика по применению п. 5 ст. 47 Кодекса «О браке (супружестве) и семье», в соответствии с которой суд взыскивает не алименты, а денежные средства на расходы по содержанию матери в течение дородового и послеродового периодов. — На наш взгляд, уравнивание в правах на получение алиментов на свое содержание матери ребенка, не состоящей в браке, с супругой отца ребенка противоречит в целом принципам института брака, — заключила судья Верховного Суда РК.

Депутат Сената Парламента Сауле Айтпаева с позиции целесообразности выразила мнение о необходимости законодательного совершенствования и рассмотрения вопросов материнского капитала.

— Женщина для воспитания ребенка должна быть здорова и иметь материальные возможности, — считает сенатор.

В то же время С. Айтпаева сделала акцент на том, что доводы, приведенные в представлении ювенального суда, не согласуются с нормой ст. 39 Конституции РК, согласно которой права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только законами и лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения.

Руководитель Национального центра по правам человека Серик Оспанов прежде всего отметил важность приведения брачно-семейного законодательства в соответствие с национальным и международным правом с целью обеспечения наилучших интересов матери и ребенка. — Вопросы защиты прав женщин и детей являются приоритетными направлениями в деятельности Уполномоченного по правам человека. Проблема взыскания алиментов на содержание детей очень часто затрагивается в жалобах, поступающих в адрес омбудсмена. В июле прошлого года омбудсмен направил в адрес Генерального прокурора Казахстана обращение, в котором представил ряд предложений по совершенствованию механизмов взыскания алиментов на содержание несовершеннолетних детей. Рассматриваемое сегодня представление суда также является частью вопроса обеспечения эффективной защиты прав матери и ребенка в Казахстане, — подчеркнул С. Оспанов.

Вместе с тем он обратил внимание на то, что в представлении приведены положения международных договоров, ратифицированных Казахстаном, которыми предусматривается принцип одинаковой ответственности обоих родителей за воспитание и развитие ребенка.

Заслушав мнения экспертов, Конституционный Совет удалился в совещательную комнату. Как сообщалось, окончательное решение будет принято по итогам всестороннего анализа отечественного законодательства и практики зарубежных стран.

www.zakon.kz

Текст книги «Конституционное правосудие: теория судебного конституционного права и практика судебного конституционного процесса — Игорь Кравец»

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

В российской юридической науке существуют исследования, посвященные как теории и практике конституционного контроля, так и организации и функционированию конституционного правосудия, или юстиции[75] 75
См.: Шульженко Ю. Л. Конституционный контроль в России. – М., 1995; Кряжков В. А., Лазарев Л. В. Конституционная юстиция в Российской Федерации: Учебное пособие. – М., 1998; Витрук Н. В. Конституционное правосудие. Судебное конституционное право и процесс: Учебное пособие для вузов. – М., 1998; Митюков М. А., Барнашов А. М. Очерки конституционного правосудия (сравнительно-правовое исследование законодательства и судебной практики). – Томск, 1999; Кряжков В. А. Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации (правовые основы и практика). – М., 1999; Несмеянова С. Э. Конституционное правосудие в Российской Федерации. Учебное пособие. – Екатеринбург, 2000; Витрук Н. В. Конституционное правосудие в России (1991–2001 гг.): Очерки теории и практики. – М., 2001 и др.

В данной работе термины «конституционная герменевтика», «конституционная интерпретация», «толкование конституции» будут использоваться в одном понятийном ряду.

Конституционное толкование осуществляется в странах с различной правовой системой и с разнообразными видами демократической формы правления, где реализуется как судебный надзор за конституционностью актов судами общей юрисдикции, так и конституционный контроль специализированным органом юстиции. Толкование конституции может иметь официальный нормативный и казуальный характер. Применение казуального толкования осуществляется в ходе судебного надзора в американской конституционной системе и при реализации функции конституционного контроля в государствах, имеющих европейскую модель конституционного правосудия. Казуальное толкование конституционных норм имеет более широкий ареал распространения в современном мире, хотя содержательно и по применяемым процессуальным формам этот вид интерпретационной деятельности различается от страны к стране.

Официальное нормативное толкование предполагает принятие в особом разбирательстве решения об интерпретации конституционной нормы вне связи с рассмотрением какого-либо конкретного дела судом. Такое разбирательство возможно в абстрактной форме по запросу субъектов, уполномоченных конституцией страны или специальным законом об органе конституционной юстиции. Этот вид конституционного толкования не получил широкого распространения в западноевропейских государствах, но применяется на постсоветском пространстве, в некоторых странах СНГ – Азербайджане, Казахстане, Молдове, Узбекистане, Украине[78] 78
См.: Митюков М. А. Конституционные суды на постсоветском пространстве. – М., 1999.– С.92–93.

§ 2. Общая потребность, цели и возможности конституционной интерпретации

Герменевтические вопросы конституционной теории впервые получили самостоятельное исследовательское значение в американской правовой и политической мысли. Они были тесным образом связаны с потребностью осмыслить, как следует понимать язык Конституции, написанной в конце XVIII века, для того, чтобы регулировать общественные отношения и разрешать юридические конфликты между субъектами права, живущими и действующими в настоящее время.

В 1988 году американский исследователь Грегори Лей отмечал, что «фермент, который сейчас характеризует конституционную теорию является частично продуктом возобновленного интереса к герменевтическим вопросам». По его мнению, часто обсуждаемые вопросы о том, как определять значение текста (конституции), в чем заключается статус намерений отцов-основателей, историчность языка и последствия концептуальных изменений в праве, – правильно понимать как герменевтические проблемы[80] 80
Leyh G. Toward a Constitutional Hermeneutics // American Journal of Political
Science. – 1988. – Vol.32. – P.369.

Длительное время в отечественной юриспруденции герменевтические проблемы не имели самостоятельного значения и исследовательского интереса применительно к конституционному праву. В советской и позднее российской общей теории права ученые-правоведы традиционно рассматривали толкование правовых норм как деятельность, направленную на уяснение и разъяснение нормативных положений в процессе правоприменения. В современных исследованиях отмечается более широкая значимость юридического толкования в механизме правового регулирования: оно может быть востребовано в сфере правоприменения, правореализации и правотворчества. Работы С.С. Алексеева, М.Н. Марченко, Т.Я. Хабриевой служат тому подтверждением[81] 81
Алексеев С. С. Право: азбука – теория – философия: опыт комплексного исследования. – М., 1999.– С.129; Марченко М.Н. Теория государства и права. – М., 1996.– С.406–414; Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской Федерации: теория и практика. – М., 1998.– С.10–11.

Конституционное толкование – особый случай юридической герменевтики, применяемой по отношению к писаной конституции или конституционным законам, как это предусмотрено, например, в Албании и Словакии. В государствах, чьи правовые системы не основаны на писаной конституции, отсутствует и объективная потребность в конституционной интерпретации, механизм которой запускается, как правило, контролем или надзором за конституционностью правовых актов. Отсутствие конституционных норм, зафиксированных в правовом акте, обладающем высшей юридической силой, ведет к отказу от института судебного надзора за соответствием конституции иных правовых актов. Например, Великобритания отказалась от власти судебного надзора. Это произошло во многом потому, что в ней нет писаной конституции и конституционных законов с усложненной процедурой принятия, суверенитет парламента обеспечивает равную юридическую силу всем его актам, которыми могут быть изменены другие источники Британской конституции: конституционные обычаи и соглашения, судебные прецеденты, конституционная доктрина. В частности, в Великобритании, как и в некоторых других государствах, оспаривается демократическая законность власти судебного надзора. Дискуссии вокруг соотношения современного понимания демократии и судебного надзора за конституционностью актов служат важным аргументом в пользу принятия или отказа от конституционного правосудия[82] 82
См.: Arenson K.J. Rejection of the power of judicial review in Britain // Deakin Law Review. – 1996.– Vol.3.– № 1.– P.37.

В Соединенном Королевстве сфера деятельности судов традиционно была ограничена доктриной парламентского суверенитета, которую никто не мог оспаривать. Однако процесс европейской интеграции привел к ситуации, при которой европейские судебные инстанции получили значительно больше власти над британским правительством, чем британские судьи. Британское законодательство может быть объявлено противоречащим договорным обязательствам Соединенного Королевства. Такой правопорядок, как отмечает Симон Ли, получил название новой внешней конституции Великобритании[83] 83
См.: Ли С. Роль судей как защитников конституции // Современный конституционализм (по материалам советско-британского симпозиума). – М., 1990.– С.156.

Данное предложение осуществилось в 1998 году, когда был принят акт Парламента (Human Rights Act 1998) – Закон о правах человека, инкорпорировавший Конвенцию в правовую систему страны с положительными результатами для ее применения и толкования английскими судьями. Этот акт Парламента вступил в силу для Англии и Уэльса 2 октября 2000 года[86] 86
См.: Арнольд Райнер. Европейское конституционное право: некоторые размышления о концепции, возникшей во второй половине двадцатого века // Конституционное право: восточноевропейское обозрение.– 2001.– № 4. – С.109; Williams Susannah. The Human Rights Act 1998 – Caveat Business? // Business Law Review. – August/September 2000. – Vol.21. – No. 8/9. – P. 190–193.

Именно фиксированные (писаные) конституционные нормы, а в случае с Великобританией – положения Конвенции по сути конституционного характера, способны стать при их интерпретации критериями конституционности действующих в стране нормативных правовых актов, судебных решений и действий государственных органов.

Несмотря на очевидный факт, что ученые-конституционалисты разделены на множество фундаментальных направлений, конечно, большинство из них должно согласиться с тем, что любая конституция может включать и включает писаный текст. Содержание конституционных норм и установленные ими ограничения относительно полномочий властей и прав и свобод граждан могут быть различными. Однако конституция как писаный текст (независимо от содержания) предполагает применение к нему герменевтических усилий, которые требуют включения в процесс толкования, как категорий теории конституционного права, так и определенной философии герменевтики. Потому что объектом большинства конституционных интерпретаций является писаный текст, и потому что философская герменевтика пытается обнаружить неустранимые условия для понимания всех текстов, должно казаться, что герменевтика является соответствующим местом, с которого начинается серьезный анализ конституционной юриспруденции[88] 88
При этом Г. Лей говорит о «писаном дискурсе» («written discourse») как о предпосылке конституционной герменевтики. – См.: Leyh G. Toward a Constitutional Hermeneutics // American Journal of Political Science. – 1988. – Vol.32. – P.371.

Факт существования в стране писаной конституции – объективная предпосылка необходимая, но недостаточная для появления теории и практики конституционной герменевтики. Конституция всегда действует в определенной правовой системе и социальной среде. Она может выступать как реальный фактор правового регулирования и социальных преобразований и как номинальный свод «отвлеченных деклараций» в виде конституционных норм и принципов, которые не применяются вообще или применяются в незначительной степени при разрешении конкретных дел. Именно активное воздействие конституции на правовую систему и общество в целом, особенно если речь идет о динамичном переходном периоде преобразования государства и права, формирует запрос на конституционное толкование. Оно является ключевым условием мирного консенсуального разрешения конституционных конфликтов и стабильного преобразования правовой системы в соответствии с новыми конституционными принципами и конституционной идеологией. Этим во многом объясняется столь широкое распространение в большинстве постсоциалистических государств института официального общеобязательного и казуального или только казуального толкования Конституции.

Во все времена герменевтическое мышление тогда испытывало определенный подъем, получая благоприятные импульсы для своего нового возрождения или обновления, когда речь шла о переломном этапе общественного развития. Такие периоды общественного перелома, в течение которых происходит активизация герменевтической мысли, исследователи определяют в качестве «герменевтических ситуаций» (например, периоды распада ранней греческой античности, поздней классики, разложения средневековья, Реформации)[89] 89
См.: Габитова Р К публикации «Герменевтики» Ф. Д. Е. Шлейермахера // Общественная мысль: исследования и публикации. Вып.4.– М., 1993.– С.221.

В современной России наряду с другими постсоциалистическими странами глубина и охват общественных преобразований, включая трансформацию правовой системы после принятия Конституции РФ 1993 года, свидетельствуют о появлении «герменевтической ситуации». Подобная ситуация требует истолкования и применения новых правовых и конституционных принципов. Как справедливо отмечается в современных исследованиях, с помощью соответствующих принципов истолкования тексты, имеющие в данном обществе обязательную силу, интерпретируются таким образом, что оказывают или стабилизирующее или дестабилизирующее влияние.

Толкование конституционных принципов, оказывающее дестабилизирующее влияние на правовую систему, как правило, подготавливает условия для конституционной реформы или частичного изменения конституции. Конституционная интерпретация, которая оказывает стабилизирующее воздействие на правовую систему, способствует проведению в жизнь конституционных принципов, распространяет действие конституции в реформируемых отраслях права, преобразует общественное сознание и в целом служит целям достижения общественного и профессионального (юридического) консенсуса по наиболее важным и конституционно значимым вопросам, которые охватываются герменевтическими усилиями.

Таким образом, можно выделить следующие обстоятельства, влекущие потребность конституционного толкования: 1) наличие писаной Конституции, выполняющей функцию активного правового регулятора общественных отношений и социальных преобразований; 2) расхождение между нормами Конституции и политико-правовыми реалиями, которое вызывает необходимость в приспособлении конституционных положений к изменяющимся общественным отношениям; 3) возникновение у субъектов права неадекватного понимания конституционных норм, которое может привести к юридическим конфликтам и нарушению единства конституционной законности; 4) стремление обеспечить продолжительную жизнь конституции, эволюционный характер ее развития[90] 90
Применение различных методов судьями Верховного суда США при толковании Конституции позволяет приспособить ее нормы к велениям времени и обеспечить ее живое существование от поколения к поколению. О взаимосвязи различных методов («forms» or «modalities») конституционного толкования см.: Fallon R. H. A constructivist coherence theory of constitutional interpretation // Harvard Law Review. – 1987.– Vol.100.– № 6.– P.1189–1209.

Толкование конституции преследует ряд взаимосвязанных целей различного порядка. К таким целям относятся юридические, политические, социальные. Достижение этих целей определяет и возможности конституционной интерпретации. Реализованная возможность, как правило, достигает поставленной цели. Однако в тех случаях, когда конституционное толкование само в себе содержит неясные положения, поставленная цель (или набор целей) может быть не достигнута. В ситуации неясности конституционные положения, подвергнутые толкованию, не могут выполнить надлежащим образом заложенные в них намерения. Тем самым страдает эффективность конституционного регулирования и воздействия конституции на общественные отношения.

По мнению немецкого исследователя К. Хессе, интерпретация конституции «становится необходимой и проблематичной, когда нужно дать ответ на конституционно-правовой вопрос, который на основе конституции не может быть решен однозначно»[91] 91
Хессе К. Основы конституционного права ФРГ. – М., 1981.– С.41.

Среди судей Конституционного Суда РФ высказывается мнение, что при толковании конституции необходимо руководствоваться идеей рациональной организации общественных отношений. Так, один из авторов книги «Предприниматель – налогоплательщик – государство» судья Г.А. Гаджиев отмечает, что Конституционный Суд РФ исходит «из идеи необходимости рациональной организации общественных отношений», когда устанавливает «связь между текстом Конституции РФ и многообразием экономических, социальных, национально-этнических интересов, политических устремлений»[92] 92
Гаджиев ГА., Пепеляев С.Г Предприниматель – налогоплательщик – государство. Правовые позиции конституционного Суда Российской Федерации. – М., 1998.– С.53.

Юридические цели и возможности конституционного толкования охватывают различные элементы правовой системы, но, в первую очередь, они воздействуют на сферу конституционного права и конституционной политики.

На наш взгляд, можно выделить шесть таких целей и возможностей.

1. Раскрытие системных связей конституционных норм и норм других отраслей права.

2. Определение возможностей законодателей в вопросах развития и конкретизации норм конституции.

3. Формирование правил и конкретизация пределов прямого действия конституции.

4. Прояснение границ полномочий конституционных органов государственной власти.

5. Выяснение объема регулирования вопросов, входящих в различные предметы ведения, и вследствие этого разграничение спорных вопросов предметов ведения Федерации и субъектов Федерации.

6. Уточнение степени нормативности конституционной и законодательной политики в государстве.

Политические цели и возможности конституционной интерпретации затрагивают различные уровни публичной политики и, в целом, заключаются в противодействии радикальному инструментализму в вопросах организации и осуществления публичной власти. Наиболее важными являются две политические цели и возможности:

1) конституционное толкование способствует примирению противоборствующих политических групп и интересов и обеспечивает цивилизованное разрешение политических конфликтов;

2) в процессе его осуществления происходит соизмерение различных политических и иных ценностей, которых придерживаются различные социальные слои, политические и профессиональные группы, и легализация их согласованной иерархии посредством обсуждения и толкования.

Социальные цели и возможности интерпретации конституционных норм служат ориентиром для всей системы общественных отношений, с их помощью происходит более общее и всестороннее регулирование различных подсистем общества, поддержание динамического равновесия в развитии отдельных частей и всей целостности социума. С позиций конституционной интерпретации наиболее значимыми являются три цели и возможности.

1. Обеспечение интеграции общественной и государственной жизни, различных по своему социальному, национальному и иному происхождению граждан в единое конституционное и социальное сообщество посредством уравновешивания противоборствующих интересов и лежащих в их основе ценностей.

2. Широкое общественное распространение через реализацию результатов толкования новых конституционных идей, принципов и правил.

3. Формирование конституционной идентичности российского народа.

§ 3. Юридическая природа конституционной герменевтики

Консенсус и разногласия в вопросах конституционной интерпретации. Закономерным является вопрос, какие различия между конституционной и юридической герменевтикой определяют специфику конституционного толкования? В целом эти различия вытекают из юридических свойств, присущих конституции как Основному закону страны. Ее место в иерархии источников права определяющим образом влияет на природу толкования конституционных норм. Такие свойства Российской конституции, как верховенство, высшая юридическая сила в материальном и формальном смысле, прямое действие и непосредственное применение судами, роль юридического фундамента правовой системы – требуют обеспечения конституционной законности и накладывают печать на процесс интерпретационной деятельности. Для эффективной реализации конституционных норм необходимы не только развитое конституционное законодательство и правосознание, но и новая концепция толкования конституции, базирующаяся на ценностях демократического конституционного государства и цивилизованного гражданского общества.

Существует взгляд, что любая теория конституционной интерпретации испытывает ценностное напряжение под давлением критики осуществляемого выбора сторонниками иного подхода к соотношению различных конституционных ценностей. Любой метод конституционной интерпретации заключает в себе авторское видение рассматриваемого вопроса. Во введении к тематическому выпуску «Интерпретационные методологии: перспективы конституционной теории», давая беглый комментарий к статье каждого автора сборника, Эвен Т. Ли говорит: «Автор заключает, что каждая предварительно предложенная теория конституционной интерпретации является или непоследовательной или нормативно испорченной. Затем автор предлагает свой собственный метод конституционной интерпретации, провозглашая только его истинно легитимной или последовательной теорией»[93] 93
Lee Evan T Foreword // Hastings Constitutional Law Quarterly. – 1997. – Vol.24. – Number 2. – P.281.

Конечно, не может быть теории конституционной интерпретации, которая удовлетворяла бы интересам всех заинтересованных сторон. Очень мало шансов, что каждая новая теория конституционной интерпретации может привести к появлению базового консенсуса по поводу значения и содержания конституционных принципов. Внутри государственного органа, осуществляющего толкование (нормативное или казуальное) конституции, удовлетворительный консенсус может быть достигнут на основе принципа большинства.

В Конституционном Суде РФ решение принимается открытым голосованием путем поименного опроса судей. Причем председательствующий во всех случаях голосует последним. Решение считается принятым при условии, что за него проголосовало большинство участвовавших в голосовании судей. Это общее правило принятия решений. В случае, если при принятии решения по делу о проверке конституционности нормативного акта, договора между органами государственной власти, не вступившего в силу международного договора Российской Федерации голоса разделились поровну, решение считается принятым в пользу конституционности оспариваемого акта. Решение по спорам о компетенции во всех случаях принимается большинством голосов. ФКЗ о КС в первоначальной редакции закреплял, что решение о толковании Конституции РФ (в данном случае о нормативном, абстрактном толковании) принимается большинством не менее двух третей от общего числа судей (ст. 72 Федерального конституционного закона о Конституционном Суде РФ).

Однако в связи с изменением требования о кворуме и действующем составе Суда в 2014 годы появилась поправка, согласно которой решение о толковании Конституции РФ принимается большинством не менее двух третей от числа действующих судей (в ред. Федерального конституционного закона от 04.06.2014 № 9-ФКЗ)[95] 95
Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo. gov.ru, 04.06.2014

Стремление достигнуть консенсуса при обсуждении и принятии решения в Конституционном Суде РФ способствует проведению единой правовой политики в вопросах конституционной интерпретации и конституционного контроля. Через обсуждение принимаемого решения выявляется возможность достижение согласия на основе принципа большинства, и обнаруживаются расхождения во взглядах, позициях судей, которые могут послужить основой для принятия особых мнений. Открытое голосование важнейшая процедура конституционного правосудия для выявления вопросов консенсуса и разногласий. Как отмечается в комментарии к Закону о Конституционном Суде РФ, содержание решения составляют не только заключительная формулировка, но и приводимая в ее обоснование система аргументов, способная во многих случаях приобретать самостоятельное значение, в связи с чем процесс принятия решения неизбежно должен включать в себя детальное обсуждение всех его составных частей. После такого обсуждения, в ходе которого в основном судьи и выявляют свои позиции, процедура тайного голосования теряет всякий практический смысл[96] 96
Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации». Комментарий. – М., 1996.– С.225.

Итоговые решения Конституционного Суда РФ – плод коллегиальных усилий и устремлений. Однако в самом акте Суда перечисляются судьи, участвующие в рассмотрении дела, судья-докладчик (может быть не один), но не отмечаются судьи (или судья, например докладчик), оформившие (написавшие) решение. Авторство актов Конституционного Суда РФ могло бы подтверждаться указанием на имена судей, участвовавших в изложении конечного варианта решения (по абзацам или пунктам итогового решения). К тому же действующий ФКЗ о КС не исключает варианта появления итогового решения, принятого на основе проекта, подготовленного не судьей-докладчиком.

В отношении отказных определений Конституционного Суда РФ Закон также не определяет требования об указании судьи, который его отписал. Согласно ст. 41 ФКЗ о КС (в ред. Федерального конституционного закона от 04.06.2014 № 9-ФКЗ) Председатель Конституционного Суда РФ в порядке, установленном Конституционным Судом РФ, поручает одному или нескольким судьям предварительное изучение обращения. Предварительное изучение обращения судьей (судьями) является теперь обязательной стадией производства в Конституционном Суде РФ. В период с 1994 по 2014 годы предварительное изучение обращения должно было быть завершено не позднее двух месяцев с момента регистрации обращения. В 2014 году указанный срок был исключен из статьи.

Отказное определение принимается после заслушивания заключения судьи, проводившего на основании ст. 41 ФКЗ о

КС предварительное изучение обращения (запроса, жалобы и др.). Судья, проводивший предварительное изучение обращения, отражается в вводной части отказного определения[97] 97
Определение КС РФ от 15.09.2015 № 1828-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа о проверке конституционности положений частей 3.2 и 3.3 статьи 4.1 и части 3 статьи 18.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»// Документ опубликован не был.

Все отказные определения подписываются Председателем Конституционного Суда РФ, хотя реально их оформляют (отписывают) конкретные судьи. Судья или несколько судей, предварительно изучавший (изучавшие) обращение и должны отражаться в определении Суда как его написавшие.

Дискуссии о правовой природе отказных определений в конституционной юриспруденции показывают, что необходимо в ФКЗ о КС закрепить их легальный смысл и правовую природу. Обсуждаются в литературе и различия между обычными отказными определениями и отказными определениями с позитивным содержанием. Некоторые авторы считают, что «отказные» определения КС РФ, содержащие его правовую позицию («отказные» определения с позитивным содержанием), являются нормативными прецедентами толкования[98] 98
Маркин А.А. «Отказные» определения Конституционного Суда Российской Федерации и юридическая картина современной России // Конституционное и муниципальное право. 2012. № 12. С. 71–74.

Правила принятия решений в Конституционном Суде РФ хотя и основаны на принципе большинства, вместе с тем допускают появление особого мнения судьи (ст. 76 ФКЗ о Конституционном Суде РФ). Так, судья, не согласный с решением Конституционного Суда РФ, вправе письменно изложить свое особое мнение. Оно приобщается к материалам дела и подлежит опубликованию вместе с решением Конституционного Суда РФ. До поправок 2001 года особые мнения судей публиковались во всех источниках официального опубликования актов Суда. После поправок 2001 года только в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Особое мнение судьи – это способ и процедура институционализации разногласий в стенах Конституционного Суда РФ и одновременно – альтернативная аргументация в вопросах конституционного толкования и конституционного контроля. Правовая позиция судьи, изложенная в его особом мнении, может показывать направление дальнейшего развития теории конституционного права, а может выявлять содержательные противоречия в конституционной аргументации, изложенной в решении Суда. Тем не менее, особое мнение судьи переводит конфликт позиций по вопросам конституционного значения из стен органа конституционного правосудия в сферу публичного и научного обсуждения. Важно при этом, чтобы как решение Конституционного Суда РФ, так и особое мнение отдельного судьи (или судей) были проявлением честности, которая состоит в беспристрастности при принятии решений.

В вопросе принятия решений Конституционным Судом РФ применима позиция, отстаиваемая А. Макинтайром в отношении Верховного Суда США на основании собственной концепции морали. По мнению американского философа, «мы живем согласно разнообразным и многочисленным фрагментированным концепциям». Подобные концепции «используются в одно и то же время для выражения конкурирующих и несовместимых социальных идей и политик и наполняют нас плюралистической политической риторикой, функция которой состоит в сокрытии глубины наших конфликтов»[99] 99
Макинтайр А. После добродетели: Исследование теории морали / Пер. с англ. В. В. Целищева. – М., 2000.– С.342.

Следовательно, правовые позиции судей, выраженные как в решении Конституционного Суда РФ, так и в особых мнениях, должны отвечать требованиям беспристрастности, хотя существующие различия между ними основаны на разных конституционных ценностях.

За пределами органа конституционного правосудия границы разногласий по поводу принятого решения могут быть расширены благодаря вовлечению в процесс конституционного толкования ученых-правоведов, юристов-практиков, всего юридического сообщества. Поэтому в процесс осуществления конституционной герменевтики в широком смысле вовлекаются различные субъекты права. Широкое обсуждение вопросов толкования и значения конституционных норм позволяет говорить о существовании целого сообщества интерпретаторов конституции. Понятие «сообщество интерпретаторов конституции» объединяет различных субъектов права, включая судей, ученых-правоведов, юристов, должностных лиц, граждан, которые осуществляют официальное, доктринальное, обыденное и иное толкование конституционных норм. Совместными усилиями субъектов права, входящих в сообщество интерпретаторов конституции, могут быть выработаны общепринятые правила толкования конституционных норм.

В конституционной юриспруденции США используется понятие «интерпретационное сообщество», которое включает не только ученых-правоведов, юристов, судей, судей Верховного Суда США, но также, в конечном счете, и обычных граждан[101] 101
О понятии «интерпретационных сообществ» см.: Fish Stanley. Is There a Text in This Class? The Authority of Interpretive Communities. – Cambridge: Harvard Univ. Press, 1980. Esp. Chap. 15; Ball Terence. Constitutional Interpretation and Conceptual Change // Legal Hermeneutics: history, theory, and practice / Ed. by G. Leyh. – Berkeley: University of California Press, 1991. – P.129.

В российской конституционной юриспруденции вопросы интерпретации конституции решаются различными категориями лиц и институтов. Каждая категория вносит свой вклад в развитие теории и практики конституционной герменевтики. Официальное толкование Конституции РФ, осуществляемое в виде нормативного и казуального толкования Конституционным Судом РФ, создает нормативно-обязательный интерпретационный масштаб понимания конституционных норм для различных субъектов права.

Судебное неофициальное толкование Конституции РФ осуществляется различными судами Российской Федерации (общей и арбитражной юрисдикции) при разрешении по существу разнообразных категорий дел, но прежде всего высшими судебными инстанциями – Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ (до его упразднения в 2014 году) при разъяснении и формулировании правил применения отдельных норм и статей в российском законодательстве[102] 102
См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Российская газета. – 1995 г, № 247, 28 декабря; Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1993 года «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1994.– № 3.

Доктринальное толкование Конституции РФ учеными-правоведами, юристами, адвокатами расширяет горизонты конституционной герменевтики, создает новые подходы к изучению конституции и ее связей с другими отраслями законодательства, способствует возникновению альтернативных перспектив правоприменительной деятельности в конституционных вопросах, формирует образовательные, научные, реформаторские каноны конституционных положений и норм. Ценность доктринального толкования заключается в том, что с его помощью юридическое сообщество может воздействовать на законодательную политику в вопросах реализации Конституции РФ, содействовать через экспертную оценку развитию доктрины и практики официального толкования Конституции РФ, выявлять проблемные места и вопросы применения конституционных норм различными государственными органами и должностными лицами.

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

iknigi.net

Смотрите так же:

  • Сайт новомосковского суда тульской области Организация Новомосковский городской суд Тульской области Адрес: Г ТУЛА,УЛ М ТОРЕЗА Д 18 Юридический адрес: 301650, Тульская область, Новомосковский район, г Новомосковск, ул. Трудовые резервы,40 ОКФС: 12 - Федеральная собственность ОКАТО: 70234501 - Тульская область, Районы Тульской области, Новомосковский, […]
  • Законы рб об аренде ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ от 12 декабря 1990 года №460-XII (по состоянию на 31 декабря 2009 года) Настоящий Закон регулирует отношения, возникающие при заключении и исполнении договоров аренды природных ресурсов и имущества. Закон предусматривает такую перестройку общественных отношений, которая способствовала бы […]
  • Приказы по хранению лекарств в аптеке Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (Минздравсоцразвития России) от 23 августа 2010 г. N 706н г. Москва "Об утверждении Правил хранения лекарственных средств" Изменения и поправки Зарегистрирован в Минюсте РФ 4 октября 2010 г. Регистрационный N 18608 В соответствии со […]
  • Закон рк о финансовой отчетности О бухгалтерском учете и финансовой отчетности Закон Республики Казахстан от 28 февраля 2007 года N 234. Текст Официальная публикация Информация История изменений Ссылки Статья 1. Основные понятия, используемые в настоящем Законе Статья 2. Сфера действия настоящего Закона Статья 3. Законодательство […]
  • Закон рт 33 30.06.2011 года N 33-ЗРТ ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН О ПОРЯДКЕ И УСЛОВИЯХ ПРИСВОЕНИЯ ЗВАНИЯ "ВЕТЕРАН ТРУДА" Принят Государственным Советом Республики Татарстан 9.06.2011 года (в ред. Закона РТ от 10.10.2011 N 71-ЗРТ) Этот документ в других редакциях и связанные документы: Официальная публикация в СМИ:В данном виде […]
  • Две недели отработки при увольнении как считать Как считать две недели отработки при увольнении Актуально на: 31 января 2017 г. Сколько должен отработать работник при увольнении по собственному желанию? По общему правилу 2 недели. Именно за такой срок работник обязан письменно предупредить работодателя о расторжении трудового договора по своей инициативе. А как […]
  • Пенсия военных в 2014 г Повышение военных пенсий в 2018 году: Последние новости Содержание статьи: Индексация военных пенсий в 2018 году: Свежие новости Пенсии для военнослужащих подсчитывают несколько иначе, чем гражданским лицам. Для этого есть несколько нормативных актов, которые указывают, как определять размеры, какие надбавки […]
  • Будет ли пенсия с октября 2018 Повышение военных пенсий Содержание статьи: Индексация военных пенсий в 2018 году: Свежие новости Пенсии для военнослужащих подсчитывают несколько иначе, чем гражданским лицам. Для этого есть несколько нормативных актов, которые указывают, как определять размеры, какие надбавки положены, в каких случаях ее можно […]