Субъект судебно-психиатрической экспертизы

Объект и предмет судебно-психиатрической экспертизы

В соответствии с действующим законодательством объектом судебно-психиатрической экспертизы являются лица, в отношении которых решаются те или иные гражданские споры — истцы и ответчики, лица, в отношении которых решается вопрос о дее- и недееспособности и необходимости применения опеки. При проведении судебно-психиатрической экспертизы исследованию подвергается психическое состояние испытуемого не только на момент обследования, но и на период экспертно значимой ситуации. Для этого анализу подвергаются материалы гражданского дела, характеризующие личность испытуемого, данные медицинской документации из психиатрических и общесоматических медицинских учреждений.

Главной особенностью судебно-психиатрической экспертизы в гражданском процессе является необходимость дифференцированного подхода к решению вопроса о возможности испытуемого лица понимать значение своих действий и руководить ими применительно к различным юридическим актам, относящимся к различным периодам времени. В зависимости от характера юридического акта или предъявляемого иска это требует ретроспективной, актуальной или прогностической оценки психического состояния испытуемого лица. Судебно-психиатрическое заключение об интересующем суд психическом состоянии испытуемого должно основываться на анализе комплекса клинических, социально-психологических и бытовых характеристик. При определении способности испытуемого лица понимать значение своих действий и руководить ими в исследуемой ситуации должны учитываться не только клинические, но и психологические факторы (адекватность эмоциональных реакций, адаптационные возможности, мотивация поступков, логичность предъявляемых исков и совершенность сделок).

Предмет судебно-психиатрической экспертизы определяется дифференцированно и зависит от фабулы гражданского дела.

Предметом судебно-психиатрической экспертизы при признании гражданина недееспособным является оценка его психического состояния в прогностическом аспекте.

Согласно ст. 29 ГК гражданин, который вследствие психического расстройства или слабоумия не может понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном ГПК, и над ним устанавливается опека.

Признание гражданина недееспособным сопряжено с принудительным изменением его правового статуса:

— имущественные сделки, совершенные недееспособным гражданином, в соответствии со ст. 171 ГК считаются ничтожными;

— брак, совершенный недееспособным гражданином, считается недействительным;

— недееспособный гражданин может быть помещен в психоневрологический интернат, в том числе и помимо его желания.

В связи с тем, что признание гражданина недееспособным является вторжением в его правовой статус, закон определяет необходимость обеспечения максимальных гарантий и зашиты прав и интересов таких лиц. Законом установлено, что никто не может быть лишен дееспособности иначе как в судебном порядке. Таким образом, дееспособность и недееспособность являются юридическими категориями, находящимися в компетенции суда.

Поскольку признание лица недееспособным затрагивает существенные права и интересы гражданина, закон предусматривает, что право на возбуждение дела имеет ограниченный круг лиц и организаций. Дело о признании гражданина недееспособным может быть начато по заявлению членов его семьи, профсоюзов и иных общественных организаций, прокурора, органа опеки и попечительства, психиатрического лечебного учреждения (ч. 2 ст. 281 ГПК).

Заявление о признании лица недееспособным подается в суд по месту жительства этого лица, а если оно помещено в психиатрическое учреждение, то по месту нахождения этого лечебного учреждения (ч. 4 ст. 281 ГПК). В заявлении о признании гражданина недееспособным должны быть изложены сведения о наличии у него психического расстройства, лишающего его способности понимать значение своих действий и руководить ими (ч. 2 ст. 282 ГПК).

Дела данной категории рассматриваются с обязательным участием прокурора, который должен участвовать в деле и дать по нему заключение, даже если не он возбуждал это дело. Обязательное участие в деле и органов опеки и попечительства, что связано с осуществлением ими государственных функций по охране прав и интересов граждан (ч. 1 ст. 284 ГПК). Гражданин, в отношении которого рассматривается вопрос о признании его недееспособным, может быть привлечен к участию в деле, если это возможно по состоянию его здоровья (ч. 1 ст. 284 ГПК). Закон не предусматривает обязательного вызова в судебное заседание эксперта-психиатра. Однако когда у суда имеются основания для сомнений в обоснованности заключения судебно-психиатрической экспертизы и особенно в тех случаях, когда лицо, в отношении которого возбуждено дело о признании его недееспособным, по состоянию здоровья может давать показания и вызывается в судебное заседание, участие в судебном разбирательстве эксперта-психиатра необходимо.

Помимо заявителей, возбуждающих дело, к участию в деле о признании гражданина недееспособным привлекаются «заинтересованные лица». К их числу прежде всего относятся липа, в отношении правового состояния которых возбуждено дело. Эти лица имеют в деле прямую материально-правовую заинтересованность, поскольку решение по делу прямо отражается на их правовом положении.

Судья в ходе подготовки дела к судебному разбирательству при достаточности данных о наличии у гражданина психических расстройств назначает для определения его психического состояния судебно-психиатрическую экспертизу (ст. 283 ГПК). Проведение судебно-психиатрической экспертизы при решении вопроса о дееспособности (недееспособности) является обязательным. Судебно-психиатрическая экспертиза в этих случаях решает вопрос о соотношении психического состояния лица (медицинский критерий формулы недееспособности) и его способности понимать значение своих действий и руководить ими (юридический критерий формулы недееспособности). Только наличие психического расстройства не является основанием для вынесения решения о недееспособности гражданина. Проиллюстрируем это на примере.

Обследуемая В., 82 года, направлена на экспертизу для решения вопросов, может ли она по своему психическому состоянию в настоящее время понимать значение своих действий и руководить ими и нуждается ли в установлении опеки?

Известно, что В. росла в тяжелых материально-бытовых условиях, окончила четыре класса общеобразовательной школы, всю жизнь проработала в колхозе разнорабочей, дояркой. Была замужем, единственный сын погиб на войне. С 57 лет В. вышла на пенсию. Проживала одна в собственном доме, содержала домашний скот и птицу. После 60 лет перестала заниматься домашним хозяйством, оформила завещание на дом на свою племянницу. Последние три года стала плохо спать, высказывала соседям опасение, что ее могут ограбить и убить, стала вспыльчивой, раздражительной, ругалась с соседями, обвиняла их в том, что они по ночам стучат ей в окна, отравили ее собаку. При осмотре психиатром, который был вызван соседями, грубых интеллектуально-мнестических расстройств не обнаруживалось, устанавливался диагноз «сенильная паранойя с галлюцинаторными эпизодами». Была назначена терапия, все назначения врача-психиатра аккуратно выполняла. Стала более уравновешенной в общении с соседями, несмотря на возраст, содержала домашнюю птицу, выполняла всю необходимую домашнюю работу. Однако с племянницей оставались конфликтные отношения, высказывала в ее адрес претензии, что та не помогает ей ни физически, ни материально, появилось желание переписать завещание на дом на другого человека.

Племянницей было подано исковое заявление в суд о признании В. недееспособной и установлении над ней опеки. При проведении судебно-психиатрической экспертизы В. была правильно ориентирована, называла текущую дату, свой возраст, правильно датировала основные факты своей жизни, помнила названия принимаемых ею лекарственных средств. При расспросах рассказала, что несколько лет назад соседи стучали ей по ночам в окна, мешали спать, отравили ей собаку. Отмечает, что с тех пор, как стала принимать назначенные врачом лекарства, поведение соседей изменилось, и отношения с ними нормализовались- Она лучше себя чувствует, перестала «бояться», нормализовался сон. Негативно относится к племяннице, считает, что та должна ей помогать по хозяйству и деньгами, поскольку она написала на нее завещание на свой дом. Интеллект невысокий, мышление несколько замедленно по темпу, эмоционально лабильна. В целом критически оценивает свое психическое состояние и ситуацию, практическая ориентировка не нарушена. Экспертная комиссия пришла к заключению, что В. страдает хроническим психическим расстройством в форме органического заболевания головного мозга сосудистого генеза (церебральный атеросклероз, гипертоническая болезнь) с изменениями психики и периодическими психотическими эпизодами в анамнезе, что, однако, не лишает В. способности понимать значение своих действий и руководить ими в настоящее время.

Как видно из данного наблюдения, наличие периодических психотических эпизодов в рамках органического поражения головного мозга не является безусловным поводом для признания гражданина недееспособным. Наблюдавшиеся в прошлом психотические состояния с бредовыми идеями преследования и отравления, галлюцинаторными обманами восприятия легко купировались адекватной терапией, а выявленные у обследованной психические расстройства не достигали степени, которая влияла бы на ее способность понимать значение своих действий и руководить ими.

Отсутствие в деле заключения судебно-психиатрической экспертизы рассматривается в судебной практике как безусловный повод для отмены судебного решения о признании лица недееспособным. Если лицо, в отношении которого возбуждено дело, уклоняется от проведения судебно-психиатрической экспертизы, суд в судебном заседании при участии прокурора и врача-психиатра может вынести определение о его принудительном направлении на судебно-психиатрическую экспертизу (ст. 283 ГПК), т.е. вопрос о принудительном направлении на экспертизу не может решаться судьей единолично.

Над лицами, признанными недееспособными, устанавливается опека (ч. 2 ст. 285 ГПК). Опекунами могут быть назначены только совершеннолетние дееспособные граждане. Основной задачей опеки в соответствии со ст. 31 ГК является защита прав и интересов недееспособных лиц. Опека регулируется ГК, СК, а также Федеральным законом от 24.04.2008 № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве». Согласно ст. 31, 32, 35, 36 ГК опекуны являются законными представителями лиц, находящихся под опекой. Являясь законными представителями подопечного, опекуны вправе распоряжаться доходами подопечного им гражданина самостоятельно, если эти расходы направлены на содержание самого подопечного и осуществляются с предварительного разрешения органа опеки и попечительства. Опекуны могут совершать от имени подопечных и только в их интересах все необходимые юридически значимые действия и гражданско-правовые сделки. Они обязаны заботиться о содержании лиц, находящихся под опекой, обеспечивать им регулярное врачебное наблюдение и при необходимости — лечение. Они обязаны осуществлять необходимый уход, защищать права и интересы подопечных. Одновременно они должны следить, чтобы находящиеся под опекой лица не нарушали права и интересы других граждан.

В соответствии со ст. 37 ГК за действиями опекунов по распоряжению имуществом подопечных устанавливается контроль со стороны органов опеки и попечительства. Для обеспечения защиты прав и интересов опекаемых без предварительного согласия органов опеки и попечительства опекунам не разрешено совершать сделки, которые влекут за собой уменьшение имущества опекаемого. Только с предварительного согласия органа опеки и попечительства могут расходоваться средства подопечного.

В случае, если подопечный обладает недвижимым или ценным движимым имуществом, которое требует специальной заботы и управления, орган опеки и попечительства может определить управляющего и заключить с ним договор о доверительном управлении таким имуществом (ст. 38 ГК).

Решение суда о признании гражданина недееспособным может быть обжаловано на общих основаниях в кассационном порядке или опротестовано прокурором.

Поскольку признание гражданина недееспособным не является бессрочным, так как психическое состояние лица, признанного недееспособным, может улучшиться или он даже может выздороветь, возникает необходимость в восстановлении правового статуса гражданина и его дееспособности. Закон предусматривает, что признание гражданина дееспособным возможно, если основания, в силу которых гражданин был признан недееспособным, отпали (п. 3 ст. 29 ГК).

Признание дееспособным лица, ранее признанного недееспособным, осуществляется в самостоятельном процессе и регулируется п. 3 ст. 29 ГК. Право обращаться в суд с заявлением о признании ранее признанного недееспособным лица дееспособным имеют заинтересованные лица, в том числе и опекун (ч. 2 ст. 286 ГПК). Наиболее часто вопрос о признании гражданина дееспособным ставят психиатрические лечебные учреждения. Заявление подается по правилам подсудности (по месту жительства или по месту нахождения лечебного учреждения, где он находится). Таким образом, заявление о восстановлении дееспособности не обязательно должен рассматривать суд, ранее вынесший решение о недееспособности. Это дело также рассматривается с обязательным участием прокурора и представителя органов опеки и попечительства.

Приняв заявление к производству, суд в порядке подготовки дела к судебному разбирательству должен истребовать и приобщить к делу копию решения суда, которым гражданин был признан недееспособным. При решении вопроса о восстановлении дееспособности гражданина проведение судебно-психиатрической экспертизы обязательно. Экспертиза в этих случаях назначается по общим правилам определением суда.

Установив, что лицо, ранее признанное недееспособным, выздоровело или в состоянии его психического здоровья произошло значительное улучшение, в результате чего у гражданина восстановилась способность понимать значение своих действий и руководить ими, суд выносит решение о признании лица дееспособным. На основании решения суда отменяется установленная над гражданином опека (ч. 2 ст. 286 ГПК).

Последние годы в новых экономических условиях участились случаи нарушения гражданских прав лиц, злоупотребляющих психоактивными веществами (ПАВ), а также членов их семей. Находясь под воздействием ПАВ. эти лица оказываются неспособными отстоять свои имущественные интересы и становятся объектом манипуляций со стороны различного рода мошенников.

Практика работы судов показывает, что в последнее время все чаще возбуждаются дела по признанию той или иной юридической сделки (обычно это купля-продажа недвижимости) недействительной на основании того, что один из участников сделки находился в состоянии опьянения тем или иным ПАВ либо в состоянии «запоя». Это и оказывается в последующем предметом судебно-психиатрического экспертного исследования в рамках судебного разбирательства.

Согласно современным взглядам судебной психиатрии на данную проблему, несмотря на присутствующие при этом психические нарушения и особенно расстройство критических способностей, лицо в состоянии простого алкогольного или непсихотической формы наркотического опьянения сохраняет возможность понимать значение своих действий и руководить ими. А это означает, что все совершенные им в таком состоянии юридические сделки не могут быть по критерию болезненного расстройства психической деятельности признаны недействительными. При таком положении дел единственной мерой, которая в какой-то мере защищает интересы как самого больного хроническим алкоголизмом или наркоманией, так и его семьи, является признание таких лиц ограниченно дееспособными.

Согласно ст. 30 ГК, если совершеннолетний гражданин злоупотребляет спиртными напитками или наркотическими средствами и тем самым ставит свою семью в тяжелое материальное положение, он может быть ограничен в дееспособности, С момента вступления решения суда об этом в силу над этим лицом устанавливается попечительство (ч. 1 ст. 285 ГПК).

Установление ограниченной дееспособности лиц, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотиками, преследует две цели. С одной стороны, это одна из косвенных мер борьбы с алкоголизмом и наркоманией, а с другой — защита интересов лиц, которые в той или иной мере зависят материально от больного наркологическим заболеванием. В случае, когда суд получает объективные доказательства о прекращении данным лицом злоупотребления алкоголем или наркотиками, он вправе полностью восстановить его дееспособность.

Учитывая тот факт, что ограничение дееспособности совершеннолетнего гражданина является существенным вторжением в его правовой статус, установление ее законом допускается при наличии на то серьезных оснований. Предпосылки вынесения такого решения носят исключительно социальный характер и не имеют отношения к медицинским аспектам проблемы алкоголизма и наркомании.

Первым и необходимым условием для постановки вопроса об ограниченной дееспособности лица в судебном порядке является факт злоупотребления им спиртными напитками иди наркотическими веществами. ГК не оговаривает обязательное наличие у данного лица хронического алкоголизма или наркомании, а также диспансерный учет в связи с этим. Лишь чрезмерное и систематическое употребление спиртного, которое находится в противоречии с интересами семьи и приводит к тяжелому материальному положению, дает право на ограничение дееспособности данного лица.

Причинно-следственная связь между фактом злоупотребления лицом тем или иным ПАВ и тяжелым материальным положением его семьи является обязательным условием, поскольку основной целью признания лица ограниченно дееспособным является защита интересов семьи, которая материально от этого лица зависит.

Ограничение дееспособности граждан определяется судом в порядке, установленном ГПК. Как показывает практика, дела по признанию лиц ограниченно дееспособными возбуждаются, как правило, при обращении прокурора. Общественные организации, а также органы опеки, попечительства, психиатрические лечебные учреждения редко используют предоставленное им законом право обратиться в суд по такого рода делам.

В ГПК определены требования, которым должно соответствовать заявление об ограничении дееспособности (ч. 1 ст. 282 ГПК). В нем излагаются факты, подтверждающие, что данное лицо чрезмерным и систематическим злоупотреблением спиртными напитками ставит свою семью в тяжелое материальное положение. В связи с этим суды должны располагать следующими материалами:

— показания заявителей, отражающие факты чрезмерного злоупотребления спиртными напитками, вследствие чего семья данного лица несет материальный ущерб;

— материалы о нарушениях данным лицом общественного порядка;

— акт обследования материальных условий жизни;

— документы о составе семьи, справка о заработке, характеристика с места работы;

— акт медицинского обследования о наличии у данного лица признаков хронического алкоголизма или пристрастия к злоупотреблению спиртными напитками.

Решение суда, вынесенное только на основании медицинского заключения о наличии у данного лица признаков хронического алкоголизма и наркомании, неправомерно, поскольку подобное решение в соответствии сост. 30 ГК допускается только при условии, что тяжелое материальное положение семьи связано со злоупотреблением им спиртными напитками независимо от того, есть ли у него признаки хронического алкоголизма или нет.

Обследуемый М., 48 лет, направлен на экспертизу в связи с иском жены о признании его ограниченно дееспособным. М. имеет высшее медицинское образование, работал врачом реанимационной бригады на машине «скорой помощи», по работе характеризовался высококвалифицированным специалистом. Женат, имеет взрослую дочь, которая живет отдельно, и двух детей подросткового возраста (11 и 12 лет). Последние 10 лет злоупотребляет алкоголем, стал пропускать работу без уважительной причины, несколько раз увольнялся с работы за прогулы, но в связи с прошлыми заслугами и высокими профессиональными качествами вновь восстанавливался на той же работе. Последние три года в связи со снижением профессионального уровня работает на той же работе санитаром. Ежедневно употребляет алкоголь с больших количествах (до 1,5 л водки в день), выносит из дома вещи, зарплату жене не отдает. Семья живет только на заработную плату жены, которая работает медицинской сестрой, и получаемых ей денег не хватает на обеспечение нормального питания и одежды себе и детям. Дети питаются и одеваются за счет поддержки соседей и родительского комитета школы. Семья имеет задолженность по квартплате более чем за три года.

При освидетельствовании в ГНЦССП им. В. П. Сербского по заключению терапевта выявлена гипертоническая болезнь второй стадии, токсический гепатит, по заключению невролога — токсическая полинейропатия.

Психическое состояние: ориентировка во всех видах сохранена; в беседе облегчен, беспечен, формально соглашается, что жена и дети находятся в тяжелом материальном положении. Легко дает обещания прекратить употреблять спиртные напитки и восстановится на работе в прежней должности. Мышление конкретного типа, суждения поверхностные, эмоционально неустойчив, память на прошлые события несколько снижена. Психотической симптоматики (бреда, галлюцинаций) не выявлено.

Экспертная комиссия пришла к заключению, что у М. имеются признаки алкогольной зависимости второй стадии. При рассмотрении данного дела судом был учтен факт, что в результате злоупотребления М. спиртными напитками семья оказалась в тяжелом материальном положении, в связи с чем было принято решение о признании его ограниченно дееспособным.

В соответствии с ч. I ст. 284 ГПК дело о признании гражданина ограниченно дееспособным суд рассматривает в присутствии его самого, прокурора и представителя органа опеки и попечительства. Поскольку в данных делах не предусматривается иска, в них нет и предполагаемых субъектов спорного правоотношения. Поэтому лица, в отношении которых рассматривается данное дело, именуются не ответчиками, а заинтересованными лицами, а члены семьи, терпящие ущерб от таких субъектов, принимают участие в процессе как заявители независимо от того, какая инстанция возбудила данное дело.

Префектура в течение месячного срока обязана назначить ограниченному в дееспособности лицу попечителя, без согласия которого данный гражданин не сможет принимать участие в правовых актах установленного судом объема.

Статья 30 ГК предусматривает возможность отмены судебного решения об ограничении дееспособности гражданина. Это возможно в тех случаях, когда основания, по которым была применена эта мера, «отпали». При этом нигде нет уточнения того, что понимается под термином «отпали». По-видимому, речь идет о таком прекращении или уменьшении злоупотребления спиртными напитками или наркотиками, при котором данное лицо уже не ставит свою семью в тяжелое материальное положение.

Предметом судебно-психиатрической экспертизы в гражданском процессе о признании сделки, в том числе и завещания, недействительными является ретроспективная оценка состояния лица на момент совершения данного юридически значимого действия. При этом оцениваются не только психическое состояние лица, но и индивидуально-психологические особенности его личности и их влияние на поведение испытуемого в исследуемой ситуации, наличие состояния алкогольного опьянения и т.д.

Иски по признанию юридических сделок недействительными в новых экономических условиях, сложившихся в Российской Федерации, рассматриваются в судах все чаще. Наиболее часто встречаются дела по оспариванию следующих сделок: завещание, купля-продажа, доверенность, дарственная и т.д. Согласно ст. 79 ГПК, если необходимо определить психическое состояние лица в период совершения сделки, судья имеет право назначить судебно-психиатрическую экспертизу.

Статья 30 ГК не влияет на результаты юридической сделки, совершенной гражданином в период, предшествующий признанию его судом ограниченно дееспособным. В этих случаях права гражданина могут быть защищены в соответствии со ст. 177 ГК, которая говорит, что «сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не мог понимать значения своих действий или руководить ими, признается судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения». Недействительность сделки означает, что действие, совершенное в форме сделки, не обладает качеством юридического факта, способного привести к тем последствиям, которых желали субъекты сделки. Признание сделки недействительной влечет аннулирование прав и обязанностей, реализация которых привела бы к нарушению закона. Каждая из сторон сделки, признанной недействительной, обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре возместить его стоимость в деньгах.

Так как период совершения юридической сделки ограничен точными временными границами, то при производстве такого рода судебно-психиатрических экспертиз необходимо как можно более точно установить время начала возникновения психического расстройства и решить вопрос о том, насколько была выражена болезненная симптоматика и как она влияла на способность лица понимать значение своих действий и руководить ими в период совершения сделки.

Поскольку юридической сделкой является акт осознанных, целенаправленных, волевых действий физических лиц, совершая которые, они стремятся к достижению определенных правовых последствий, сущностью любой юридической сделки является воля и волеизъявление сторон, с которыми связывают юридические последствия сделок. Свободное волеизъявление может быть нарушено многими причинами не только психического, но и психологического свойства. Поэтому при решении вопроса о сделкоспособности целесообразным является проведение комплексной психолого-психиатрической экспертизы, которая позволит определить имеющееся психическое расстройство, полно и качественно исследовать личность, ее индивидуально-психологические особенности, мотивационную и эмоционально-волевую сферы, сохранность которых в условиях совершения сделки влияла на свободное волеизъявление.

ГК содержит лишь юридический (психологический) критерий, и врачу-эксперту предоставляется возможность самому решать вопрос о том. при каких болезненных состояниях гражданин не мог понимать значения своих действий или руководить ими. В связи с такой формулировкой ГК «состояние» на момент совершения сделки, подлежащее экспертной оценке, представляет собой более широкий предмет для исследования. В этом случае предполагается оценка не только психического, но и психологического или какого-либо иного состояния в момент совершения сделки, в том числе и состояния алкогольного опьянения или запоя.

Не является основанием для применения к гражданину ст. 177 ГК формальная констатация у него признаков психического заболевания. В данном случае важен не просто факт наличия у него тех или иных психических расстройств, а то, могли гражданин понимать значение своих действий или руководить ими в исследуемой ситуации.

Обследованная Ф. в течение 15 лет страдает шизофренией, протекающей с ипохондрическими и аффективными нарушениями. По этому поводу она неоднократно лечилась в психиатрических больницах, получала курсовую терапию лекарственными средствами. В результате проводимой терапии ее состояние нормализовалось, и она продолжала работать инженером, согласно производственной характеристике со своими профессиональными обязанностями справлялась, поддерживала деловые отношения с сослуживцами. Замужем, имеет двух несовершеннолетних детей, отношения в семье ровные. Два года назад обменяла свою квартиру на другую меньшей площади с денежной доплатой. В настоящее время подала исковое заявление в суд о признании этой сделки недействительной в связи с тем, что она страдает хроническим психическим заболеванием в форме шизофрении. Экспертная комиссия пришла к заключению, что Ф. страдает хроническим психическим расстройством в форме шизофрении, однако имеющиеся у нее в связи с этим психические расстройства на период совершения сделки были выражены не столь значительно, чтобы лишать ее способности понимать значение своих действий и руководить ими.

Для определения способности лица понимать фактический характер своих действий и руководить ими необходимо в первую очередь оценить сохранность интеллектуально-мнестических функций, волевой сферы, критических и прогностических способностей. При выявлении у больного признаков деменции вопрос о применении к нему ст. 177 ГК всегда решается положительно.

Обследуемая Н., 76 лет, проживала одна в трехкомнатной квартире, близких родственников не имела, с племянником никогда никаких отношений не поддерживала. На учете у психиатра никогда не состояла. Последние пять лет нарушилась память. Перестала узнавать соседей по дому. Путала их имена, часто при встрече рассказывала им о себе нелепые истории. Содержала квартиру в антисанитарном состоянии. Внешне стала неопрятной. Случайному знакомому оформила генеральную доверенность с правом распоряжаться всем своим имуществом. В день продажи ее квартиры была помещена этим человеком в психиатрическую больницу, где была дезориентирована, не понимала смысла простых вопросов и сути происходящих с ней событий. Ей был установлен диагноз «сенильная деменция неуточненная» с нарастающими мнестическими расстройствами, интеллектуальным снижением, нарушением критических функций и адаптационных способностей, характеризующихся прогредиентным течением.

При рассмотрении гражданского дела о недействительности сделки по продаже квартиры, заведенного по исковому заявлению племянника, была проведена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, которая пришла к заключению, что Н. страдает сенильной деменцией с прогредиентным течением, в период совершения сделки не понимала значения своих действий и не могла руководить ими. Решением суда данная сделка была признана недействительной.

Статья 177 ГК может быть применена и по отношению к больным, которые при совершении юридической сделки находились в психотическом состоянии (наличие в психическом состоянии признаков расстроенного сознания, бреда, галлюцинаций).

Предметом судебно-психиатрической экспертизы по бракоразводным делам является:

— оценка психического состояния лица на момент вступления в брак в случае иска одного из супругов о признании брака недействительным;

— оценка психического состояния лица, состоящего в браке, при иске одного из супругов о расторжении брака.

Согласно ст. 14 СК не допускается заключение брака между лицами, из которых хотя бы одно признано судом недееспособным. При несоблюдении этого условия брак признается судом недействительным (п. 1,2 ст. 27 СК).

Закон предусматривает также возможность признания брака недействительным, если он заключен хотя и дееспособным гражданином, но находящимся в период регистрации брака в состоянии, исключающем способность понимать значение своих действий и руководить ими. В задачу судебно-психиатрической экспертизы в этом случае входит изучение психического состояния лица в момент заключения брака. При этом важно не только установить психическое состояние лица, но и уточнить время его возникновения по отношению к моменту вступления в брак, а также тяжесть и глубину психических расстройств в тот период в аспекте их влияния на способность лица понимать значение своих действий и руководить ими при заключении брака.

Обследованный К., 78 лет, по профессии музыкант, проработал много лет в Московской филармонии, был женат, детей от брака не было, жена умерла 15 лет назад. После смерти жены оформил завещание на квартиру, в которой проживал, и денежные вклады на племянницу жены, с которой поддерживал и после смерти жены близкие отношения. Два года назад женился на женщине моложе его на 26 лет. Вскоре после регистрации брака написал новое завещание на свое имущество на жену. Племянницей первой жены было подано исковое заявление в суд о признании второго брака и второго завещания недействительными в связи с тем, что К. в тот период обнаруживал признаки психического расстройства. Из материалов гражданского дела следовало, что последние пять лет К. стал нелепым в поведении, часто терялся на улице, не мог найти свой дом, вместо своей квартиры заходил в квартиру соседей, при этом путал не только этажи, но и подъезды. Перестал общаться с племянницей. Однажды на фоне высокой температуры в связи с простудным заболеванием зашел к соседям по площадке, сказал им, что находится в клубе для гомосексуалистов, просил соседей отвезти его домой. Через два дня после нормализации температуры тела эти явления прошли, вспоминал об этом впоследствии как о реальных событиях. Однажды был доставлен машиной «скорой помощи» в городскую больницу в состоянии растерянности, не мог назвать своего имени и адреса. По документам была найдена жена, которая увезла его домой. При осмотре врачами-психиатрами был растерян, дезориентирован, не понимал, где он находится, и цели обследования. При расспросах о его женитьбе рассказывал о первой жене, подробно говорил об их совместной жизни. Активно о втором браке и о новом завещании не рассказывал, на вопросы об этом давал лишь формально утвердительные ответы. Был установлен диагноз сенильной деменции и дано заключение, что в период заключения брака и при оформлении последнего завещания К. не понимал значения своих действий и не мог ими руководить.

В соответствии с п. 2 ст. 16 СК брак может быть прекращен путем его расторжения по заявлению одного или обоих супругов, а также по заявлению опекуна супруга, признанного судом недееспособным. Предметом судебно-психиатрической экспертизы в этих случаях является оценка психического состояния испытуемого (признанного недееспособным супругом) в период совместного проживания в браке с выявлением психического расстройства, которое может препятствовать дальнейшей семейной жизни. Для ответа на этот вопрос анализируется глубина и прогредиентность имеющихся психических расстройств, выясняется, создают ли эти психические расстройства трудные условия для совместного проживания. Для объективизации выносимого решения исследуется социально-бытовой статус, уровень и стабильность социальной адаптации испытуемого супруга, особенности семейных отношений.

К психическим расстройства, препятствующим дальнейшей семейной жизни, относятся:

— грубые психопатоподобные расстройства с ауто- и гетероагрессией;

— бредовые идеи различного содержания, направленные против лиц ближайшего окружения, в том числе на второго супруга, детей, внуков;

— имеющиеся психические расстройства, существенно влияющие на условия совместного проживания, мешающие разумной заботе о детях, наносящие ущерб в отношении второго супруга.

Обследованный П., 36 лет, экономист по образованию. Женат 15 лет, от брака имеет двух детей восьми и 14 лет. Последние восемь лет страдает параноидной шизофренией с бредовыми идеями отравления, воздействия, слуховыми обманами восприятия. Периодически лечится в связи с этим в психиатрической больнице, выписывается из больницы без заметного улучшения. Оценка психического состояния: дома агрессивен, обвиняет жену и детей в том, что они подсыпают ему в пищу крысиный яд, хотят его отравить. Неоднократно избивал жену и старшего сына, после одного из избиений сын лечился в больнице по поводу сотрясения головного мозга.

Жена подала иск о признании брака недействительным. При судебно-психиатрической экспертизе по данному делу П. напряжен, раздражителен, легко дает брутальные реакции гневливости, обвиняет жену в попытках его отравить, уверен, что она и старший сын подсыпают ему в пищу крысиный яд. Чувствует это по болям в желудке, по ощущению «отмирания» и «высыхания» внутренних органов. Высказывает угрозы в адрес жены и сына. Мышление непоследовательное, паралогичное, эмоционально холоден, критики к своему состоянию и ситуации нет.

Было сделано заключение, что П. страдает хроническим психическим расстройством в форме параноидной шизофрении, не может понимать значение своих действий и руководить ими, имеющиеся у него бредовые идеи и грубые психопатоподобные расстройства с гетероагрессией препятствуют дальнейшей семейной жизни.

Таким образом, перед судебно-психиатрической экспертизой при исках о признании брака недействительным и о расторжении брака стоят различные задачи, и оценка психического состояния испытуемого касается различных временных периодов. В случаях о признании брака недействительным решающее значение имеет ретроспективная оценка состояния испытуемого в прошлом — в момент заключения брака. При судебно-психиатрической экспертизе по вопросу о расторжении брака предметом исследования является настоящее психическое состояние испытуемого с учетом его прогностической оценки.

Решение вопроса о возможности одного из родителей принимать участие в воспитании детей регламентируется ст. 73 СК, согласно которой суд может с учетом интересов ребенка принять решение об отобрании ребенка у родителей (одного из них) без лишения их родительских прав (ограничение родительских прав). Ограничение родительских прав допускается, если оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно для ребенка по обстоятельствам, от родителей (одного из них) не зависящим (психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и др.), ограничение родительских прав допускается также в случаях, если оставление ребенка с родителями (одним из них) вследствие их поведения является опасным для ребенка, но не установлены достаточные основания для лишения родителей (одного из них) родительских прав.

Согласно ст. 73 СК ограничение родительских прав значительно отличается по своему содержанию и процессуальным последствиям от лишения родительских прав (ст. 69 СК). Родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если они виновны в неисполнении своих обязанностей: уклоняются от выполнения обязанностей родителей, злоупотребляют своими родительскими правами, жестоко обращаются с детьми, являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией, совершили умышленное преступление против жизни и здоровья супруга. В отличие от этого ограничение родительских прав предусматривает случаи, когда оставление ребенка с родителями или одним из них опасно для ребенка по обстоятельствам, от родителей (одного из них) не зависящим, в частности в связи с наличием у родителей (одного из них) психического расстройства.

В соответствии с формулировкой п. 2 ст. 73 СК предметом судебно-психиатрической экспертизы в этих случаях является определение психического состояния испытуемого родителя в аспекте его опасности для ребенка с обязательным установлением отдаленного прогноза психического заболевания.

Чаще всего судебно-психиатрическая экспертиза в этих случаях проводится в отношении женщин с неблагоприятным течением таких психических заболеваний, как шизофрения и органическое поражение головного мозга. Критериями опасности для ребенка в этих случаях являются:

— наличие в клинической картине болезни грубых психопатоподобных расстройств;

— наличие бредовых идей (ревности, преследования, воздействия, отравления), направленных на конкретных лиц из ближайшего окружения (второй супруг, дети, внуки, родители);

— наличие глубокой и длительной депрессии с суицидальными тенденциями.

Обследованная М., 29 лет, имеет высшее инженерное образование, последние пять лет нигде не работает, живет на пенсию по инвалидности в связи с наличием у нее хронического психического расстройства в форме шизофрении. От неизвестного лица три года назад родила девочку. Проживает с ребенком в отдельной квартире. По показаниям соседей и родителей часто оставляет ребенка дома одну, не приходит домой ночевать, и девочка даже ночью находится в квартире одна. Ребенок ходит по квартире всегда без одежды. М. объясняет это окружающим тем, что она закаляет девочку. Практически с полугодовалого возраста кормит ребенка пищей, которой питается сама, «приучает ее быть взрослой». Не выводит девочку гулять, а если выходит вместе с ней на улицу, то не подпускает ребенка к другим детям, «чтобы не заразилась». Категорически возражает против участия своих родителей в воспитании своего ребенка.

Родители М. подали исковое заявление в суд об отобрании у нее ребенка без лишения ее родительских прав. При судебно-психиатрическом освидетельствовании по данному делу был установлен диагноз параноидной шизофрении с бредовыми идеями воздействия, нарастающими негативными нарушениями и прогрессирующим углублением социальной дезадаптации. Имеющиеся у М. психические расстройства характеризуются прогредиентным течением и представляют опасность для ребенка.

Иск об ограничении родительских прав может быть предъявлен близкими родственниками ребенка, органами и организациями, на которые законом возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей, дошкольными образовательными учреждениями, общеобразовательными учреждениями и другими учреждениями, а также прокурором (п. 3 ст. 73 СК). Дела об ограничении родительских прав рассматриваются с участием прокурора и органа опеки и попечительства (п. 4 ст. 73 СК).

Закон о психиатрической помощи предоставил возможность обжалования действий, ущемляющих права граждан при оказании им психиатрической помощи, непосредственно в суд, который рассматривает дело по жалобе в порядке гражданского судопроизводства (ст. 47). Чаще всего это дела о неправомерном, по мнению жалобщика, применении недобровольных психиатрических мер — недобровольном психиатрическом освидетельствовании, недобровольной госпитализации, недобровольной постановке на учет в психоневрологическом диспансере и т.д. Поскольку обжалуемые в этих случаях действия касаются специальных психиатрических вопросов, суд в соответствии со ст. 79 ГПК должен назначить судебно-психиатрическую экспертизу. При оценке подобных дел суды должны учитывать следующие обстоятельства:

— правовой аспект ситуации — обеспечение установленных Законом о психиатрической помощи процедур и соблюдение законодательных критериев для применения психиатрических мер;

— медицинский аспект — установление факта, что данное лицо, к которому медицинские меры были применены, действительно страдает психическим расстройством определенной тяжести и нуждается в психиатрическом лечении;

— социальный аспект — изучение семейных и общественных связей и отношений лица, например возможность ухода за ним и обеспечение его лечением вне психиатрического стационара.

Предметом судебно-психиатрической экспертизы при рассмотрении исков, связанных с недобровольным психиатрическим освидетельствованием, недобровольной госпитатизацией и постановкой на учет в психоневрологический диспансер, является оценка психического состояния испытуемого в эти периоды, а также оценка правильности соблюдения процедуры применения этих мер в соответствии с Законом о психиатрической помощи. При этом экспертной оценке подвергается как соответствие психического состояния лица основным положениям, согласно которым к нему могли быть применены недобровольные меры медицинского характера, так и порядок осуществления недобровольного освидетельствования и недобровольной госпитализации.

При рассмотрении вопроса о правомерности недобровольного психиатрического освидетельствования в задачи судебно-психиатрической экспертизы входит установление соответствия психического состояния лица указанным в ч. 4 и 5 ст. 23 Закона о психиатрической помощи критериям недобровольного освидетельствования.

При обжаловании недобровольной госпитализации в психиатрическую больницу необходимо установить соответствие психического состояния лица правовым основаниям для недобровольной госпитализации, регламентированным в п. «а»-«в» ч. 4 ст. 29 того же Закона. При обжаловании недобровольного психиатрического освидетельствования или недобровольной госпитализации судебно-психиатрическая экспертиза должна ответить на следующие вопросы:

— страдает ли лицо каким-либо психическим расстройством в настоящее время и страдало ли им в период, относящийся к недобровольному психиатрическому освидетельствованию или госпитализации; если да, то каким?

— является ли имеющееся психическое расстройство тяжелым (требование ст. 29 о недобровольной госпитализации) и при этом обусловливало ли оно в период недобровольного психиатрического освидетельствования или госпитализации непосредственную опасность лица для себя или окружающих, его беспомощность, существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи?

— нуждалось ли данное лицо по своему психическому состоянию в тот период в недобровольном психиатрическом освидетельствовании или недобровольной госпитализации, и, если нуждалось, то вследствие каких особенностей его психического состояния?

— способно ли данное лицо в период подачи иска понимать значение своих действий иди руководить ими, а также принимать участие в судебном процессе в качестве истца, защищать свои интересы?

При решении вопроса о правомерности установления диспансерного наблюдения предметом судебно-психиатрической экспертизы является определение соответствия психического состояния лица критериям установления диспансерного наблюдения, содержащимся в ст. 27 Закона о психиатрической помощи. В этих случаях судебно-психиатрическое заключение должно содержать ответы по следующим вопросам:

— страдает ли данное лицо каким-либо психическим заболеванием и страдало ли им на период принятия решения об установлении диспансерного наблюдения; если да, то каким?

— если психическое расстройство есть, является ли оно хроническим или затяжным с тяжелыми и стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями?

— нуждалось ли данное лицо в период принятия рассматриваемого решения и нуждается ли в настоящее время в установлении за ним диспансерного наблюдения; если да, то почему именно?

Эксперты-психиатры не вправе касаться правовых оценок оспариваемых действий и не могут оценивать порядок оказания психиатрической помощи, поскольку оценка этих обстоятельств психиатрических познаний не требует, и суд устанавливает их на основании других доказательств.

В случаях обжалования незаконного, с точки зрения истца, увольнения предметом судебно-психиатрической экспертизы является решение вопроса о психическом состоянии лица в период, предшествующий его увольнению, или во время вынужденного прогула, т.е. о том, правомерно ли было увольнение за прогул, если улица обнаруживались в тот период признаки обострения психического заболевания.

В таких гражданских исках истцы нередко добиваются компенсации за утрату трудоспособности, будто бы связанную с поступками сослуживцев, предполагаемым ущемлением их прав, предвзятым к ним отношением.

Другой категорией трудовых споров является установление диагноза психического расстройства, в результате чего лицо оказалось не годным к определенным видам деятельности, связанной с повышенной опасностью (например, к военной службе, службе в органах внутренних дел, в авиации). В этих случаях в компетенцию судебно-психиатрических экспертных комиссий входит лишь решение диагностических вопросов- ретроспективная оценка на основании представленных медицинских документов, показаний свидетелей на тот период, письменная продукция самих испытуемых. Решение вопроса о профессиональной пригодности осуществляет Центральная врачебно-летная экспертная комиссия гражданской авиации, специализированные воинские комиссии. Федеральное бюро медико-социальной экспертизы.

Если конфликтная ситуация данного рода возникает после установления психиатрического диагноза в порядке недобровольного оказания психиатрической помощи и после административного решения об увольнении с работы или отстранении от выполнения профессиональных обязанностей, то в первую очередь решается вопрос о соответствии психического состояния испытуемого в тот период критериям, предусмотренным Законом о психиатрической помощи.

studme.org

Судебно-психиатрическая экспертиза

Краткое психиатрическое освидетельствование на дому, в офисе, в нотариальной конторе

Комплексная психолого-психиатрическая экспертиза

7 — 14 дней / 2-3 дня срочная

Полное психиатрическое освидетельствование

7 — 10 дней / 2-3 дня срочная

Посмертная судебно-психиатрическая экспертиза

7 — 10 дней / 2-3 дня срочная

Психиатрическая экспертиза по материалам дела

7 — 10 дней / 2-3 дня срочная

7 — 14 дней / 2-3 дня срочная

Экспертный анализ обоснованности заключений ранее проведенных судебно-психиатрических экспертиз по гражданским и уголовным делам

7 — 10 дней / 2-3 дня срочная

Психиатрическая экспертиза — вид исследования, проводимого на основе использования специальных знаний в области психиатрии, с целью оценки психического состояния того или иного лица.

Независимая психиатрическая экспертиза необходима в таких ситуациях:

  • при проведении или оспаривании имущественных сделок;
  • при оспаривании результатов судебно-психиатрической экспертизы;
  • при оспаривании психиатрического диагноза;
  • при определении дееспособности.

При проведении психиатрической экспертизы нередко возникает необходимость в исследовании психолога. Комплексная психолого-психиатрическая экспертиза максимально учитывает все нюансы ситуации, позволяя сформировать независимое заключение. В случаях, когда возникают сомнения в обоснованности психиатрического диагноза, не остается других вариантов, кроме как оспорить медицинское заключение, заручившись поддержкой специалистов.

Где провести в Москве психиатрическую экспертизу?

При выяснении вопроса, где сделать психиатрическую экспертизу, следует руководствоваться такими критериями, как профессионализм и опыт экспертов.

ООО » Клиника медико-криминалистических исследований» располагает большим штатом профессиональных сотрудников и занимается всеми видами судебных экспертиз в области судебной медицины, наркологии, криминалистики, лингвистики и права, имеет практику в осуществлении стоматологической и почерковедческой экспертизы, а также обладает соответствующей компетентностью в проведении психиатрических и психологических экспертиз. Уникальный опыт, накопленный сотрудниками компании ООО «КМКИ», основывается на специфике негосударственного экспертного учреждения и его взаимодействия с судебными и следственными органами.

Решение, где провести психологическую экспертизу, отталкивается также от финансовых возможностей клиентов. Стоимость судмед экспертизы рассчитывается в индивидуальном порядке и во многом определяется степенью сложности решаемой проблемы, а также необходимостью привлечения к исследованию дополнительных специалистов.

ООО » Клиника медико-криминалистических исследований» — одна из ведущих компаний в области проведения экспертиз не только в Москве, но и за ее пределами.

Преимущества проведения экспертизы в ООО «КМКИ»

  • профессиональный подход;
  • формирование независимого мнения;
  • выполнение работ в сжатые сроки;
  • гарантия строгой конфиденциальности;
  • бесплатная консультация при рассмотрении документов;
  • выезд специалиста в суд;
  • предоставление услуг по юридическому сопровождению;
  • работа во всех регионах России и ближнего зарубежья;
  • рассрочка при оплате услуг;
  • возможность заказа услуг онлайн.

Сроки проведения и гарантии

Сроки проведения экспертизы зависят от объема исследуемых данных и сложности конкретной ситуации и устанавливаются в пределах от одного до 21 дня. Все исследования проводятся специалистами, имеющими стаж более 15 лет. Высокая квалификация экспертов компании подтверждена медицинской лицензией. Это позволяет компании с уверенностью гарантировать высокое качество выполненной работы.

Заключение независимого эксперта, полученное в результате исследований, обладает доказательной силой, как в гражданских, так и в уголовных процессах. Кроме того, клиенты компании имеют возможность пригласить эксперта в суд для личного подтверждения результатов проведенных исследований, что служит гарантией принятия справедливого судебного решения.

Звоните прямо сейчас:+7(495) 374-63-12

kmki1.ru

Смотрите так же:

  • Юристы по жкх вопросам бесплатно Юридическая консультация по вопросам ЖКХ Жилищно-коммунальное хозяйство представляет собой комплекс подотраслей, которые обеспечивают функциональность инфраструктуры различных зданий, путём предоставления услуг создающих или поддерживающих комфорт и удобство проживания граждан. В этот комплекс входят: фирмы по […]
  • Жалоба в жилинспекцию на ук Как можно написать и грамотно оформить жалобу на управляющую компанию в жилищную инспекцию? Жилищная инспекция – это первая инстанция, в которую обращается недовольный жилец после того, как управляющая компания не исполнила его требования, изложенные в претензии. Некоторые потребители коммунальных услуг и вовсе […]
  • Получение гражданства рф вич Получение РВП при наличии ВИЧ-заболевания Проблема такова. Получила свидетельство переселенца в иркутскую область из Казахстана, и приехала на территорию вселения, но здесь выяснила, что больна ВИЧ. Смогу ли я как то получить рвп и гражданство по госпрограмме? И что мне вообще делать в этом случае?. Уехать я с детьми […]
  • Новый закон о судах общей юрисдикции Федеральный конституционный закон «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» от 07.02.2011 N 1-ФКЗ ст 35 (ред. от 21.07.2014) Статья 35. Председатель, заместитель председателя районного суда 1. Председатель районного суда и его заместитель (заместители) назначаются на должность Президентом Российской Федерации […]
  • Что делать если есть страховка но нет техосмотра Что делать если есть страховка но нет техосмотра "Особенности языка закона: Речевые особенности официально-делового стиля вообще в полной мере свойственны и языку законов как его подстилю. Более того, в языке законов эти особенности встречаются в концентрированном виде и используются с повышенной строгостью. В […]
  • Бесплатные юристы в норильске Консультация юриста онлайн Быстрый ответ — на срочный вопрос, ответ в течение часа 100% гарантия консультации юриста Круглосуточная онлайн консультация 24/7 Понятные ответы на вопросы любой сложности Всегда на связи адвокаты юристы онлайн прямо сейчас Реальная консультация от живых юристов Ответ сразу […]
  • Приказ об учете материальных ценностей Приказ Минфина РФ от 30 марта 2001 г. N 26н "Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01" (с изменениями и дополнениями) Приказ Минфина РФ от 30 марта 2001 г. N 26н"Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01" С изменениями и дополнениями […]
  • Осаго в саратове ленинский район Где купить страховку ОСАГО в Саратове Наличие полиса обязательного страхования автогражданской ответственности (ОСАГО) является законодательно закрепленной нормой для всех автовладельцев на территории РФ. Наличие полиса ОСАГО позволяет компенсировать ответственность виновники ДТП пострадавшей стороне в объеме […]