Уголовный закон и уголовно-правовая норма

Рубрикатор

Уголовный закон: понятие, источники, структура и значение. Уголовно-правовая норма и ее структура. Действие уголовного закона во времени. Обратная сила закона

Уголовный закон – это нормативный акт, приятный органом законодательной власти России и устанавливающий основания и принципы уголовной ответственности, определяющий, какие общественно опасные деяния признаются преступлениями, какие наказания предусмотрены за их совершение, в каких случаях возможно освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Уголовным законом является УК РФ: принят Гос Думой ФС РФ 24 мая 1996 г., одобрен Советом Федерации ФС РФ 5 июня 1996 г., подписан Президентом РФ 13 июня 1996 г., вступил в силу с 1 января 1997 г.

Структура уголовного закона (УК РФ) – кодифицированный нормативный акт, состоящий из двух частей (Общей и Особенной). Каждая часть состоит из разделов, глав, статей, частей и пунктов. УК РФ содержит 12 разделов, 34 главы, около 360 статей. Статья закона – это форма фиксации в письменном виде правовой нормы.

Статьи Общей части состоят из норм, устанавливающих обязательные принципы и положения уголовного права, дают понятия преступления, наказания и основания освобождения от уголовной ответственности и наказания.

Статьи Особенной части содержат описание признаков конкретных преступлений и предусматривают определенные виды и размеры наказаний за их совершение.

Источниками угол.закона яв-ся:

1. Международно-правовые акты (договоры, конвенции).

2. Конституция РФ.

3.ФЗ (Ооружии, О наркотических и психотропных вещ-вах).

4. Подзаконные нормативные акты (указы президента РФ, постановления правительства РФ, приказы Ген. Прокурора).

5. Постановления Конституционного суда РФ.

6.Постановления пленумов ВС РФ.

Уголовным законом РФ является только официальный текст УК РФ. Все ФЗ изменяющие и дополняющие УК РФ подлежат обязательному в него включению.

Действие уголовного закона во времени

Общий принцип действия уголовного закона во времени означает, что применяется уголовный закон, который действовал во время совершения преступления (ч.1. ст.9).

Во 2 ч. ст.9 указано, что временем совершения преступления считается время совершения общественно опасного деяния (действия, бездействия) независимо от времени наступления последствий.

Временем окончания длящегося преступления считается время их фактического окончания.

Время совершения продолжаемых преступлений считается время совершения последнего преступного акта.

Время совершения преступления в соучастии считается время совершения действий каждым из соучастников.

Исключение. Ст. 10 Обратная сила уголовного закона

Обратная сила уголовного закона – распространение действия уголовного закона на лиц, совершивших преступления до вступления такого закона в силу.

В соответствии со ст.10 УК РФ обратную силу имеют 3 типа уголовного закона:

1. уголовный закон, устраняющий преступность деяния.

Способы устранения преступности деяния:

— путем исключения той или иной статьи из особенной части УК;

— путем изменения диспозиции статьи;

— путем изменений положений общей части УК.

2. законы, смягчающие наказание – меняется санкция;

3. закон иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление. (дополнительная возможность освобождения от ответственности, изменение сроков снятия судимости).

Закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание либо иным образом ухудшает положение лица, совершившего преступление, обратной силы не имеет.

Уголовно-правовая норма и ее структура. Норма права – признаваемое и обеспечиваемое государством общеобязательное правило поведения, из которого вытекают права и обязанности участников общественных отношений.

Структура нормы права – ее внутреннее строение. Обычно норма права имеет трехзвенную структуру: гипотеза, диспозиция, санкция. Нормы Общей части состоят из диспозиций, лишь некоторые из них содержат гипотезы. Нормы Особенной части – из диспозиций и санкций.

Норма права состоит из трех элементов:

1. Гипотеза – содержит условия, при возникновении которых данная норма подлежит применению, а также перечень лиц, в отношении которых она применяется.

С помощью гипотезы определенный в диспозиции абстрактный вариант поведения соотносится с конкретным субъектом, названными обстоятельствами, временем и местом.

а) по строению они подразделяются на простые и сложные. В простой гипотезе указано одно обстоятельство, при наличии или отсутствии которого действует юридическая норма. При наличии в гипотезе одновременно двух или более обстоятельств, в совокупности обусловливающих действие нормы, она называется сложной.

б) альтернативная гипотеза – это гипотеза, в которой указано несколько вариантов обстоятельств (альтернативных), при которых возможно действие нормы.

в) по форме выражения гипотезы их подразделяют на абстрактные и казустические.

Гипотеза – необходимый элемент структуры юридической нормы. Она конкретизирует обстоятельства, при которых вступает в действие диспозиция нормы права.

2. Диспозиция – это второй структурный элемент нормы права. Она содержит правило поведения при наступлений условий, предусмотренных гипотезой. Здесь указаны конкретные права и обязанности участников правоотношений.

а) простая диспозиция, называющая вариант поведения, но, не раскрывающая, не разъясняющая его;

б) описательная диспозиция, описывающая все существенные признаки поведения;

в) ссылочная диспозиция, не излагающая правило поведения, а отсылающая для ознакомления с ним к другой норме закона.

3. Санкция – третий, завершающий элемент нормы права. В ней содержится указание на последствия, которые наступают применительно к субъектам права при реализации диспозиции.

Виды санкций:

1) штрафные или карательные меры ответственности (лишение свободы, штраф, выговор, взыскание материального ущерба и др.);

2) меры предупредительного воздействия (привод, арест имущества, задержание в качестве подозреваемого в совершении преступления, и др.).

3) меры защиты (восстановление на прежней работе рабочих и служащих, ранее незаконно уволенных; и др.).

По объему и размерам неблагоприятных для правонарушителя последствий можно выделить следующие позиции:

1) абсолютно-определенные санкции – размер и порядок применении неблагоприятных последствий.

2) относительно-определенные санкции – границы неблагоприятных последствий указаны от минимального до максимального или только до максимального.

3) альтернативные санкции – несколько видов неблагоприятных последствий, из которых правоприменитель выбирает одну.

ifreestore.net

19. Уголовный закон. Понятие, структура, уголовно — правовая норма:

Уголовный закон – принятый высшим органом законодательной власти РФ кодифицированный акт, содержащий совокупность уголовно-правовых норм, в которых устанавливаются принципы и общие положения уголовной ответственности, определяется, какие общественно опасные деяния являются преступлениями и какие наказания подлежат применению к лицам, их совершившим, а также условия освобождения от уголовной ответственности и наказания.

УК РФ основывается на: 1)Конституции РФ;

2) общепризнанных принципах международного права – основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо;

3) общепризнанных нормах международного права – правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного.

УК РФ состоит из Общей и Особенной частей. Общая часть состоит из шести разделов, которые делятся на главы:

1) Раздел I. Уголовный закон: задачи и принципы Уголовного кодекса Российской Федерации; действие уголовного закона во времени и в пространстве;

2) Раздел II. Преступление: понятие преступления и виды преступлений; лица, подлежащие уголовной ответственности; вина; неоконченное преступление; соучастие в преступлении; обстоятельства, исключающие преступность деяния;

3) Раздел III. Наказание: понятие и цели наказания. Виды наказаний; назначение наказания;

4) Раздел IV. Освобождение от уголовной ответственности и от наказания: освобождение от уголовной ответственности; освобождение от наказания; амнистия, помилование, судимость;

5) Раздел V. Уголовная ответственность несовершеннолетних:

6) Раздел VI. Иные меры уголовно-правового характера: принудительные меры медицинскогохарактера; конфискация имущества.

Особенная часть включает:

1) Раздел VII. Преступления против личности: преступления против жизни и здоровья; преступления против свободы, чести и достоинства личности; преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности; преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина; преступления против семьи и несовершеннолетних;

2) Раздел VIII. Преступления в сфере экономики: преступления против собственности; преступления в сфере экономической деятельности; преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях;

3) Раздел IX. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка: преступления против общественной безопасности; преступления против здоровья населения и общественной нравственности; экологические преступления; преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта; преступления в сфере компьютерной информации;

4) Раздел X. Преступления против государственной власти: преступления против основ конституционного строя и безопасности государства; преступления против государственной

власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления; преступления против правосудия; преступления против порядка управления;

5) Раздел XI. Преступления против военной службы;

6) Раздел XII. Преступления против мира и безопасности человечества.

20.Преступление, правонарушение. Понятие, признаки: Правонарушение – это деяние, направленное на нарушение общественного порядка, причинение морального и материального ущерба, не выполнение установленных предписаний и игнорирование запретов. Любое правонарушение имеет конкретные характеристики: совершается некоторым лицом в определенном месте, противоречит имеющемуся закону и четко определяется по данным признакам.

Преступление – это один из видов правонарушения, ответственность за которое предусмотрена Уголовным кодексом

Объектами правонарушения могут быть какие-либо социальные интересы.

Основным объектом преступления являются общественные отношения. А также интересы личности, любые формы собственности, конституционный строй, безопасность и окружающая среда.

Степень общественной опасности

Степень общественной опасности является главным критерием при разграничении правонарушения и преступления. Эта граница достаточно условная и подвижная. Одно и то же действие может быть классифицировано и как правонарушение, и как преступление. Чем больший вред был нанесен объекту посягательства, тем больше вероятности рассмотрения данного проступка при помощи Уголовного кодекса.

Правонарушения включают в себя невыполнение норм, предусмотренных любыми законами и нормативными актами. Регулируются при помощи Административного кодекса.

Отличительной особенностью преступления является то, что противоправные действия регулируются уголовным законодательством.

Наказуемость преступлений и правонарушений

Вред, который наносится преступлением или правонарушением, имеет негативное социальное воздействие, а значит следствием такого поступка должно быть наказание.

Только преступления предполагают уголовное наказание, назначенное решение суда, и как следствие – наличие судимости у субъекта.

При правонарушении меры воздействия не настолько жесткие. Это могут быть штрафы, общественные работы и даже арест, но все это не предполагает судимости.

Возраст наступления ответственности

За преступление подросток может быть судим при достижении 16 лет, но в некоторых случаях допускается привлечение к ответственности и с 14.

Административная ответственность наступает с 16 лет. До этого за правонарушение ребенка ответственны его родители. 21. Уголовная ответственность. Понятие, основание:

Уголовная ответственность — это сложное социально-право¬вое последствие совершения преступления, которое включает че¬тыре элемента:

обязанность лица дать отчет в содеянном перед государством (в лице его уполномоченных органов),основанную на нормах уголовного за¬кона и вытекающую из факта совершения преступления;

отрицательную оценку (осуждение, признание преступным) совершенного деяния, выраженную в судебном приговоре, и порицание (выражение упрека) лица, совершившего это деяние;

назначенное винов¬ному наказание или иную меру уголовно-правового характера;

судимость как специфическое правовое последствие осуждения с отбыванием назначенного наказания.

Основание уголовной ответственности

Проблема основания уголовной ответственности рассматри¬вается в двух аспектах — философском и юридическом.

Философский аспект проблемы заключается в решении вопро¬са, почему человек должен нести ответственность за свои поступ¬ки. Юридическая наука исходит из того, что социальным основанием для возложения на человека ответственности за обществен¬но значимое поведение служит свободаволи, понимаемая как наличие возможности свободно выбирать способ поведения. Ес¬ли человек не располагал свободой выбора поведения в силу пси¬хического заболевания, лишающего человека способности осоз¬навать фактическое содержание или социальное значение своих действий (бездействия), или его поведение было обусловлено, например, воздействием непреодолимой силы или непреодоли¬мого физического принуждения, то такие действия (бездейст¬вие) не имеют уголовно-правового значения и, как лишенные свободы выбора поведения, не могут влечь уголовной ответствен-ности.

Юридический аспект проблемы основания всякой правовой, в том числе и уголовно-правовой, ответственности означает вы¬яснение вопроса, за что, т.е. за какое именно поведение может наступить ответственность. Действующее законодательство уста¬новило, что «основанием уголовной ответственности является со¬вершение деяния, содержащего все признаки состава преступле¬ния, предусмотренного настоящим Кодексом» (ст. 8 УК РФ).

Состав преступления — это юридическая характеристика дея¬ния, которое объективно обладает свойством общественной опас¬ности. Поэтому одно лишь формальное наличие признаков соста¬ва преступления еще не может служить основанием уголовной от-ветственности. 22. Состав преступления. Понятия, элементы.

Состав преступления – это совокупность установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление. Состав преступления состоит из четырех элементов: объекта преступления, объективной стороны преступления, субъекта преступления, субъективной стороны преступления.

1.Объект преступления – это то, на что посягает преступление.

2. Объективная сторона преступления характеризует деяние (действие или бездействие), посредством которого совершенно преступление. К объективной стороне относятся также последствия преступного деяния и причинная связь между деяниемвиновного лица и наступившими последствиями.

3. Субъект преступления – лицо, совершившее преступление.

4. Субъективная сторона преступления, характеризуется виной лица, совершившего преступление.

Значение состава преступления состоит в том, что только установление всех его признаков в конкретном деянии дает основание констатировать сам факт совершения преступления (как основания для возникновения правоотношения между преступником и государством), правильно квалифицировать действия виновного по соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса и тем самым определить характер и объем ответственности и наказания.

По характеру законодательной конструкции составы преступлений подразделяются:

1. Материальный состав – обязательным элементом объективной стороны оконченного состава преступления является наличие последствий. Например, ст. 105 УК РФ – умышленное убийство, ст. 158 УК РФ – кража.

2. Формальный состав – обязательным признаком является само совершение запрещенных законом действий, независимо от наступления вредных последствий.

Например: клевета, оскорбление, дезертирство.

3. Усеченный состав – обязательным признаком является наступление вреда, но не после, а во время совершения общественно-опасного деяния. Например, разбой, т.е. момент считается оконченным составом преступления.

23. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. В жизни встречаются случаи, когда действие или бездействие, внешне сходное с преступлением и обычно влекущее уголовную ответственность, в данной конкретной обстановке имеет иное содержание и является общественно полезным, в связи с чем не признается преступлением. Применительно к такого рода ситуациям можно говорить об обстоятельствах, исключающих преступность деяния,

Обстоятельствами, исключающими преступность деяния в силу отсутствия противоправности и вины, признаются действия, хотявнешне и сходные с деяниями, предусмотренными уголовным законом, и выражающиеся в причинении вреда правоохраняемым интересам, но совершенные лицом при осуществлении своего субъективного права, выполнении юридической обязанности или исполнении служебного долга с соблюдением условий их правомерности.

Выделяют шесть обстоятельст исключающие преступность деяния:

причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление

физическое и психическое принуждение

исполнение приказа или распоряжения

Необходимая оборона — это правомерная защита личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства. Необходимая оборона является субъективным естественным правом граждан России, провозгласившей право каждого защищать свои права и свободы любыми способами, не запрещенными законом. Социальный смысл необходимой обороны состоит в отсутствии общественной опасности деяния, противопоставляемого посягательству нападающего, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление: Социальное назначение данной нормы — стимулирование активных мер со стороны граждан по пресечению преступлений, задержанию лиц, совершивших преступления, реализации задач неотвратимости наказания и обеспечения правосудия по уголовным делам. Задержание лица, совершившего преступление, является субъективным правом гражданина, а не обязанностью.

Крайняя необходимость: При крайней необходимости предполагается устранение опасности, непосредственно угрожающей личности и ее правам, интересам других лиц, общества и государства путем причинения вреда охраняемым уголовным законом иным интересам, если эта опасность не могла быть устранена другими средствами (способами). Пример: нарушитель ПДД на грузовой автомашине совершает в опасной близости от двигающегося навстречу автобуса обгон и выезжает для этого на полосу встречного движения. Чтобы избежать лобового столкновения водитель автобуса поворачивает вправо, в результате чего автобус опрокидывается в кювет, в результате некоторым пассажирам причиняется вред здоровью. В данном случае водитель грузовика поставил в состояние «крайней необходимости» водителя автобуса и последний действовал правильно исходя из сложившейся ситуации, поскольку устранить в этих условиях опасность иными способами, как установили эксперты, он не мог. Физическое и психическое принуждение: Физическое принуждение осуществляется с целью подавить волю, заставить человека осуществить преступление в результате побоев, причинения физических страданий, членовредительства и других подобных действий, которые лишают его возможности руководить своими действиями (или бездействием). В качестве психического принуждения могут выступать угрозы физического воздействия на лицо, его близких, угроза убийством в будущем, угроза огласить позорящие сведения о лице или его близких, угроза похищения близких родственников, угроза вымогательства, уничтожения имущества и других действий, которые могут произойти в последующем. Лицо, принудившее другого к совершению преступления, должно нести уголовную ответственность за посягательство на личность (истязание, побои, иное причинение вреда здоровью), а также за то преступление, которое совершило принуждаемое лицо Обоснованный риск.

Обоснованный риск — поведение человека, сопряженное с причинением вреда, при обоснованном риске, направленном на достижение общественно полезной цели, если без риска достичь этой цели нельзя, признается общественно полезным.

Условиями, при которых риск признается обоснованным (признаками риска), являются:

— наличие общественно полезной цели;

— невозможность ее достижения без риска;

— принятие рискующим лицом достаточных мер для предотвращения вреда;

— отсутствие заведомой угрозы для жизни многих людей, экологической катастрофы или общественного бедствия.

Соответственно, риск не признается обоснованным, если он заведомо был сопряжен с вышеназванной угрозой.

Таким образом, в отличие от крайней необходимости, обоснованный риск:

— не связан с опасностью;

— направлен на достижение общественно полезной цели;

— предполагает причинение вреда только третьим лицам;

— не предусматривает ограничений в размере вреда.

Исполнение приказа или распоряжения: За причинение такого вреда уголовную ответственность несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение. На общих основаниях уголовную ответственность несет лицо, совершившее во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения умышленное преступление. Неисполнение такого приказа или распоряжения уголовная ответственность исключает.

studfiles.net

Уголовный закон

Понятие уголовного закона. Уголовно-правовая норма: ее виды и структура

Уголовный закон — нормативный акт, принятый уполномоченным органом государственной власти (Государственной Думой Федерального Собрания РФ), который содержит правовые нормы, устанавливающие основания и принципы уголовной ответственности, определяющие, какие общественно опасные деяния признаются преступлениями, какие наказания предусмотрены за их совершение и в каких случаях возможно освобождение от уголовной ответственности или наказания.

Конституцией РФ принятие уголовного законодательства отнесено к компетенции Российской Федерации (ст. 71). Реализуя это предписание Конституции, Государственная Дума РФ приняла 24 мая 1996 г. Уголовный кодекс РФ, введенный в действие 1 января 1997 г. Уголовные законы не вправе принимать ни иные федеральные органы, ни субъекты Федерации. УК действует на всей территории России и обязателен для всех. В соответствии со ст. 127 Конституции РФ Верховный Суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики, которые способствуют правильному пониманию уголовного закона.

Уголовное законодательство Российской Федерации состоит из Уголовного кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в Кодекс (ч. 1 ст. 1 УК). Наличие одного нормативного источника облегчает практику реализации уголовно-правовых предписаний.

Кодекс отражает тенденцию к мировой интеграции и подчеркивает приоритет Конституции РФ в сфере нормативной деятельности государства. Кодекс основывается на Конституции РФ и общепризнанных принципах и нормах международного права (ч. 2 ст. 1 УК).

Конституция РФ имеет высшую юридическую силу и прямое действие (ч. 1 ст. 15). В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» отмечается, что любые законы и иные правовые акты, применяемые в РФ, не должны противоречить Конституции РФ. Суд, разрешая дело, применяет непосредственно нормы Конституции, в частности, в том случае, когда придет к убеждению, что федеральный закон противоречит соответствующим положениям Конституции. В случае неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ применяемый или подлежащий применению по конкретному делу закон, суд, исходя из положений ч. 4 ст. 125 Конституции, обращается в Конституционный Суд с запросом о конституционности этого закона. Производство по делу или исполнение принятого решения приостанавливается до разрешения запроса Конституционным Судом, о чем указывается в означенном выше определении (постановлении) Суда.

В Конституции РФ закреплено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы (ч. 4 ст. 15). Вместе с тем согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» международные договоры, нормы которых предусматривают признаки составов уголовно наказуемых деяний, не могут применяться судами непосредственно, поскольку такими договорами прямо устанавливается обязанность государств обеспечить выполнение предусмотренных договором обязательств путем установления наказуемости определенных преступлений внутренним (национальным) законом.

Исходя из ст. 71 Конституции РФ, а также ст. 8 УК, уголовной ответственности в России подлежит лицо, совершившее деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного УК. В связи с этим международно-правовые нормы, предусматривающие признаки составов преступлений, должны применяться судами РФ в тех случаях, когда норма УК прямо устанавливает необходимость применения международного договора (например, ст. 355 и 356 УК).

Ряд статей включен в УК в соответствии с международными конвенциями, например, Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г., Конвенцией о психотропных веществах 1971 г. и Конвенцией ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. (ст. 228—234).

Уголовный закон постоянно действует, порождая юридические последствия. Отмена или изменение уголовного закона осуществляются Федеральным Собранием РФ. Только Конституционный Суд правомочен прекратить действие уголовных законов, противоречащих Конституции.

Уголовный кодекс является единственным законом, регламентирующим применение уголовной ответственности, освобождение от нее или другие положения материального уголовного права. Однако некоторые законодательные акты допускают вторжение в область уголовного законодательства.

Так, ст. 75 УК РФ предусматривала освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, а ст. 76 — освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим, но только в отношении лиц, впервые совершивших преступление небольшой тяжести. Однако введенный в действие с 1 января 2002 г. УПК РФ соответственно в ст. 28 и 25 предусмотрел освобождение лиц от уголовной ответственности по указанным основаниям при совершении преступлений не только небольшой, но и средней тяжести.

Указание на преступления средней тяжести осталось в названных статьях УПК и после внесения в них изменений Федеральным законом от 29 мая 2002 г. Более того, этим Федеральным законом из ст. 25 и 28 УПК исключено положение о том, что освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием и в связи с примирением с потерпевшим возможно лишь при совершении лицом преступления впервые (при сохранении такого указания в ст. 75 и 76 УК).

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ в ст. 75 и 76 УК включено указание о возможности применения этих статей при совершении преступлений средней тяжести. Однако противоречие, заключающееся в том, что согласно Уголовному кодексу применение названных институтов возможно только при совершении преступлений впервые, тогда как Уголовно-процессуальный кодекс такого ограничения не содержит, сохраняется. Между тем Президиум Верховного Суда РФ по делу К. обоснованно обратил внимание на «приоритет норм материального закона над процессуальным».

Уголовный закон нормативен, так как он регламентирует общественные отношения присущим ему методом в течение срока своего действия.

В соответствии со ст. 2 УК уголовный закон ставит перед собой две задачи. Во-первых, это уголовно-правовая борьба с преступностью с целью охраны интересов человека, общества и государства, а также человечества и мира. Это основная, кардинальная задача. Во-вторых, это предупреждение преступлений. Оно охватывает общее и частное (специальное) предупреждение, превенция нацелена на привитие осужденному в процессе исполнения наказания навыков непреступного поведения. О том, что решение этой задачи уголовно-правовыми средствами сопряжено с большими сложностями, свидетельствуют следующие данные. В настоящее время в местах лишения свободы мужчины, отбывающие это наказание, в среднем имеют примерно 2,4 судимости к лишению свободы, женщины — 1,9, а несовершеннолетние — 1,2. Следовательно, более половины осужденных не впервые находятся в местах лишения свободы.

Нормы уголовного права, устанавливая определенные правила поведения, не только охраняют общественные отношения, но и регулируют их.

Приговоры, определения и постановления суда не являются источниками права. Они лишь толкуют, раскрывают истинное значение правовых норм применительно к конкретной жизненной ситуации. Указанные акты обязательны только по конкретному делу. Точно так же разъяснения Пленума Верховного Суда РФ не создают норм права, они лишь толкуют, разъясняют смысл той или иной нормы права. Российскому уголовному праву чужд прецедент — решение суда по конкретному делу, являющееся обязательным для судей той или иной инстанции при решении«аналогичных или близких по характеру дел. Судебный прецедент являемся источником права в ряде стран (Англия, Канада и др.)1.

Уголовный закон выступает в качестве формы выражения норм уголовного права. Следовательно, закон является формой, а норма — его содержанием.

УК состоит из Общей и Особенной частей. Общая часть УК состоит из шести разделов, которые делятся на главы.

Общая часть определяет задачи и принципы УК, понятие преступления и его виды, основания уголовной ответственности, неоконченное преступление, соучастие в преступлении, обстоятельства, исключающие преступность деяния, понятие и цели наказания, виды наказаний, общие начала назначения наказания и иные общие положения уголовно-правовой борьбы с преступностью.

Большинство норм Общей части УК имеет позитивный (регулятивный) характер, их применение само по себе не сопряжено с конкретным преступлением. Но вместе с тем в Общей части УК имеются нормы правоприменительного характера, включающие в себя и принуждение. Так, в ч. 4 ст. 50 УК предусмотрена замена исправительных работ в случае злостного уклонения от их исполнения принудительными работами или лишением свободы.

Позитивные нормы делятся на следующие виды:

  1. Декларативные, устанавливающие задачи и принципы уголовного законодательства (ст. 1—7).
  2. Общерегулятивные, устанавливающие общие предписания и понятия преступления, соучастия в преступлении, судимости и т.д. Такие нормы составляют основу Общей части УК.
  3. Поощряющие, устанавливающие, например, порядок применения условного осуждения (ст. 73), условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (ст. 79), замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80).
  4. Разрешающие, например определяющие право на необходимую оборону (ст. 37), причинение вреда при задержании лица, осуществляющего преступление (ст. 38).
  5. Освобождающие от уголовной ответственности, например, в связи с истечением сроков давности (ст. 78) или же в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76).
  6. Освобождающие от наказания, например, в порядке условно-досрочного освобождения (ст. 79).
  7. Нормы, предусматривающие отсрочку отбывания наказания (ст. 82, 821). Подобные нормы, кроме того, носят и поощрительный характер.

Рассматриваемое деление норм Общей части УК условно и призвано облегчить ее изучение, ибо перечисленные группы норм имеют ряд общих признаков.

Правоприменительных норм в Общей части УК немного. Это нормы, устанавливающие замену одного наказания другим в случаях злостного уклонения от уплаты штрафа (ст. 46), исполнения обязательных работ (ст. 49), исправительных работ (ст. 50) и ограничения свободы (ст. 53). При несоблюдении определенных в законе требований во время испытательного срока при условном осуждении (ст. 73), условно-досрочном освобождении (ст. 79) и отсрочке отбывания наказания (ст. 82) предусмотрены различные варианты реального отбывания условно назначенного наказания или исполнения его неотбытой части.

Статьи Особенной части УК устанавливают ответственность за отдельные преступления, определяемые в соответствии с предписаниями Общей части. Следовательно, УК — система, слагаемая из двух подсистем: Общей и Особенной частей. В построении Особенной части Кодекса впервые приоритетное значение отдано защите человека.

Отражая характер общественной опасности ряда преступлений и лиц, их совершивших, законодатель делит ряд норм на части, в которых, при наличии установленных в законе обстоятельств, преступление становится более общественно опасным, что отражается в санкциях частей статей, т.е. имеются в виду так называемые квалифицирующие признаки. Так, в ст. 105 УК предусмотрена ответственность за убийство. В ч. 1 этой статьи имеется в виду «простое» убийство, за совершение которого возможно назначение наказания в виде лишения свободы на срок от 6 до 15 лет с ограничением свободы на срок до 2 лет либо без такового. В ч. 2 ст. 105 УК дан перечень квалифицирующих это преступление признаков: убийство двух или более лиц; малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека, и т.д. За подобного рода квалифицированное убийство предусмотрено более строгое наказание: лишение свободы на срок от 8 до 20 лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет, либо пожизненное лишение свободы, либо смертная казнь.

Степень общественной опасности некоторых преступлений в зависимости от ряда точно установленных в законе обстоятельств может значительно меняться. В таких случаях ответственность за них устанавливается в различных статьях. В этом отношении, например, характерно убийство, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 105 (^б^йство), ст. 106 (убийство матерью своего ребенка), ст. 107 (убийство, совершенное в состоянии аффекта), ст. 108 (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых дря задержания лица, совершившего преступление).

Статьи Особенной части нередко устанавливают ответственность за одно преступление. Однако не исключено установление в одной статье ответственности за два преступления. Так, в ч. 1 ст. 183 УК предусмотрена ответственность за собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, а в ч. 2 этой статьи — за незаконные разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе.

В соответствии с практикой кодификации новые законоположения включаются в УК (как в Общую, так и в Особенную часть) под дополнительной нумерацией для сохранения их системы и обеспечения работы органов правосудия, статистических научных исследований в будущем.

Отмена уголовной ответственности за какое-либо преступление или какого-нибудь предписания Общей части не влечет за собой изменение нумерации УК.

В отличие от норм Общей части УК правовые нормы Особенной части состоят из гипотезы, диспозиции и санкции.

Гипотеза в уголовно-правовой норме не приводится. Она предполагается примерно в следующей форме: «если кто-либо совершит убийство. », а далее следует диспозиция, определяющая, что следует понимать под убийством.

Диспозицией называется та часть уголовно-правовой нормы (статьи), которая содержит определение предусмотренного ею преступного деяния и его состава. В Особенной части УК имеются следующие виды диспозиций: простая, описательная, ссылочная, бланкетная и смешанная (комбинированная).

Простая диспозиция называет преступление без раскрытия его признаков. Она применяется в тех случаях, когда смысл преступления достаточно ясен в общих чертах без его описания или же наоборот — его описание сложно, громоздко. Примером простой диспозиции является ч. 1 ст. 126 УК «Похищение человека».

Более предпочтительной является описательная диспозиция, включающая ряд признаков, наличие которых в совокупности определяет содеянное как преступление. Такая диспозиция, например, определена в ст. 162 УК, в соответствии с которой разбоем является «нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия». Большинство диспозиций в УК являются описательными.

Бланкетная диспозиция отсылает к нормам других отраслей права — гражданского, административного, трудового и др. Такие диспозиции имеются в главах УК, предусматривающих ответственность за преступления в сфере экологии (гл. 26), экономической деятельности (гл. 22), безопасности движения и эксплуатации транспорта (гл. 27) и др. Много таких диспозиций в гл. 24, устанавливающей ответственность в сфере общественной безопасности в связи с нарушением специальных правил (при ведении строительных, горных или иных работ, обращения с оружием, боеприпасами, радиоактивными веществами и т.д.). Бланкетной, например, является диспозиция ст. 218 УК РФ, устанавливающая ответственность за нарушение правил учета, хранения, перевозки и использования взрывоопасных, легковоспламеняющихся веществ и пиротехнических изделий.

Ссылочной является диспозиция, которая для установления признаков преступления во избежание повторений отсылает к иной статье или части статьи Кодекса. Так, в ст. 112 УК, устанавливающей ответственность за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, указано, что оно не опасно для жизни человека и не влечет последствий, названных в ст. 111 УК. В ч. 2 ст. 111 УК предусмотрена ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека при наличии квалифицирующих обстоятельств. При этом сделаны ссылки на ч. 1 этой же статьи, определяющую признаки тяжкого вреда здоровью.

Смешанные, или комбинированные, диспозиции содержат признаки описательной и помимо этого какой-либо иной диспозиции. Смешанной диспозицией наделена ст. 236 УК, устанавливающая ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических правил (бланкетная часть), повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей (описательная часть).

Санкцией называется часть уголовно-правовой нормы (статьи), в которой определяются вид и размер наказания за конкретное преступление. В санкции заключена законодательная оценка степени опасности предусмотренного в конкретной норме деяния. В зависимости от возможности суда в приговоре варьировать размеры наказания санкции делятся на абсолютно-определенные (безусловно определенные) и относительно-определенные. Абсолютно-определенные санкции были известны УК 1926 г., предусматривавшему, например, за хулиганство (ч. 1 ст. 74) единственное наказание — тюремное заключение сроком на один год, а за впервые совершенный самоаборт (ст. 140-6) — общественное порицание. Некоторые авторы относят к безусловно определенным санкциям смертную казнь. Смертная казнь является абсолютно-определенным наказанием, но не абсолютно-определенной санкцией. К абсолютно-определенным наказаниям относятся также пожизненное лишение свободы и лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград. Перечисленные наказания не допускают «дозировки» при их назначении судом. Их индивидуализация невозможна в приговоре суда.

Относительно-определенные санкции указывают вид наказания и его размеры (пределы) — «от и до» или «до». Так, в ст. 105 УК за убийство предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 6 до 15 лет. Существует иной вид относительно-определенных санкций — с указанием только максимума наказания. В подобных случаях низший предел наказания определяется минимально возможным размером (пределом) этого наказания, предусмотренным Общей частью УК (ст. 46,47,49-51,53-56).

Санкции могут быть: простые, альтернативные и кумулятивные. Простые санкции предусматривают один вид наказания. Например, за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК) в санкции предусмотрено только лишение свободы на срок до 8 лет.

Большинство санкций являются альтернативными и содержат два или более вида наказания, что предоставляет суду широкие возможности определять степень опасности содеянного и в соответствии с этим индивидуализировать наказание.

Кумулятивные санкции предусматривают основное наказание и возможность или необходимость назначения дополнительного наказания (ст. 45 УК). Так, санкцией ч. 2 ст. 163 УК (вымогательство) предусмотрено лишение свободы на срок до 7 лет со штрафом до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

К закону (норме права) предъявляется много требований. Он должен быть четким, ясным, не противоречащим иным нормам (в том числе нормам других отраслей права). К тому же нормы права должны быть, с одной стороны, стабильными, а с другой — динамичными.

Действие уголовного закона во времени

Наиболее острой формой реагирования на противоправное поведение человека является применение уголовного закона и связанное с этим ограничение прав и свобод виновного. Вследствие этого к уголовному закону имеет самое непосредственное отношение ст. 15 Конституции РФ, согласно которой «любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения».

Порядок опубликования и вступления закона в силу определен Федеральным законом от 14 июня 1994 г. № 5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания».

Согласно ст. 2 этого Закона датой принятия федерального закона (а уголовные законы являются федеральными) считается день принятия его Государственной Думой в окончательной редакции. Таким образом, новый УК, принятый Государственной Думой 24 мая, одобренный Советом Федерации 5 июня и подписанный Президентом 13 июня 1996 г., считается принятым 24 мая 1996 г.

Согласно ст. 4 Федерального закона от 14 июня 1994 г. № 5-ФЗ в редакции Федерального закона от 21 октября 2011 г. № 289-ФЗ официальным опубликованием уголовного закона считается первая публикация его полного текста в «Парламентской газете», «Российской газете», «Собрании законодательства Российской Федерации» или первое размещение (опубликование) на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru).

Уголовный закон подлежит официальному опубликованию в течение семи дней после его подписания Президентом РФ и вступает в силу по общему правилу по истечении 10 дней после официального опубликования, а точнее — по истечении 10 суток. Если, например, закон опубликован 1 марта, то с учетом того, что день опубликования не входит в десятидневный срок, закон следует считать вступившим в силу с 00 часов 12 марта, если иное не указано в законе.

Законодатель может установить и иной порядок вступления закона в силу. Большинство уголовных законов, направленных на изменение УК, вступали в силу с момента опубликования. При принятии обширных законодательных актов возможно вступление их в силу по истечении значительного промежутка времени после принятия. Так, в соответствии со ст. 1 Федерального закона от 13 июня 1996 г. «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации», последний был введен в действие с 1 января 1997 г. Такое длительное время было необходимо для ознакомления с Кодексом и для подготовки к его применению.

Иногда изменения, внесенные законом в различные статьи УК, вступают в действие в разное время. Так, Федеральный закон от 8 декабря 2003 г., внесший существенные изменения в УК, в соответствии со ст. 5 этого Закона вступил в действие с момента опубликования, за исключением ст. 154, 155 и 158 Закона, которые согласно ч. 2 ст. 5 Закона должны были вступить в действие через три месяца после опубликования. Федеральным законом от 11 марта 2004 г. ч. 2 ст. 5 Закона от 8 декабря 2003 г. была изменена: срок введения в действие ст. 154, 155 и 158 Закона от 8 декабря 2003 г. был продлен до пяти месяцев.

Действие уголовного закона может быть прекращено путем его отмены либо замены другим уголовным законом в связи с принятием постановления Конституционного Суда РФ, а также вследствие изменения условий и обстоятельств, вызвавших принятие этого закона. Зарубежному законодательству известны также уголовные законы, действие которых рассчитано на определенный срок.

Между совершением общественно опасного действия (бездействия) и наступлением последствий иногда проходит значительное время. Для правильного решения вопроса о том, новый или прежний закон следует применять, большое значение имеет определение времени совершения преступления. Согласно УК преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий (ст. 9). Юридическим основанием такого решения является то, что субъективное отношение виновного к своим поступкам связано с законом, существовавшим во время совершения действия (бездействия).

Признание временем совершения преступления времени совершения действия (бездействия) исключает привлечение к ответственности лица за поведение в период, когда оно не признавалось преступным, если последствия наступили после вступления в силу нового закона, криминализировавшего это деяние. Исключается квалификация действий виновного по новому закону, установившему более строгое наказание, если поведение лица имело место до принятия нового закона. Так, если ранение с целью убийства было нанесено в декабре 1996 г., а смерть наступила в январе 1997 г., то временем совершения преступления следует считать декабрь 1996 г. и действия виновного квалифицировать по ст. 103 УК 1960 г. (наказание: лишение свободы от 3 до 10 лет), а не по ч. 1 ст. 105 УК (наказание: лишение свободы от 6 до 15 лет).

Положение о том, что временем совершения преступления признается время совершения действия (бездействия), отличается универсальностью. Не все составы преступления включают в качестве обязательного признака наступление последствий. Этот признак отсутствует в формальных составах, объективная сторона которых заключается лишь в совершении действий или в бездействии (например, ст. 125 УК «Оставление в опасности»), в усеченных составах, в которых момент окончания преступления перенесен на более раннюю, чем наступление последствий, стадию (например, ст. 162 УК «Разбой»). Между тем никакое преступление невозможно без совершения определенных действий или без факта бездействия.

Объективная сторона некоторых преступлений заключается в совершении нескольких или множества действий. В таких случаях общим правилом определения времени совершения преступления является время совершения последнего действия или акта бездействия. Это относится ко всем, в том числе продолжаемым, преступлениям, состоящим в совершении ряда тождественных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление (напр., ст. 117 УК «Истязание»), а также к длящимся преступлениям, заключающимся в действии или бездействии, сопряженном с последующим длительным невыполнением возложенных законом на виновного обязанностей (напр., ст. 157 УК «Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей»).

Законом не урегулирован дискуссионный вопрос о том, что следует считать временем совершения преступления соучастником. А.И. Бойцов полагает, что «действия каждого отдельного соучастника должны оцениваться с позиций того закона, который был в силе на момент их учинения». С этой позицией можно согласиться, за исключением тех случаев, когда сознанием соучастника охватывается совершение исполнителем действий в тот момент, когда вступит в силу более строгий закон. Заслуживает внимания положение ст. 7 УК Литовской Республики, согласно которому в случае, если виновный желал наступления последствий в другое время, «временем совершения преступления признается время появления последствий».

При введении в действие нового УК возникает вопрос об обратной силе закона. Под обратной силой уголовного закона понимается распространение нового закона на деяния, совершенные до его введения в действие. Положение, согласно которому «закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет», возведено до конституционного принципа (ст. 54 Конституции РФ). УК развил и закрепил этот принцип в ст.^0, согласно ч. 1 которой «уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет».

Законом, устраняющим преступность деяния, признается закон, полностью отменяющий уголовную ответственность за то или иное деяние. УК 1996 г. декриминализировал более 80 деяний, в том числе недонесение, уклонение от лечения венерической болезни, ряд преступлений с административной преюдицией и др.

Возможна частичная декриминализация деяния путем включения в диспозицию дополнительных признаков или исключения отдельных признаков, указанных в прежнем УК. Так, признав утратившими силу ч. 3 и 4 ст. 118 УК, вышеназванный Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. частично декриминализировал предусмотренное ст. 118 преступление, исключив ответственность за причинение по неосторожности средней тяжести вреда здоровью потерпевшего.

Частичная декриминализация возможна также путем изменений статей Общей части УК. Так, указанием в ч. 2 ст. 30 УК о том, что «уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям», законодатель декриминализировал приготовление к преступлениям небольшой и средней тяжести.

Законом, устанавливающим преступность деяния, является закон, криминализировавший деяние, ранее не являвшееся преступным. УК 1996 г. включил не только отдельные составы преступлений, но и целые главы, содержащие ранее неизвестные составы преступлений: гл. 23 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях», гл. 28 «Преступления в сфере компьютерной информации».

Расширение сферы уголовной ответственности возможно путем изменения диспозиции статьи. Исключив из нормы указание о материальной и иной зависимости потерпевшего от виновного, законодатель расширил сферу ответственности за доведение до самоубийства (ст. 107 УК 1960 г., ст. 110 УК 1996 г.).

Смягчение или усиление наказуемости деяния возможно путем внесения изменений в санкцию статьи. Санкцией, предусматривающей более мягкое наказание, следует считать санкцию, в которой исключен наиболее строгий вид наказания, или в которую включен альтернативно менее строгий вид наказания, либо в которой снижен верхний или нижний предел наказания или снижены оба предела наказания. Так, Федеральный закон от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ исключил из 68 составов преступлений нижние пределы наказания в виде лишения свободы. Таким образом, в ч. 4 ст. 111 УК, например, вместо лишения свободы «на срок от 5 до 15 лет» стало лишение свободы «на срок до 15 лет», т.е. от 2 месяцев (ч. 2 ст. 56 УК) до 15 лет. Смягчение наказания возможно путем исключения из санкции дополнительного наказания либо указания на необязательное применение дополнительного наказания вместо обязательного.

В случаях, если закон усиливает наказание в одном из пределов санкции и смягчает в другом (напр., снижен верхний и повышен нижний предел наказания), более мягкой считается статья с более низким верхним пределом наказания, поскольку в основу деления преступлений на категории положен верхний предел санкции (ст. 15 УК). Отнесение же совершенного виновным преступления к той или иной категории влечет серьезные последствия для осужденного.

Однако не следует игнорировать и более мягкое наказание, предусмотренное нижним пределом прежнего закона. Основание для такого вывода дает практика Верховного Суда РФ, который по рассматриваемому вопросу высказался с полной определенностью.

Приговором от 1 апреля 1997 г. Я. за совершенное в ноябре 1996 г. преступление был осужден к штрафу в размере 60 МРОТ по ч. 1 ст. 129 УК (клевета), содержащей в верхних пределах санкции более мягкое наказание по сравнению с ч. 1 ст. 130 УК 1960 г., предусматривавшей наряду с другими видами наказания лишение свободы до 1 года. Надзорная инстанция, отметив, что суд, правильно квалифицируя содеянное Я. и назначая наказание в виде штрафа, вместе с тем не учел, что действовавший на момент совершения преступления закон (ч. 1 ст. 130 УК 1960 г.) среди других видов наказания предусматривал штраф лишь в размере до 2 МРОТ. Следовательно, санкция ч. 1 ст. 129 УК, предусматривающая помимо других видов наказания, не связанных с лишением свободы, штраф в размере от 50 до 100 МРОТ, в части штрафа согласно требованиям ст. 10 УК не может иметь обратной силы, поскольку ее применение ухудшает положение осужденного. Наказание Я. было снижено до 2 МРОТ.

Принципиальное значение имеет указание Верховного Суда РФ по конкретным делам на то, что не только закон в целом, но и часть закона, в данном случае санкция в нижних ее пределах «согласно требованиям ст. 10 УК, не может иметь обратной силы, так как ее применение ухудшает положение осужденного». Это дает основание для следующего вывода: в подобных случаях квалифицировать деяние следует по статье, санкция которой предусматривает более низкий верхний предел наказания, руководствуясь при определении наказания в нижних пределах законом, предусматривающим более низкий нижний предел наказания.

Именно по такому пути пошел законодатель Украины, определивший: «Закон об уголовной ответственности, частично смягчающий ответственность, а частично ее усиливающий, имеет обратное действие во времени лишь в той части, которая смягчает ответственность» (ч. 3 ст. 5 УК Украины)1. Подобное положение следует включить и в УК РФ. В отсутствие закона представляется целесообразным дать разъяснение Пленума Верховного Суда РФ по этой непростой проблеме.

В УК 1960 г. (ст. 6) решался вопрос об обратной силе закона, касающегося лишь преступности и наказуемости деяния, и не содержалось положений об обратной силе законов, иным образом улучшающих или ухудшающих положение лица, совершившего преступление. По сложившейся судебной практике во всех случаях, независимо от того, улучшал или ухудшал «иным образом» новый закон положение виновного, применялся новый закон.

Так, Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1971 г. судам разъяснялось, что вопрос о возможности применения или неприменения условно-досрочного освобождения от наказания и замены неотбытой части наказания более мягким видом должен решаться в соответствии с законом, действующим в данный момент, а не законом, действовавшим во время совершения преступления. Поскольку закон, иным образом улучшающий положение лица, имел обратную силу и ранее, принципиально новым в ч. 1 ст. 10 УК является положение о том, что не имеет обратной силы закон, иным образом ухудшающий положение лица.

Это положение относится к основаниям условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (ст. 79 УК) и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК), освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК), освобождения от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора (ст. 83 УК), погашения судимости (ст. 86 УК) и к другим вопросам, не определяющим преступность и наказуемость деяния. Так, если по УК 1960 г. новый закон, ограничивающий возможность условно-досрочного освобождения или замены наказания более мягким (напр., увеличивалась часть наказания, по отбытии которой возможно условно-досрочное освобождение), имел обратную силу, так как такой закон не касался вопросов преступности и наказуемости деяния, то теперь такой закон обратной силы не имеет, т.е. применяется более благоприятный для осужденного закон, действовавший в момент совершения преступления.

В ч. 2 ст. 10 УК указано: «Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом». Это положение практически неприменимо. При приведении вынесенных ранее приговоров в соответствие с новым уголовным законом суд должен руководствоваться жесткими, конкретными критериями, а не определять наказание по своему усмотрению «в пределах, предусмотренных новым уголовным законом». Так, в ч. 3 ст. 56 УК 1960 г. предусматривалось, что в отношении лиц, осужденных к наказанию, превышающему верхний предел санкции нового закона, назначенное судом наказание смягчается до верхних пределов нового уголовного закона.

С целью «подкорректировать» ч. 2 ст. 10 УК на время приведения в соответствие с новым УК ранее вынесенных приговоров законодатель был вынужден 4 декабря 1996 г. внести изменения в Федеральный закон от 13 июня 1996 г. «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации», которым предложил снизить наказание до верхних пределов санкции нового закона лишь лицам, осужденным ранее к более строгому наказанию, чем этот верхний предел санкции. Вместе с тем в случаях, когда новым законом смягчается наказуемость деяния, справедливым, отвечающим требованиям индивидуализации наказания с учетом роли каждого осужденного в совершенном преступлении, было бы указание в законе на сокращение наказания всем лицам, отбывающим наказание по приговорам, вынесенным до введения в действие нового УК, пропорционально смягчению новым законом верхнего предела наиболее строгого вида наказания в тех случаях, когда наказание определено в верхних пределах санкции, и пропорционально смягчению наказания в нижних пределах, когда наказание определено в нижних пределах санкции.

Правда, пропорциональное смягчение наказания не всегда возможно. Например, ч. 1 ст. 264 УК предусматривала ответственность за нарушение Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью. Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. из диспозиции ч. 1 ст. 264 УК исключил вред здоровью средней тяжести. Очевидно, лицам, ранее осужденным по ч. 1 ст. 264 УК за нарушение Правил дорожного движения, повлеките причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, следует смягчить наказание вследствие уменьшения объема обвинения. Однако пропорциональное снижение наказания в этом случае невозможно.

20 апреля 2006 г. Конституционный Суд РФ принял постановление № 4-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 3 Федерального закона «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации». ». Основанием рассмотрения конституционности указанных законов стали жалобы 32 осужденных, в отношении которых при приведении приговоров в соответствие с изменениями, внесенными в УК Федеральным законом от 8 декабря 2003 г., несмотря на исключение квалифицирующих признаков, обстоятельств, отягчающих наказание, снижение наказуемости деяния, других изменений УК, смягчающих положение осужденных, наказание этим лицам снижалось только в тех случаях, когда оно превышало максимальный предел санкции нового закона.

Конституционный Суд РФ, признав ч. 2 ст. 10 УК не противоречащей Конституции РФ, указал, что реализация закрепленного в ч. 2 ст. 54 Конституции РФ и ст. 10 УК принципа, в силу которого уголовный закон, устраняющий или смягчающий ответственность, имеет обратную силу, может быть обеспечена лишь при условии создания надлежащего процессуального механизма, позволяющего определить в конкретном деле, в какой мере новый закон смягчает ответственность за преступление, и соответствующим образом применить его (п. 4 Постановления).

Вместе с тем Конституционный Суд предусмотрел возможность приведения в соответствие с новым уголовным законом вступившего в законную силу приговора путем пересмотра в надзорном порядке либо в процессе возобновления производства по делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (ст. 403,413 УПК). Такое допущение Конституционный Суд предусмотрел в качестве временного (до разработки «процессуального механизма») способа цриведения приговоров в отношении осужденных в соответствие с новым законом, имеющим обратную силу.

До настоящего времени «процессуальный механизм» применения обратной силы уголовного закона не создан. Судьи районных судов по-прежнему приводят в соответствие с новым законом, смягчающим наказуемость деяний, приговоры, определения, постановления судов всех уровней, включая кассационные и надзорные определения и постановления Верховного Суда РФ, что нельзя признать нормальным.

Некоторую сложность представляет также решение вопроса об обратной силе закона в случаях, когда после совершения преступления и до момента привлечения лица к ответственности закон изменился два или более раза. Вопрос о применении «промежуточного» закона возникает в тех случаях, когда этот закон мягче (или вовсе устраняет ответственность) в сравнении с законом, действовавшим в момент совершения преступления, и законом, действующим во время привлечения лица к уголовной ответственности или постановления приговора.

В мае 2000 г. Б. была осуждена за совершенное 31 августа 1996 г. похищение человека по ч. 2 ст. 125.1 УК 1960 г., предусматривавшей наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет с конфискацией имущества. Определением Верховного Суда РФ действия Б. были переквалифицированы на п. «а» ч. 2 ст. 126 УК 1996 г. в ред. Федерального закона от 13 июня 1996 г. (санкция: лишение свободы на срок от 5 до 10 лет). Верховной Суд РФ квалифицировал действия Б. по «промежуточному» закону, поскольку п. «а» ч. 2 ст. 126 УК в данной редакции являлся более мягким законом по сравнению с законом, действовавшим в момент совершения преступления (ч. 2 ст. 1251 УК 1960 г. предусматривала конфискацию имущества), так и с законом, действующим во время постановления приговора (ч. 2 ст. 126 УК в ред. Федерального закона от 9 февраля 1999 г. предусматривала лишение свободы на срок от 6 до 15 лет).

В случае, если между совершением преступления и вынесением приговора уголовный закон изменялся неоднократно, применяется наиболее благоприятный для виновного лица закон, в том числе «промежуточный».

Действие уголовного закона в пространстве и по кругу лиц

Уголовное законодательство любого современного государства содержит комплекс норм, позволяющих определить, к каким преступлениям и в отношении каких лиц может быть применен уголовный закон.

Данный институт уголовного права — результат длительного исторического развития. Первоначально доминировал персональный принцип ответственности с учетом гражданства преступника, основанный на существовании при феодализме положения личного подданства. Буржуазные революции и формирование классического международного права, основанного на суверенном равенстве государств, привели к постепенному утверждению территориального принципа ответственности по месту совершения преступления. В настоящее время, характеризующееся прозрачностью границ между государствами, интенсивной миграцией населения, процессами экономической глобализации, а также интернационализацией преступности и развитием международного уголовного права, очевидна недостаточность территориального принципа и все более частым явлением становится экстратерриториальное (от лат. extra — дополнительный) действие уголовного закона.

В международном праве и практике государств в отношении территориальных пределов действия национального уголовного права используется понятие «уголовная юрисдикция», означающее сферу действия государственной власти в уголовно-правовой области. По действию в пространстве выделяют территориальную и экстратерриториальную юрисдикцию. Общим международно-правовым правилом уголовной юрисдикции, выработанным к настоящему времени, является следующее: государство осуществляет полную юрисдикцию в пределах своей территории и ограниченную, в пределах, установленных в соответствии с международным правом, — за ее пределами.

Применительно к рассматриваемым далее положениям российского УК следует учитывать правило ч. 4 ст. 15 Конституции РФ о том, что в случае противоречия федерального закона (каковым является УК) и международного договора РФ применяются правила международного договора. Международные договоры РФ, содержащие правила о пределах уголовной юрисдикции, действуют непосредственно и не требуют издания соответствующих внутригосударственных актов.

Международному и национальному уголовному праву известны следующие основные принципы действия уголовного закона в пространстве: территориальный, гражданства (активный персональный), реальный, пассивный персональный и универсальный. Все названные принципы закреплены в действующем УК.

Приоритетным является территориальный принцип, согласно которому все лица, совершившие преступление на территории какого-либо государства, подлежат уголовной ответственности по закону этого государства независимо от их гражданства. Основанием данного принципа является территориальный характер суверенитета государства. Так, согласно ч. 1 ст. 4 Конституции РФ суверенитет РФ распространяется на всю ее территорию. Территориальный принцип покоится на презумпции, что преступление затрагивает интересы того государства, где оно было совершено. Именно в месте его совершения преступление разрывает ткань общественных отношений, поставленных под охрану уголовным законом. Существуют и практические соображения: в государстве места совершения преступления возможно проведение эффективного расследования и судебного разбирательства, как правило, надежнее защищены права обвиняемого и потерпевшего от преступления, достижимы цели наказания в виде восстановления социальной справедливости и общей превенции.

В УК рассматриваемый принцип сформулирован так: «Лицо, совершившее преступление на территории Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по настоящему Кодексу» (ч. 1 ст. 11). Здесь же указывается: «Преступления, совершенные в пределах территориального моря или воздушного пространства Российской Федерации, признаются совершенными на территории Российской Федерации» (ч. 2 ст. 11).

Территория РФ включает ее сухопутную часть, внутренние и территориальные воды, воздушное пространство и недра в пределах государственной границы.

Действие УК «распространяется также на преступления, совершенные на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации» (ч. 2 ст. 11). Данное положение нуждается в уточнении. Указанные морские районы не являются территорией РФ, поэтому отнесение осуществляемой над ними уголовной юрисдикции России к территориальной не корректно. В названных зонах, определяемых в соответствии с федеральным законодательством и международным правом, Россия осуществляет экономическую, научную и иную деятельность.

Юрисдикция РФ в отношении данных районов ограничена их эксплуатацией. Так, права России на континентальный шельф не затрагивают правового режима покрывающих его вод открытого моря, как и воздушного пространства над этими водами, в отношении которых действуют нормы международного права. Поэтому ответственность по УК в соответствии с территориальным принципом возможна только по ст. 253 УК («Нарушение законодательства Российской Федерации о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации») и за ряд экологических преступлений (например, ст. 252, 256 УК), непосредственно посягающих на природные богатства данных морских районов.

Более удачно, чем в УК РФ, рассматриваемое правило было сформулировано в Модельном УК для стран СНГ: «Действие уголовного законодательства государства — участника Содружества Независимых Государств распространяется на преступления, совершенные на его континентальном шельфе или в его исключительной экономической зоне, в случаях, предусмотренных международными договорами» (ч. 4 ст. 13).

В соответствии с УК РФ «лицо, совершившее преступление на судне, приписанном к порту Российской Федерации, находящемся в открытом водном или воздушном пространстве вне пределов Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по настоящему Кодексу, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации» (ч. 3 ст. 11). В данном положении УК отражен общепризнанный принцип флага, согласно которому в отношении преступлений, совершенных на морском или воздушном судне, осуществляется юрисдикция государства регистрации такого судна, за исключением случаев, предусмотренных международным правом.

Относительно гражданских судов УК ограничивает уголовную юрисдикцию России только «открытым водным или воздушным пространством» (т.е. территорией, не находящейся под юрисдикцией какого-либо государства), что не в полной мере отражает действующее международное право, гарантирующее иностранным судам право мирного прохода через территориальные воды государства и мирного пролета над территорией государства.

В связи с этим уголовная юрисдикция прибрежных государств ограничена лишь случаями, предусмотренными международным правом. Так, в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. установлено, что «уголовная юрисдикция прибрежного государства не должна осуществляться на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море, для ареста какого-либо лица или производства расследования в связи с любым преступлением, совершенным на борту судна во время его прохода, за исключением следующих случаев: а) если последствия преступления распространяются на прибрежное государство; б) если преступление имеет такой характер, что им нарушается спокойствие в стране или добрый порядок в территориальном море; с) если капитан судна, дипломатический агент или консульское должностное лицо государства флага обратится к местным властям с просьбой об оказании помощи; или d) если такие меры необходимы для пресечения незаконной торговли наркотическими средствами или психотропными веществами (п. 1 ст. 27). В этой же Конвенции указывается, что «изложенные выше положения не затрагивают права прибрежного государства принимать любые меры, разрешаемые его законами, для ареста или расследования на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море после выхода из внутренних вод» (п. 2 ст. 27). Аналогичные правила установлены в п. 1 ст. 19 Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 г. и ст. 17 Федерального закона от 31 июля 1998 г. «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации». Во многом схожими являются международно-правовые правила, применяемые к гражданским воздушным судам.

Таким образом, «принцип флага» действует во всех случаях, кроме тех, когда преступление тем или иным образом серьезно затрагивает интересы прибрежного государства, в территориальных водах или прилежащей зоне которого находится судно (кроме случаев захода во внутренние воды), или государства, над территорией которого осуществляется полет воздушного судна. Следовательно, УК действует в отношении преступлений, совершенных на гражданских водных или воздушных судах, зарегистрированных в Российской Федерации, если иное не установлено международным правом.

Соответственно, на водные и воздушные гражданские суда иностранных государств, осуществляющие право мирного прохода (пролета) в пределах территории РФ, распространяется действие уголовного закона государства регистрации судна, а не УК. И лишь в определенных, указанных выше случаях в действие вступает российский уголовный закон.

Согласно ч. 2 ст. 12 УК лицо; совершившее преступление на военном корабле или военном воздушном судне РФ, несет уголовную ответственность по российскому УК независимо от места их нахождения. В этом находит отражение предусмотренный международным правом иммунитет военных судов.

В соответствии с Договором о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства 1967 г. государства, в том числе Россия, осуществляют свою юрисдикцию над запущенными ими в космическое пространство объектами и их экипажами. Уникальный порядок осуществления уголовной юрисдикции, с приоритетом персонального принципа, установлен в отношении деяний, совершаемых на борту международной космической станции (МКС).

«Принцип флага» является единственным общепризнанным проявлением экстерриториальности, т.е. изъятия из территориального принципа. Помещение рассмотренных правил в статью УК о территориальном принципе — скорее дань традиции, по которой морские и воздушные суда рассматриваются как своего рода «территории мигрирующего характера». Современное международное право не считает морские и воздушные суда «фиктивной территорией» государств и относит юрисдикцию государства флага к экстратерриториальной.

Действие территориального принципа распространяется на всех лиц, совершивших преступление на территории РФ: как граждан России, так и иностранных граждан и лиц без гражданства. Согласно ст. 62 Конституции РФ иностранные граждане, а также лица без гражданства во время их нахождения на территории России пользуются правами и несут обязанности наравне с российскими гражданами, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами или международным договором РФ. Необходимость соблюдения иностранцами законов государств, где бы они ни находились, предусматривается в ст. 4 Декларации о правах человека в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают.

При осуществлении территориального принципа необходимо учитывать нормы о международно-правовом иммунитете от уголовной юрисдикции, препятствующие осуществлению уголовно-правового принуждения в отношении лиц, обладающих таким иммунитетом. В связи с этим в ч. 4 ст. 11 УК установлено, что «вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами преступления на территории Российской Федерации разрешается в соответствии с нормами международного права».

Под иммунитетом (от лат. immunitas — освобождение) понимается освобождение от судебной и исполнительной юрисдикции государства. Иммунитеты официальных лиц и дипломатов основываются на принципах суверенного равенства государств и невмешательства в их дела и производны от иммунитета государства в целом.

Иммунитет по международному праву распространяется на широкий круг лиц: должностных лиц государств и международных организаций, судей и прокуроров международных судов и др. К наиболее развитым видам иммунитетов относятся: иммунитет дипломатических агентов и иных сотрудников дипломатических представительств, предусмотренный Венской конвенцией о дипломатических сношениях 1961 г., консульский иммунитет и иммунитет специальных миссий. Иммунитеты иных должностных лиц регулируются многочисленными международными договорами и нормами обычного международного права.

В ранее упоминавшемся постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права» отмечается, что в круг лиц, пользующихся иммунитетом, входят, например, главы дипломатических представительств, члены правительств, имеющие дипломатический ранг, члены их семей, если последние не являются гражданами государства пребывания. К иным же лицам, пользующимся иммунитетом, относятся: главы государств, правительств, главы внешнеполитических ведомств государств, члены персонала дипломатического представительства, осуществляющие административно-техническое обслуживание представительства, члены их семей, проживающие совместно с указанными лицами, если они не являются гражданами государства пребывания или не проживают в нем постоянно, а также другие лица, которые пользуются иммунитетом согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам РФ.

По объему выделяют персональный и функциональный виды иммунитета.

Персональный иммунитет связан с личностью его носителя, не подлежащего уголовной ответственности в государстве пребывания за любые действия, независимо от того, совершены ли они в служебном или частном качестве. Данный вид иммунитета действует только в период нахождения такого лица в должности. Персональный иммунитет распространяется, в частности, на дипломатических агентов, членов их семей, членов административно-технического персонала дипломатических представительств (например, переводчиков) и членов их семей, не являющихся гражданами государства пребывания, должностных лиц международных организаций, членов официальных делегаций (специальных миссий).

Функциональный иммунитет непосредственно связан с осуществлением служебных функций от имени государства и действует в отношении таких действий даже после оставления должности. Такие иммунитеты не распространяются на действия, не связанные с выполнением служебных полномочий и совершенные в частном качестве. Функциональным иммунитетом обладают члены дипломатического персонала, являющиеся гражданами государства пребывания, члены обслуживающего персонала дипломатических представительств (например, водители), не являющиеся гражданами государства пребывания, консульские должностные лица и консульские служащие, лица, обладавшие персональным иммунитетом, после оставления должности — за действия, совершенные в официальном качестве в период нахождения в должности.

В соответствии с обычным международным правом персональным иммунитетом обладают главы государств, главы правительств, министры иностранных дел. Они не могут быть привлечены к уголовной ответственности в Российской Федерации без согласия соответствующего государства. К соответствующим должностным лицам, оставившим свой пост, применяются правила функционального иммунитета в отношении действий, совершенных в период нахождения в должности.

Международно-правовой иммунитет не тождествен безнаказанности соответствующих лиц и их «изъятию» из законов государства пребывания (экстерриториальности). В ст. 41 Венской конвенции о дипломатических сношениях прямо говорится об обязанности всех лиц, пользующихся иммунитетами, уважать законы государства пребывания.

По своей природе иммунитет имеет не материально-правовой, а процессуальный характер, его бенефициаром является не соответствующее физическое лицо, а государство, оно же может и снять иммунитет, хотя такие случаи являются достаточно редкими.

Лица, пользующиеся иммунитетом по международному праву и совершившие преступление на территории РФ, обычно объявляются persona поп grata, подлежат высылке и могут быть привлечены к ответственности в своем государстве в соответствии с персональным принципом.

Международному и российскому праву не соответствует мнение о том, что «на территорию посольств Российской Федерации, транспорт дипломатических представительств распространяется уголовная юрисдикция Российской Федерации»: иммунитет от юрисдикции государства пребывания, действительно распространяющийся на эту территорию, помещения и транспорт, ошибочно отождествляется с уголовной юрисдикцией РФ.

В УК говорится о действии иммунитетов в случаях «совершения этими лицами преступления на территории Российской Федерации» (ч. 4 ст. 11), однако нормы международного права препятствуют привлечению обладающих иммунитетом лиц к уголовной ответственности в России также и в соответствии с экстратерриториальными принципами (ст. 12 УК).

УК не регламентирует ответственность лиц, совершивших преступление на территории России, но уже осужденных или оправданных за это преступление в иностранном государстве. В подобных случаях повторное привлечение таких лиц к ответственности невозможно, поскольку это нарушило бы принцип запрета наказывать дважды за одно и то же преступление (ч. 2 ст. 6 УК).

Применение территориального принципа требует определения места совершения преступления. В условиях, когда многие преступления имеют трансграничный характер, эта проблема актуальна. В УК понятие места совершения преступления не определено. В юридической литературе по данному вопросу существуют разные мнения. Распространена позиция, согласно которой местом совершения преступления является как место совершения общественно опасного деяния, так и место наступления общественно опасных последствий. Ю.М. Ткачевский полагает, что «преступление считается совершенным в России, если начинается оно за границей, а оканчивается на российской территории». Аналогично, по мнению автора, решается этот вопрос и тогда, когда за границей осуществлялись организаторская деятельность, подстрекательство и пособничество, а исполнитель действовал на территории РФ. В тех же случаях, когда приготовительная деятельность для последующего совершения преступления за границей осуществлялась в России или же на нашей территории имело место соучастие в совершении преступления за рубежом, ответственность также следует по российскому УК.

Данная точка зрения доминирует и в международном уголовном праве, признающем принцип «всеобщности», означающий, что все государства, на территории которых имел место хотя бы один из существенных элементов преступления, вправе осуществлять территориальную юрисдикцию.

В уголовном праве европейских государств данное правило широко распространено. Согласно § 9 УК ФРГ местом совершения преступного деяния считается любое место совершения действия (бездействия) или наступления последствий либо место, в котором, по представлению лица, они должны были наступить.

Представляется, что место совершения преступления должно устанавливаться по тем же правилам, что и время его совершения (ст. 9 УК), а именно определяться по месту совершения действия (бездействия) независимо от места наступления общественно опасных последствий. Так, если лицо с целью убийства производит выстрел на границе России с Украиной, а последствие в виде смерти потерпевшего наступает на территории Украины, местом совершения преступления должна быть признана территория России. Такой подход основывается на принципе субъективного вменения и соответствует действующему УК. Вместе с тем привлечение к ответственности по российскому УК за деяния, последствия которых наступили в России, возможно в силу экстерриториальных принципов: гражданства, реального, пассивного персонального (ст. 12 УК).

В соответствии со ст. 12 УК устанавливается ряд принципов экстерриториальной юрисдикции, в соответствии с которыми российский уголовный закон применим к преступлениям, совершенным за пределами России.

Принцип гражданства (персональный принцип) предусматривает, что государство вправе осуществлять юрисдикцию в отношении преступлений, совершенных своими гражданами (подданными) за ее пределами. Большинство государств применяет этот принцип и к лицам без гражданства, постоянно проживающим на территории государства.

Принцип гражданства основан на правовой связи между государством и гражданами, не утрачиваемой при их выезде за пределы государства.

Рассматриваемый принцип выступает главным основанием распространения юрисдикции на преступления, совершенные на территориях, не подпадающих под юрисдикцию данного государства. Он также компенсирует широко распространенное правило о невыдаче собственных граждан, позволяя привлекать последних к уголовной ответственности по закону государства гражданства.

В УК РФ принцип гражданства формулируется так: «Граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие вне пределов Российской Федерации преступление против интересов, охраняемых настоящим Кодексом, подлежат уголовной ответственности в соответствии с настоящим Кодексом, если в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства» (ч. 1 ст. 12). Итак, условиями применения данного принципа являются: 1) совершение преступления гражданином РФ или постоянно проживающим в России лицом без гражданства; 2) совершение преступления за пределами РФ; 3) преступление направлено против интересов, охраняемых УК; 4) отсутствие в отношении этих лиц по данному преступлению решения иностранного суда.

Гражданами РФ, в соответствии с Федеральным законом от 31 мая 2002 г. «О гражданстве Российской Федерации», признаются лица, имеющие гражданство РФ на день вступления в силу этого Закона, а также лица, приобретшие гражданство РФ в соответствии с Законом.

Граждане РФ могут обладать двойным гражданством (ст. 62 Конституции РФ), однако такое лицо рассматривается Российской Федерацией только как гражданин России независимо от наличия у него иного гражданства, за исключением случаев, предусмотренных международным договором РФ или федеральным законом. Таких исключений применительно к уголовной ответственности не предусмотрено.

Лицами без гражданства (апатридами), согласно Федеральному закону «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», являются физические лица, не являющиеся гражданами РФ и не имеющие доказательств наличия гражданства (подданства) иностранного государства. Постоянно проживающими на территории РФ лицами без гражданства являются те из них, которые в установленном законом порядке получили вид на жительство в России (ст. 2 Закона). Не соответствует действующему законодательству по-прежнему встречающееся в юридической литературе мнение, что постоянно проживающим в РФ является лицо без гражданства, которое постоянно проживает в России в общей сложности 183 дня в году.

«Преступлениями против интересов, охраняемых УК» являются все преступления, ответственность за которые предусмотрена в Кодексе (ст. 2 УК).

Под «решением суда иностранного государства» следует понимать по смыслу п. 7 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. окончательное решение об осуждении или оправдании такого лица по данному преступлению. Это правило уголовного закона препятствует повторному привлечению лиц к уголовной ответственности (принцип пе bis in idem).

Персональный принцип конкурирует с территориальной юрисдикцией государства, на территории которого совершено преступление. Не исключена коллизия, при которой гражданин, находясь за границей, одновременно находится под двумя юрисдикциями, требования которых к его поведению существенно отличаются. Во избежание такой коллизии уголовное законодательство большинства государств ограничивает возможность применения персонального принципа правилом «двойной криминальности», в соответствии с которым деяние должно быть уголовно наказуемым как по закону государства его совершения, так и по закону гражданства преступника.

До вступления в силу Федерального закона от 27 июля 2006 г. ч. 1 ст. 12 УК также предусматривала требование «двойной криминальности» и ограничивала наказуемость верхним пределом санкции закона того государства, где было совершено преступление. Это положение подвергалось критике и было впоследствии упразднено.

Военнослужащие воинских частей РФ, дислоцирующихся за пределами РФ, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут ответственность по российскому УК, если иное не предусмотрено международным договором России. Данный принцип называют покровительственным (ч. 2 ст. 12 УК). В настоящее время действуют договоры России и ряда государств — членов СНГ (Армении, Таджикистана и Киргизии) о размещении на их территории военных баз.

Сходный правовой режим применяется в соответствии с международным правом к территориям, арендованным Россией в военных и иных целях. К таким территориям относятся: космодром «Байконур» в Казахстане, рад земельных участков и объектов инфраструктуры для размещения Черноморского флота на территории Украины. В соответствии с соглашением между РФ и Казахстаном на территории комплекса космодрома в отношении военнослужащих, лиц из гражданского персонала РФ и членов их семей применяется законодательство РФ и действуют ее компетентные органы.

В ч. 3 ст. 12 УК сформулированы три принципа, применяемые в отношении иностранцев и лиц без гражданства, постоянно не проживающих в России: реальный, пассивный персональный и универсальный. Общим для всех принципов является то, что при их осуществлении отсутствует как территориальная, так и личная связь совершенного преступления с Россией. Требуется также, чтобы лицо, совершившее преступление, привлекаюсь к ответственности в России.

Реальный принцип означает, что государство осуществляет юрисдикцию в отношении преступлений, направленных против его интересов. Таким образом, связующим звеном между уголовным законом и преступлением является объект посягательства. В международном уголовном праве основанием данного принципа выступает неотъемлемое право государства на индивидуальную и коллективную самооборону, зафиксированное в Уставе ООН.

Условиями реализации данного принципа являются: 1) совершение преступления за пределами РФ; 2) направленность деяния против интересов РФ; 3) совершение преступления иностранным гражданином или лицом без гражданства, постоянно не проживающим в РФ; 4) лицо привлекается к ответственности в России (ч. 3 ст. 12 УК).

Под иностранным гражданином в соответствии с Федеральным законом от 25 июля 2002 г. «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» понимается физическое лицо, не являющееся гражданином РФ и имеющее доказательства наличия гражданства (подданства) иностранного государства.

Понятие «преступления против интересов Российской Федерации» в УК не определено. Представляется, что таковыми являются преступления против основ конституционного строя и безопасности государства, порядка управления, правосудия, а также иные преступления, основной или дополнительный объект которых связан с интересами государства в узком смысле. Это соответствует пониманию данного принципа в международном праве, связанного прежде всего с преступлениями антигосударственной направленности (шпионажем, диверсией, терроризмом и др.).

И., не имеющий гражданства, был осужден за хищение огнестрельного оружия и боевых припасов из хранилища воинской части, а также за ряд других преступлений, совершенных с 1991 по 1993 г. в Эстонской Республике. Согласно материалам дела приобретение, хищение, хранение и сбыт оружия и боеприпасов были совершены И. против интересов России, под юрисдикцией которой находились воинские части, поэтому в соответствии с ч. 3 ст. 12 УК осуждение И. по российскому УК является обоснованным.

Реализации реального принципа препятствует осуждение лица в иностранном государстве. Здесь закон использует иную формулировку, чем в ч. 1 ст. 12 УК, закрепляющей принцип гражданства и указывающей на отсутствие «решения суда иностранного государства». Оправдание или иное освобождение от уголовной ответственности иностранного гражданина в своем государстве не препятствует его осуждению в России.

В соответствии с рассматриваемым принципом виновный привлекается к уголовной ответственности в России. Невозможно осуществление данного вида уголовной юрисдикции заочно (in absentia). Практическая реализация данного принципа чрезвычайно сложна, поскольку конституционное и уголовное законодательство большинства государств не допускает выдачи своих граждан.

Пассивный персональный принцип состоит в том, что действия иностранцев против граждан определенного государства позволяют применить его юрисдикцию. Определяющим для его применения служит гражданство потерпевшего. Данный принцип вытекает из права на дипломатическую защиту, в соответствии с которым лицо пользуется защитой со стороны государства, гражданином которого оно является, при нахождении за пределами его территории.

В уголовном праве отдельных государств пассивный персональный принцип защищает не только граждан, но и юридические лица данной страны. Интересна трактовка этого принципа в уголовном законодательстве Израиля, охраняющем не только израильских граждан за границей, но и весь еврейский народ.

Из всех принципов экстерриториальной юрисдикции (гражданства, реального, универсального) именно рассматриваемый принцип наиболее спорен, хотя и присутствует в законодательстве многих государств. Его реализация ограничена определенными категориями преступлений, а также принципом двойной криминальности. В российской юридической литературе данный принцип нередко отождествляется с реальным, хотя эти принципы, при всей схожести, отличаются основаниями и категориями преступлений, к которым они применяются.

В уголовном законодательстве России данный принцип впервые был закреплен Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 153-ФЗ. Условия осуществления данного принципа в целом такие же, как реального принципа, за одним исключением: преступление направлено не против интересов России, а против ее гражданина или постоянно проживающего в России лица без гражданства.

Универсальный (космополитический) принцип — единственный принцип уголовной юрисдикции, при котором отсутствует непосредственная связь преступления и преступника с государством ее осуществления. В соответствии с данным принципом национальный уголовный закон применяется к находящимся на территории государства иностранцам, совершившим за его пределами преступления, предусмотренные международным уголовным правом. При осуществлении универсальной юрисдикции государство, осуществляющее уголовное преследование, выступает в роли «агента международного сообщества», поскольку лица, совершившие серьезные преступления, определенные международным правом, не должны оставаться безнаказанными.

Первым идею универсальной юрисдикции (в форме принципа aut dedere autpunire) выдвинул «отец международного права», голландский юрист Г. Гроций. Долгое время эта концепция ассоциировалась с древнейшим международным преступлением — пиратством. Пираты, считавшиеся врагами человечества

Современное понимание рассматриваемого принципа связано прежде всего с преступлениями против мира и безопасности человечества. Универсальная юрисдикция отражает идею солидарности государств в борьбе с посягательствами на основы существования всего человечества.

Применение универсального принципа возможно при условии, что: 1) преступление совершено за пределами России; 2) иностранным гражданином или лицом без гражданства, постоянно не проживающим в России; 3) уголовное преследование осуществляется в соответствии с международным договором РФ; 4) лицо привлекается к ответственности в России.

В соответствии с российским уголовным законодательством для применения универсального принципа необходимо установить, что соответствующий международный договор РФ предусматривает возможность осуществления универсальной юрисдикции в отношении указанного в договоре и предусмотренного УК преступления. Такая возможность предусмотрена, например, в Женевских конвенциях 1949 г. о защите жертв войны в отношении серьезных их нарушений, в Международной конвенции о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г. Безусловная универсальная юрисдикция в отношении пиратства предусмотрена в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

Универсальная юрисдикция часто предусматривается как альтернатива выдаче лица государству, на территории которого преступление совершено, или государству гражданства при ее невозможности (принцип autdedere autjudicare — «выдай или суди»).

Как видно, универсальный принцип является исключительным и применяется тогда, когда невозможно использование иных юрис-дикционных принципов, а также экстрадиции, поэтому трудно согласиться с мнением, что «универсальный принцип пользуется абсолютным приоритетом перед другими принципами действия уголовного закона в пространстве».

Закрепление универсальной юрисдикции в ч. 3 ст. 12 УК с отсылкой к международным договорам РФ небезупречно. Например, в соответствии с данной нормой невозможно привлечение к ответственности по российскому УК за геноцид и ряд военных преступлений (например, нарушения правил и обычаев войны, совершенных в вооруженном конфликте немеждународного характера), в отношении которых в соответствующих международных договорах отсутствует положение об универсальной юрисдикции.

Выдача лиц, совершивших преступление

Под выдачей преступников (экстрадицией) понимается передача лица, совершившего преступление (подозреваемого, обвиняемого или осужденного), одним государством другому на основании международного договора или принципа взаимности для привлечения лица к уголовной ответственности или для исполнения в отношении него обвинительного приговора.

Выдача преступников — древнейшая форма взаимной помощи государств в борьбе с преступностью. Положение о выдаче беглых лиц содержалось уже в договоре между египетским фараоном Рамзесом II и царем хеттов Хаттусили III (1296 г. до н.э.). Именно институт выдачи преступников положил начало международному уголовному праву.

Институт экстрадиции является комплексным и регулируется нормами международного, конституционного, уголовного и уголовно-процессуального права. В России подробные положения о выдаче, включая основания выдачи и отказа в ней, содержатся в гл. 54 УПК, что дает основание многим юристам относить выдачу к институтам уголовно-процессуального права. Однако без обращения к нормам уголовного права выдача невозможна по определению.

В российском уголовном законодательстве институт выдачи был впервые закреплен только в ст. 13 УК 1996 г. При этом лаконичное содержание этой статьи во многом обедняет уголовно-правовое значение экстрадиции.

В соответствии с международным и российским правом следует выделить основные правила экстрадиции, имеющие уголовно-правовое значение.

1. Выдача осуществляется на основании международного договора или принципа взаимности. Как правило, условием для выдачи является наличие международного договора между Россией и запрашивающим государством. Это могут быть: 1) многосторонние договоры о выдаче и правовой помощи, к которым относятся: Европейская конвенция о выдаче 1957 г. (далее — Европейская конвенция), ставшая базовой для института экстрадиции, Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам СНГ 1993 г. и др.; 2) договоры о борьбе с отдельными видами международных преступлений и преступлений международного характера, содержащие положения о выдаче (например, Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности); 3) двусторонние договоры о выдаче и правовой помощи, к настоящему времени Россия заключила такие договоры более чем с 50 государствами. Подчеркнем, что в Европейской конвенции закреплен приоритет данной Конвенции по отношению к положениям любых двусторонних соглашений о выдаче (ст. 28). В отсутствие договора о выдаче она может быть осуществлена на основании принципа взаимности с учетом ст. 462 УПК. Данный принцип означает, что в соответствии с заверениями иностранного государства, направившего запрос о выдаче, можно ожидать, что в аналогичной ситуации по запросу России будет произведена выдача.

2. Преступление, указанное в запросе о выдаче, должно быть наказуемо по уголовному закону как запрашиваемого, так и запрашивающего государства (принцип «двойной криминальности»). Это правило предусмотрено в ст. 2 Европейской конвенции и в ч. 2 ст. 63 Конституции РФ. Лицо также не может быть выдано и по иным основаниям, препятствующим уголовному преследованию в России: в силу истечения сроков давности, принципа пе bis in idem или по иному законному основанию.

3. Преступление, по которому запрашивается выдача, должно быть достаточно серьезным. В соответствии с УПК направление запроса о выдаче осуществляется, если деяние, в связи с которым направляется запрос, является уголовно наказуемым и за его совершение предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года или более строгое наказание — в случае выдачи для уголовного преследования, либо лицо осуждено к лишению свободы на срок не менее шести месяцев — в случав выдачи для исполнения приговора.

4. Не допускается выдача лица, преследуемого за политическую деятельность или преступления политического характера. В соответствии с Европейской конвенцией «выдача не осуществляется, если преступление, в отношении которого она запрашивается, рассматривается запрашиваемой Стороной в качестве политического преступления или в качестве преступления, связанного с политическим преступлением» (п. 1 ст. 3). В данной норме отражено общепризнанное правило невыдачи политических преступников. В этой же Конвенции указывается, что Убийство или попытка убийства главы государства или члена его семьи не рассматривается в качестве политического преступления.

Россия подписала Европейскую конвенцию с оговоркой, указав, что российская правовая система не знает понятия политического преступления. В то же время УК предусматривает ответственность за преступления против основ конституционного строя и безопасности государства (гл. 29), которые вполне могут быть отнесены к преступлениям политического характера. В прим. 2 к ст. 282.1 УК прямо говорится, что преступления экстремистской направленности совершаются, в частности, по мотивам политической ненависти и вражды. В соответствии с оговоркой к Конвенции Россия не рассматривает в качестве политических преступления: против мира и безопасности человечества, террористической направленности, предусмотренные в международных конвенциях (всего 7 категорий преступлений).

Согласно ч. 2 ст. 63 Конституции РФ недопустима выдача лиц, преследуемых за политические убеждения. В соответствии с п. 1 ст. 464 УПК невозможна выдача лица, в отношении которого поступил запрос иностранного государства о выдаче, если ему предоставлено убежище в России в связи с возможностью преследования в данном государстве по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или по политическим убеждениям. Положение о порядке предоставления в России политического убежища, утвержденное Указом Президента РФ от 21 июля 1997 г. № 746, предусматривает правило предоставления политического убежища лицам, ищущим убежище и защиту от преследования или реальной угрозы стать жертвой преследования в стране своей гражданской принадлежности или в стране своего обычного местожительства за общественно-политическую деятельность и убеждения, не противоречащие демократическим принципам, признанным мировым сообществом, и нормам международного права.

5. Выданное лицо не может быть привлечено к ответственности за преступление, не указанное в запросе о выдаче (правило специализации). Статья 461 УПК содержит правила о пределах ответственности лица, выданного России: «Лицо, выданное иностранным государством, не может быть задержано, привлечено в качестве обвиняемого, осуждено без согласия государства, его выдавшего, а также передано третьему государству за преступление, не указанное в запросе о выдаче» (ч. 1). Данная норма УПК имеет уголовно-правовое значение, поскольку ограничивает применение уголовного закона к выданным лицам. Соответствующее правило следует закрепить в уголовном законе.

6. Запрет на выдачу граждан РФ. В соответствии с Конституцией РФ выдача может быть осуществлена только в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства, так как согласно ч. 1 ст. 61 «гражданин Российской Федерации не может быть выслан за пределы Российской Федерации или выдан другому государству». Это правило закреплено в ч. 1 ст. 13 УК: «Граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, не подлежат выдаче этому государству». Отметим, что УК неправомерно ограничивает правило невыдачи только случаями совершения гражданином РФ преступления на территории иностранного государства. В соответствии с Конституцией РФ, имеющей высшую юридическую силу, граждане РФ не подлежат выдаче другому государству независимо от места совершения ими преступления, по которому запрашивается выдача.

Правило о невыдаче граждан распространяется на лиц, имеющих двойное гражданство (бипатридов). В соответствии с ч. 2 ст. 62 Конституции РФ «наличие у гражданина Российской Федерации гражданства иностранного государства не умаляет его прав и свобод и не освобождает от обязанностей, вытекающих из российского гражданства, если иное не предусмотрено федеральным законом или международным договором Российской Федерации».

По мнению Ю.М. Ткачевского, «расширительное толкование этой нормы дает основание для вывода о том, что она распространяется и на лиц без гражданства, постоянно проживающих на территории России. Такой вывод подтверждается сопоставительным анализом ч. 1 ст. 13 и ч. 1 ст. 12 УК, в котором правовой статус лиц без гражданства, постоянно проживающих в России, приравнен к статусу граждан РФ». Данное соображение представляется справедливым. Однако эта точка зрения прямо не вытекает из действующего законодательства РФ. Государство вправе гарантировать своим гражданам более высокий уровень правовой защиты, чем апатридам. Отметим, что в соответствии с ч. 6 ст. 4 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации» Россия «поощряет приобретение гражданства Российской Федерации лицами без гражданства, проживающими на территории Российской Федерации».

Международно-правовые акты и российское законодательство устанавливают и другие основания для отказа в выдаче, главным образом вытекающие из международно-правовых норм о защите основных прав и свобод человека. Так, ст. 11 Европейской конвенции предусматривает, что «если преступление, в связи с которым запрашивается выдача, наказуемо смертной казнью в соответствии с законом запрашивающей Стороны и если в отношении такого преступления смертная казнь не предусматривается законом запрашиваемой Стороны или обычно не приводится в исполнение, в выдаче может быть отказано, если запрашивающая Сторона не предоставит таких гарантий, которые запрашиваемая Сторона считает достаточными, о том, что смертный приговор не будет приведен в исполнение». В связи с подписанием Россией Протокола № 6 об отмене смертной казни в мирное время к Конвенции о защите прав человека и основных свобод представляется, что выдача лиц, в случае когда им в запрашивающем государстве угрожает смертная казнь, противоречит международно-правовым обязательствам России и, следовательно, невозможна при непредоставлении таким государством гарантий неприменения смертной казни.

В соответствии с оговоркой к Европейской конвенции о выдаче Россия оставила за собой право не выдавать лиц, выдача которых способна нанести ущерб ее суверенитету, безопасности, общественному порядку или другим существенно важным интересам. Это так называемая оговорка о публичном порядке (ordrepublic), которая подтверждает то обстоятельство, что выдача во всех случаях является суверенным правом государства, но не его обязанностью.

Отказ в выдаче лица не означает его безнаказанности за совершенные преступления. При наличии оснований лицо подлежит уголовной ответственности по положениям ст. 11 и 12 УК.

Выдача преступника может быть запрошена не одним, а двумя или более государствами за одно и то же преступление либо за различные преступления (так называемая коллизия запросов о выдаче). В этих случаях запрашиваемая сторона принимает решение с учетом всех обстоятельств и в особенности сравнительной тяжести совершенного правонарушения и места его совершения, а также времени подачи запросов запрашиваемыми сторонами, гражданства требуемого лица и возможности его последующей выдачи другому государству.

Толкование уголовного закона

Применение закона невозможно без уяснения его смысла. Особенно важно толкование нового закона, еще не имеющего большой практики применения. Толкование необходимо для понимания ряда терминов Общей и Особенной частей УК, бланкетных диспозиций, оценочных признаков составов преступлений и др. Толкование в конечном счете способствует единообразному применению уголовно-правовых норм. Полезен опыт ряда зарубежных стран, чьи УК содержат разделы, определяющие термины и понятия уголовного права (США, ФРГ, Казахстан и др.).

Существуют различные виды толкования закона:

  1. по субъекту толкования — легальное, официальное, судебное и неофициальное (доктринальное, профессиональное и обыденное);
  2. по приемам (Способам) — грамматическое, систематическое, историческое и логическое;
  3. по объему — буквальное, ограничительное и распространительное.

1. Легальным является толкование, осуществляемое законодателем (ст. 94 Конституции РФ). Толкование понятий УК может даваться в других федеральных законах, например в Уголовно-исполнительном кодексе. В ч. 2 ст. 43 УК целями уголовного наказания определены восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений. Термин «исправление осужденных» раскрывается не в УК, а в УИК, в котором данный термин определяется как «формирование. уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения» (ч. 1 ст. 9).

Конституция РФ предоставила Конституционному Суду РФ право решения вопросов о соответствии ей федеральных законов, нормативных актов Президента, Государственной Думы и Совета Федерации, Правительства, а также рассмотрения жалоб на нарушение конституционных прав и свобод граждан и проверки по запросам судов конституционности федерального закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле (ч. 2 ст. 125 Конституции). Это официальный вид толкования закона Конституционным Судом.

Суд, решая конкретное дело, также толкует закон. Это судебное (правоприменительное, или каузальное) толкование. Его осуществляют и вышестоящие судебные инстанции при пересмотре уголовного дела. Вступивший в законную силу приговор обязателен для всех должностных лиц, учреждений и органов, к которым этот приговор имеет отношение.

Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по уголовным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики (ст. 126 Конституции РФ).

Профессиональное толкование права осуществляют лица, работающие в органах дознания и следствия, прокуратуры, адвокатуры и др. Это толкование носит предварительный характер, ибо только суд правомочен решать вопросы окончательной квалификации содеянного, виновности и уголовной ответственности лиц, обвиняемых в совершении преступления.

Доктринальное толкование осуществляют представители науки как в отношении конкретных дел, так и в порядке обобщения судебной практики. При Верховном Суде РФ функционируют научно-консультативные советы (НКС), вырабатывающие научные подходы к толкованию правовых норм и их применению. НКС дают рекомендации, которые могут быть приняты или отвергнуты Верховным Судом РФ.

Правовые нормы толкуются и гражданами (в том числе журналистами, писателями, кинодеятелями и др.). Это обыденное толкование, не имеющее правового значения. Но подобного рода толкование правовых норм способствует повышению уровня правосознания граждан и решению задач общей превенции.

2. Грамматическое толкование осуществляется на основании правил грамматики, морфологии и синтаксиса. При этом виде толкования учитывается каждое слово, каждый союз или запятая и т.д. В ч. 2 ст. 15 УК определено, что «преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает трех лет лишения свободы». Словосочетание «не превышает» употреблено в ч. 2—4 этой статьи УК. А в ч. 5 названной статьи определено, что особо тяжкими преступлениями являются те преступления, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы «на срок свыше десяти лет или более строгое наказание». Грамматическое толкование приведенных предписаний закона приводит к выводу, что преступления небольшой тяжести предполагают наказуемость лишением свободы на срок до 3 лет включительно, а особо тяжкие — более 10 лет.

Систематическое толкование предполагает сопоставление различных норм или частей нормы. Так, в ст. 108 УК предусмотрена ответственность за убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Для уяснения смысла этой нормы необходимо ознакомление со ст. 37 УК (необходимая оборона) и ст. 38 УК (причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление).

Историческое толкование предполагает сопоставление ныне действующих норм с уголовно-правовыми нормами прошлого. Решение многих вопросов, связанных с действием уголовного закона во времени, предполагает применение этого вида толкования. Историческое толкование предполагает также ознакомление с критериями, лежащими в основе изучаемого уголовного закона. Так, анализ ст. 228 УК, устанавливающей ответственность за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, требует ознакомления с целым рядом международных конвенций, а именно: Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г., Конвенцией о психотропных веществах 1971 г. и Конвенцией ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г.

Любой вид толкования немыслим вне логики. Поэтому лишь условно можно выделить логическое толкование закона — уяснение его содержания на основе правил логики. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» на основе логического толкования было разъяснено, что под общеопасным способом убийства (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК) следует понимать такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица».

3. Буквальным называется толкование нормы в точном соответствии с его словесным выражением. Ограничительное и распространительное толкование не изменяет объема «Содержания закона, а лишь раскрывает его действительный смысл, который может быть более узким или более широким по сравнению с текстом закона, его словесным воплощением.

При ограничительном толковании закону придается более узкий смысл, чем это буквально определено в тексте. С ограничительным толкованием закона мы встречаемся, например, при анализе ст. 79 УК, регламентирующей условно-досрочное освобождение от отбывания наказания. Согласно ч. 2 ст. 79 УК испытательный срок при условно-досрочном освобождении равен неотбытой части наказания. Данное предписание толкуется ограничительно, ибо оно не может распространяться на лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы.

Распространительное толкование означает придание закону более широкого смысла по сравнению с буквальным его текстом. Так, согласно ч. 3 ст. 81 УК военнослужащие, отбывающие арест либо содержание в дисциплинарной воинской части, освобождаются от дальнейшего отбывания наказания в случае заболевания, делающего их негодными к военной службе. Неотбытая часть наказания может быть заменена им более мягким наказанием. Но осужденный теряет годность к несению военной службы и по другим обстоятельствам, например при достижении предельного для несения военной службы возраста. Распространительное толкование позволяет применять рассматриваемую норму и в подобной ситуации.

Как правило, толкование закона проводится с применением различных способов и видов его осуществления: легальное толкование может сочетаться с логическим, грамматическим, систематическим и распространительным видами.

www.konspekt.biz

Смотрите так же:

  • Уголовный кодекс статья 303 Уголовный Кодекс РФ 2018 (УК РФ) После гражданского кодекса наиболее важным сводом законов в РФ является Уголовный кодекс. Он регулирует основные меры ответственности субъектов государства за совершенные ими серьезные правонарушения. Уголовный Кодекс РФ — единственный источник криминального права, который действует в […]
  • Уголовный кодекс мат Уголовный Кодекс РФ 2018 (УК РФ) После гражданского кодекса наиболее важным сводом законов в РФ является Уголовный кодекс. Он регулирует основные меры ответственности субъектов государства за совершенные ими серьезные правонарушения. Уголовный Кодекс РФ — единственный источник криминального права, который действует в […]
  • Приказ министра обороны 2000 50 Приказ Министра обороны Российской Федерации от 26 октября 2016 года № 695 ДСП "Об утверждении перечней воинских должностей связанных с повышенной опасностью для жизни и здоровья" Приказ Министра обороны Российской Федерации № 695 ДСП «Об утверждении перечней воинских должностей связанных с повышенной опасностью для […]
  • Статья 158 уголовного кодекса рф 2018 года Статья 158 уголовного кодекса рф 2018 года Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, пенсии Главная Уголовный кодекс РФ (УК […]
  • Закон о санитарном надзору Письмо Роспотребнадзора от 10.11.2015 N 01/13734-15-32 "О приказе Роспотребнадзора от 20.05.2005 N 402 "О личной медицинской книжке и санитарном паспорте" ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ И БЛАГОПОЛУЧИЯ ЧЕЛОВЕКА от 10 ноября 2015 г. N 01/13734-15-32 РОСПОТРЕБНАДЗОРА ОТ 20.05.2005 N 402 […]
  • Приказ 379 1997 Приказ Минздрава РФ от 13 ноября 1996 г. N 377 "Об утверждении инструкции по организации хранения в аптечных учреждениях различных групп лекарственных средств и изделий медицинского назначения" (с изменениями и дополнениями) Приказ Минздрава РФ от 13 ноября 1996 г. N 377"Об утверждении инструкции по организации […]
  • Федеральные авиационные правила инженерно-авиационного обеспечения Приказ Министра обороны РФ от 24 сентября 2004 г. N 275 "Об утверждении Федеральных авиационных правил производства полетов государственной авиации" Приказ Министра обороны РФ от 24 сентября 2004 г. N 275"Об утверждении Федеральных авиационных правил производства полетов государственной авиации" В соответствии с […]
  • Приказ по надбавкам военнослужащих Приказ Минобороны России от 10.11.1998 N 492 (ред. от 06.12.2016) Об утверждении Перечня мероприятий, которые проводятся при необходимости без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени военнослужащих МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 10 ноября 1998 г. N 492 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПЕРЕЧНЯ […]