Закон о нецензурных выражениях

Закон о нецензурных выражениях



Нецензурная лексика – обычное явление российской повседневности. Судя по данным опроса, большинство наших сограждан – 72% – «часто» слышат ее на улицах, в транспорте, других общественных местах; 24% слышат, но «редко», и лишь 2% «никогда», по их словам, не сталкивались в публичных местах с нецензурной бранью.

Говоря о себе, большинство респондентов признали, что время от времени им случается нецензурно выражаться (впрочем, 55% говорят, что такое случается «редко»; 13% не скрывают, что выражаются «часто», а 30% «никогда», по их словам, не используют нецензурных слов в своей речи). По сравнению с опросами на эту тему, проведенными в 2003 и 2004 гг., здесь мало что изменилось. Единственный более или менее значительный сдвиг – это снижение на 5 п.п. (по сравнению с данными 2004 г.) доли тех, кто «часто» прибегает в своей речи к нецензурным выражениям.

По-видимому, не произошло значительных перемен и в поведении окружения наших респондентов, поэтому будет уместно привести распределение ответов на вопрос, заданный в 2003 и 2004 гг. (в настоящем опросе он не задавался), о ненормативной лексике, употребляемой знакомыми респондента. Большинство опрошенных (70% в 2003 г., 67% – в 2004 г.) сказали, что их знакомые, как правило, прибегают к нецензурным выражениям, а около 30% говорили, что людям из их окружения это в целом не свойственно.

По мнению каждого второго участника опроса (52%), сегодня – по сравнению с советским периодом – нецензурные выражения в общественных местах стали звучать чаще, и лишь 11% отмечают обратную тенденцию. Каждый четвертый (24%) полагает, что за прошедшие десятилетия никаких принципиальных перемен в благопристойности «общественного словесного дискурса» не произошло.

В целом, по мнению 57% опрошенных, нецензурные выражения чаще звучат в речи молодых людей. Это наблюдение находит лишь частичное подтверждение в данных самоотчета респондентов: существенные статистические различия наблюдаются лишь между ответами людей пожилого возраста (55 лет и старше) и всех остальных, то есть представителей «молодой» (18–35 лет) и «зрелой» (36–54 года) возрастных групп. В частности, «никогда», по их словам, не бранятся нецензурно 47% пожилых граждан и лишь 22–24% респондентов более молодого возраста.

По мнению 38% опрошенных, речь молодых и пожилых с точки зрения степени присутствия в ней нецензурных слов ничем принципиально не различается (это мнение особенно дружно поддерживают те, кто сами часто прибегают к нецензурным выражениям, – 52% в этой группе), а 3% считают, что нецензурные выражения чаще присутствуют в лексике людей старшего возраста.

Другая форма представления нецензурной лексики в российской повседневности – это непристойные надписи на стенах зданий и заборах. 44% респондентов сказали, что они видят их «часто», 36% – «редко» и лишь 13% – «никогда».

Впрочем, по наблюдениям каждого третьего респондента (33%), за последние два-три года нецензурные надписи стали более редким явлением (несколько чаще других об этом говорят жители Москвы и других мегаполисов – по 38% в каждом случае). Рассуждая (в форме ответа на открытый вопрос) о том, почему это произошло, одни респонденты обращали внимание на перемены в сознании и поведении своих соотечественников, другие – на изменения в общественной ситуации.

В первом случае респонденты говорили о возросшей культуре российских граждан («воспитание выросло, люди стали более культурными»; «понимать стали, что это некрасиво» – 10%), о том, что «нецензурное творчество» вышло из моды, стало неинтересным, непрестижным («другие художества у них»; «наверное, прошла мода, выросло другое поколение»; «люди другим интересуются» – 3%). Теперь, заметили 2% респондентов, вместо всем понятных нецензурных слов рисуют абстрактные граффити («теперь пишут не маты, а рисуют граффити – это модно»; «…больше каких-то иероглифов, смысла мы их не понимаем»). Кроме того, у молодежи появилась другая площадка приложения «творческих сил» – Интернет («может быть, все с этим делом вышли в Интернет, кому надо было высказаться подобным образом»; «у подростков появились другие интересы, например Интернет, где они могут писать маты. Зачем им заборы?» – 1%). Впрочем, некоторые в этой последней группе полагают, что компьютеры, Интернет просто переключили интерес молодых на более благопристойные занятия («сейчас молодежи не до надписей на заборах, все заменили компьютеры и игры на них»).

Кроме того, по мнению отдельных респондентов, в сегодняшней ситуации вседозволенности существует более простой – устный – выход для негативной энергии: «молодежь кроет вслух, зачем писать?»; «сейчас в открытую можно нецензурно выражаться где угодно и когда угодно»; «сейчас не надо писать, они такое выразят словами и вслух, а может быть, писать плохо умеют» (1%).

Другая группа ответов отражает мнение тех респондентов, которые связывают анализируемую тенденцию с теми или иными изменениями в общественной ситуации. Чаще всего люди говорили об облагораживании публичного пространства, в результате чего нецензурные надписи быстро уничтожаются («городские службы работают, вовремя стирают и закрашивают»; «забор стали красить чаще, может быть»; «их часто смывают, хотя пишут по-прежнему, но смотришь – моментально смыли» – 6%). По мнению некоторых респондентов, забота коммунальных служб о чистоте и эстетизме общественных мест не только позволяет быстро уничтожать оскорбляющие взгляд непристойные надписи, но и исподволь приводит к изменениям в сознании и поведении людей: «где чисто – там не пишут»; «город преображается, становится чище, забота жителей города о его чистоте»; «стали следить за чистотой, красивые дома, жалко их пачкать» (2%). А может быть, говорили отдельные респонденты, всё дело в том, что просто «стало меньше заборов» и других «общественных площадок» для нецензурного творчества (1%).

Некоторые респонденты делали акцент на усилении контролирующей и репрессирующей деятельности соответствующих органов («большие штрафы»; «есть законы, привлекают к ответственности родителей, заставляют воспитывать»; «милиция наша бдит»; «стало много милиционеров, больше гоняют молодежь» и т. п.).

По наблюдениям 17% респондентов, нецензурных надписей там, где они живут, стало, напротив, больше. Высказывая свои предположения о причинах этого явления (также в форме ответа на открытый вопрос), люди чаще всего говорили о невоспитанности детей и молодежи («дети брошены родителями, вот и пишут везде»; «молодежь вообще не получает воспитания, грубая, все хочет крушить, осквернять» – 5%), да и населения в целом («нет культуры в человеке»; «разложение общества, нравственность падает» – 4%).

Отдельные респонденты говорили о вседозволенности, снятии общественных запретов и ограничений («такое время – дозволено»); по мнению некоторых, свою лепту в этот процесс вносят СМИ («много всего в СМИ теперь увидишь и услышишь»). Кто-то полагает, что причина – в избытке досуга и незанятости молодых делом («молодежи заняться нечем, это их развлечение»), другие думают, что в такой форме выплескивается недовольство людей тяготами жизни («условия жизни ужасные»; «у людей наболело»; «такова политика в стране, что люди все больше обозляются от такой жизни и становятся агрессивными, злыми»). Каждая из этих групп суждений набрала по 1%.

Наконец, отметим, что, по наблюдениям 28% респондентов, нецензурные надписи в общественных местах – как были, так и есть, ни больше и ни меньше их за последние годы не стало.

Скажите, пожалуйста, Вам встречаются или не встречаются нецензурные надписи на заборах и стенах зданий? И если встречаются, то часто или редко?

По Вашим впечатлениям, в последнее время (год, два, три) нецензурных надписей на заборах, стенах зданий в целом стало больше, меньше или в этом отношении ничего существенно не изменилось? (Ответы всех респондентов, кроме заявивших, что им не встречаются нецензурные надписи на заборах и стенах зданий, — 87% от всех опрошенных.)

Как Вы считаете, а почему в последнее время (год, два, три) нецензурных надписей на заборах, стенах зданий в целом стало больше? (Открытый вопрос. Задавался заявившим, что в последнее время нецензурных надписей на заборах, стенах зданий в целом стало больше, — 17% от всех опрошенных.)

Как Вы считаете, а почему в последнее время (год, два, три) нецензурных надписей на заборах, стенах зданий в целом стало меньше? (Открытый вопрос. Задавался заявившим, что в последнее время нецензурных надписей на заборах, стенах зданий в целом стало меньше, — 33% от всех опрошенных.)

Скажите, пожалуйста, Вы часто или редко слышите нецензурные выражения на улице, в транспорте, других общественных местах? Или Вы вообще никогда не слышали, чтобы на улице, в транспорте, другом общественном месте употреблялись нецензурные выражения?

Как Вам кажется, сегодня люди употребляют нецензурные выражения на улице, в транспорте, других общественных местах чаще, реже или примерно так же часто, как это было в прежнее время — в советские годы? (Ответы всех респондентов, кроме заявивших, что они никогда не слышали, чтобы на улице, в транспорте, другом общественном месте употреблялись нецензурные выражения, — 98% от всех опрошенных.)

А кто, на Ваш взгляд, сегодня чаще использует в своей речи нецензурные выражения — молодежь или люди зрелого возраста? Или молодые и зрелые люди в этом отношении ничем существенно не различаются?

А Вы лично употребляете нецензурные выражения часто, редко или никогда их не употребляете?

Скажите, пожалуйста, Вам встречаются или не встречаются нецензурные надписи на заборах и стенах зданий? И если встречаются, то часто или редко?

bd.fom.ru

Закон о запрете нецензурных выражений

8 апреля президент подписал две поправки к законам, запрещающие мат в СМИ. Текст подписанного документа опубликован на сайте «Президент России» (http://graph.document.kremlin.ru/page.aspx?1;3 563 729). Из нового закона вытекает следующее:

  1. Ч. 1 ст. 4 Закона РФ «О средствах массовой информации» будет выглядеть следующим образом (выделяю вставку жирным курсивом): Не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для распространения материалов, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающих терроризм, других экстремистских материалов, а также материалов, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости, и материалов, содержащих нецензурную брань (текст без поправки скопирован отсюда: http://www.consultant.ru/popular/smi/421.html#p78 © КонсультантПлюс, 1992?2013).
  2. В ст. 13.21 Кодекса РФ об административных правонарушениях появляется ч. 3:
    Изготовлелние или распространение продукции средства массовой информации, содержащей нецензурную брань, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 настоящей статьи, —
    влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения; на должностных лиц — от пяти тысяч до двадцати тясыч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения; на юридиеских лиц — от двадцати тысяч до двухсот тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения.
    Поскольку здесь есть ссылка на ч. 2, привожу также и ее:
    Нарушение установленного порядка распространения среди детей продукции средства массовой информации, содержащей информацию, причиняющую вред их здоровью и (или) развитию, —
    влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения; на должностных лиц — от пяти тысяч до двадцати тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения; на юридических лиц — от двадцати тысяч до двухсот тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения (http://www.consultant.ru/popular/koap/1314.html#p4284 © КонсультантПлюс, 1992?2013).

Что понимается под предметом нарушения — не совсем ясно, но можно предположить, что это домашний компьютер, тираж издания (подлежат изъятию), сайт в интернете (будет заблокирован).

В тексте закона ничего не говорится о лексике художественной литературы. Однако при обсуждении предполагалось распространить запрет не только на публицистику, но также на литературу и кино (см. «Московкие новости», http://mn.ru/politics_law/20 130 411/343508894.html): «Отдельного рассмотрения требует вопрос о запрете использования нецензурных выражений в художественной литературе. Также следует проработать вопрос о возможном использовании ненормативных выражений в художественных произведениях для реализации художественного замысла». Рассматривался вариант: книги, в которых употреблены нецензурные слова, продавать в полиэтиленовой упаковке, с пометкой «18+» (http://mn.ru/politics_law/20 130 412/343604790.html). Цитировать такую книгу в СМИ нельзя, даже если запикивать бранные слова или заменять их звездочками, так как нетрудно догадаться, какое слово заменено (http://www.newsru.com/russia/18jan2013/matchteniye1.html).

У меня нет ответов на два вопроса:

  1. Вытекают ли обсуждавшиеся ограничения для художественной литературы из принятой редакции закона? То есть последуют ли на практике какие-либо изменения в жизни писателей?
  2. Как соотносится упаковка+пометка с выводами экспертов о соответствии лексики замыслу? Если эксперт дал добро, то можно продавать книгу в упаковке; если не дал, то плати штраф? Или так: если эксперт дал добро, то распространяй, как хочешь; если нет, то можно только продавать в упаковке? Не скрою, больше всего меня интересует судьба тех, кто раньше не продавал свои книжки (в упаковке или без нее), а дарил их.

Комментарии — 3

Вот если честно — защита мата в СМИ, в кино и в литературе — совсем не то поле, на котором мне хотелось бы сражаться. Никогда никакой радости не вызывал у меня мат в СМИ. Действительно, читаешь умного человека с полным доверием к нему — и вдруг уровень общения стремительно падает, вместо логики вступает агрессия. Абсолютно убеждена, что всегда, в любой ситуации можно найти достаточно сильные аргументы, не прибегая к мату. И куда более сильные — чем набор бессмысленных запретных слов.
И в кино без мата лучше. Это — условность, у неё свои законы, документальная достоверность только вредит, выбрасывает зрителя из мира иллюзии обратно в его повседневность.
И в литературе я не считаю это необходимостью. И уж тем более — художественной ценностью. Исключение составляют, разве что, остроумные эвфемизмы «не в рифму», когда рифма однозначно подсказывает более точное, но ненормативное слово. Мне нравится этот литературный приём. Такие вещи нисколько не портят газету, на мой вкус. Гораздо хуже выглядит в газете графомания, даже из самых приличных слов.
Но я не думаю, что вопрос мата в СМИ так актуален сегодня — может быть, я не те газеты читаю, но вот не заметила в них никакого обилия бранных слов. И однозначно предпочла бы, чтобы их количество регулировалось стилем и вкусом авторов и редакторов, а не штрафами и конфискациями.
И уж совсем нелепо — запретить мат в художественной литературе. Этого делать просто нельзя. Здесь надо полностью довериться совести и вкусу автора и издателя. Вот просто поверить, что у талантливого автора есть совесть, и дети есть, и он отдаёт себе отчёт в своей ответственности за их будущее.
«Также рекомендовано проработать вопрос о возможном использовании ненормативных выражений в художественных произведениях для реализации художественного замысла.» Это депутаты будут прорабатывать — как писателю реализовать художественный замысел! Звучит смешно. И страшно.
Видеть книги любимых авторов с надписью «Осторожно, мат!» — будет больно. А иллюзий того, что мы можем хоть как-то повлиять на решение этой Думы, у меня нет.

Сражаться с кем-то, влиять на что-то я тоже не пытаюсь. Закон уже подписан, это факт нашей реальности. Не спорим же мы с прогнозом погоды на завтра.
Уточню: запись о новом законе сделана в первую очередь для того, чтобы его легко и быстро мог найти любой член РРО СРП, кому он важен для дела. Прежде всего, об этих поправках придется помнить редакторам журналов и газет, публикующих литературные произведения, а также рецензии и статьи о языке (особое внимание — к цитатам).
Кроме того, действительно нелегко разобраться в следствиях из закона. Если бы трудно было только мне — это еще не беда, но, к сожалению, известно, что правовая неграмотность — распространенная проблема. Своей записью я, по сути, осмелилась предложить, чтобы мы начали решать эту проблему сообща.
Налицо противоречие: во время обсуждения депутаты планировали также «проработать вопрос» о книгах, но в тексте ничего о книгах не сказано. Здравый смысл мне подсказывает, что «проработку» отложили на будущее. А может быть, кто-нибудь более осведомленный возразит, что, с учетом каких-то других норм и документов, известных ему и неизвестных мне, новый закон все-таки распространяется на книгоиздание.
Чем больше размышляешь, тем больше открывается темных мест и подводных камней.
Не определен состав запрещенных слов. Только то, что образовано от пресловутых «семи корней», или также некоторые эвфемизмы?
Непонятно, имеет ли закон обратную силу для электронных СМИ. С одной стороны, ни одна редакция не обязана была предвидеть будущее, а с другой — то, что опубликовано в сетевых СМИ несколько лет назад, доступно для чтения в настоящий момент. Нужно ли всем спешно подчищать архивы?
Я согласна, что вопрос брани в СМИ был не особенно актуален, прежде всего потому что средство выразительности из нее не получается. (Впрочем, приведу примеры, где мне встречалось нечто подобное в последнее время. Естественно, в личном письме, поскольку не хочу, чтобы у нашего сайта были проблемы из-за приводимых мною цитат.) Однако закон и его применение — это уже другой вопрос, актуальный всегда.
До тех пор, пока многое непонятно в фактах, я не способна сформулировать мнение о них. Спасибо за то, что Вы высказали свое мнение!

Не следует забывать, что мат — это сквернословие. Один из семи смертных грехов. Но раз уж грешим, то лучшне всё-таки это делать в индивидуальном порядке, а не во всеуслышание. Кому польза от запиканного эфира? Тем более — от буковок с многоточиями в прессе? Правдивости это не добавляет, а вкусы редакторов ставит под сомнение — это уж точно. Согласен с Ольгой Андреевой насчёт эвфемизмов с намёком на рифму. Кажется, Вознесенский впервые употребил «А на фига?» Изящно использует такой приём Дмитрий Быков. А вообще в художественной литературе этот слой лексики скорее свидетельствует о равнодушии автора к читателю. Иногда и о его бессилии достойно передать эмоцию прямой речи. Вспомните, как виртуозно описыват матерщину (ни разу не прибегая к ней) Леонид Соболев в «Рассказах боцмана Кирдяги». Яркие примеры подобных мастерских маневров можно найти у Виктора Конецкого. Дело в авторской добросовестности. И в уважении к читателю.

rrosrp.ru

Какие ограничения накладывает закон о запрете мата?

Закон о запрете мата наделал немало шуму в СМИ, после того как начал действовать в июле 2014-го. Законом о запрете мата упрощенно называют поправки к закону 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации» от 1 июня 2005 года, которыми был введен запрет на ненормативную лексику. Давайте узнаем, где и когда теперь нельзя крепко выражаться.

Какие запреты введены законом о мате?

Итак, с 1 июля 2014 года вступил в действие закон 101-ФЗ от 05.05.2014, внесший ряд изменений в 53-ФЗ о государственном языке РФ. Согласно нововведениям, в русском языке при использовании его в качестве государственного не разрешается применение слов, выражений (включая нецензурную брань), которые не соответствуют литературным нормам.

Нарушение этих правил влечет ответственность. Но чтобы понять, какую именно, необходимо разобраться, что и кому запрещает закон. И означает ли он, что теперь любому гражданину за ненормативные выражения придется держать ответ?

Что такое государственный язык?

Если внимательно почитать 53-ФЗ, нельзя не заметить одну важную фразу: «использование языка в качестве государственного». Но что это означает? И является ли язык, на котором мы общаемся в повседневной жизни, государственным?

Обратившись к словарю социолингвистических терминов, мы узнаем, что государственным называется язык, если он применяется в политической, культурной, экономической и социальных сферах. На государственном языке излагаются законы, издаются распоряжения, осуществляется обучение, вещают средства массовой информации. То есть государственный язык — это, фактически, официальный язык.

А вот какой позиции придерживается сам 53-ФЗ, который разъясняет, что государственный язык применяется:

  • в деятельности госорганов и их наименованиях;
  • при проведении выборных компаний и референдумов;
  • во всех видах судопроизводства;
  • при публикации международных договоров и законов;
  • во взаимоотношениях госорганов, общественных объединений, организаций и граждан;
  • в географических наименованиях;
  • при оформлении документов;
  • в СМИ и рекламе, в том числе при показах фильмов в прокате, проведении концертов и развлекательных мероприятий; производителям аудио- и видеопродукции, выпущенной после вступления в силу данного закона, вменяется в обязанность размещение на упаковке предупреждения о нецензурной лексике, если таковая имеется в данном произведении.

Как видим, закон 53-ФЗ распространяет свое действие и на взаимоотношения граждан, причем на какие именно — официальные или нет, закон не конкретизирует. А это можно трактовать, что ругаться матом не разрешено никому.

Запрет мата в кино

Закон 101-ФЗ ввел еще одно ограничение на мат — внесением изменений в 126-ФЗ «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации» от 22 августа 1996 года. Теперь фильм не выйдет в прокат на широкий экран, если содержит ненормативную лексику. Правда, это правило не касается фильмов, предназначенных для показа по кабельному и спутниковому ТВ. Исключение делается также для показа зарубежных фильмов в рамках международных кинофестивалей.

Фильм, не соответствующий требованиям закона, просто-напросто не получит прокатного удостоверения. Если же он все равно будет демонстрироваться в кинотеатрах, нарушителям придется отвечать по закону: за несанкционированный показ положен штраф 50 000–100 000 рублей, а повторение подобного нарушения обойдется в 100 000–200 000 рублей.

Другие виды ответственности

В случае публичного исполнения произведения, содержащего мат, граждане – организаторы представления могут лишиться 2 000–2 500 рублей, должностные лица 4 000–5 000 рублей, а юр. лица — 40 000–50 000 рублей. Повторные нарушения грозят трехмесячным приостановлением деятельности.

А есть ли ответственность за разговорный мат? Безусловно. Такое понятие, как мелкое хулиганство, выражающееся в нарушении общественного порядка, пока никто не отменял. Обратите внимание, что за данное противоправное действие не только положен штраф в сумме 500–1 000 рублей, но и возможен арест до 15 суток.

Критика закона

Многим закон пришелся не по душе, особенно режиссерам, кинематографистам и всем, кто связан с культурной и развлекательной деятельностью. Одни обращают внимание на его однобокость: кино, содержащее матерные высказывания, в широком прокате демонстрировать нельзя, а в узком можно. В чем же тогда смысл подобной борьбы за чистоту языка?

Другие считают, что запрет на ненормативную лексику нарушает Конституцию РФ (в части права человека на свободу слова) и закон об авторских правах. Третьи называют закон утопичным, поскольку он никогда не будет в России выполняться, да и доказать подобные нарушения проблематично: какие именно выражения относятся к матерным, нигде не закреплено, да и закрепление их абсурдно. Таким образом, вполне вероятно, что законом о запрете мата пополнятся ряды других номинальных нормативно-правовых актов — существующих только на бумаге.

nsovetnik.ru

Депутаты губдумы предлагают скорректировать ответственность за самовольное нанесение граффити

В понедельник, 14 мая, областные парламентарии рассмотрели пакет законопроектов, направленный против стихийного распространения граффити на фасадах зданий и сооружений. Вопрос обсуждался на общественной комиссии при комитете по законодательству, законности, правопорядку.

С инициативой разработки законопроекта вышло ООО «Самарские коммунальные системы». По словам главного управляющего партнера компании Владимира Бирюкова, «непрошенные» надписи и изображения регулярно появляются на стенах насосных станций. «Мы не только тратим деньги на устранение этих надписей, но и платим за них штрафы», — подчеркнул Бирюков.

По закону «Об административных нарушениях на территории Самарской области», собственники зданий, нарушающие установленные муниципальными актами требования к содержанию фасадов, подвергаются наложению штрафов. По словам Бирюкова, механизм привлечения к ответственности четко не отрегулирован. Штрафы накладываются в разном размере, с любой периодичностью и без предварительного уведомления собственника.

«За надпись о продаже котенка нас оштрафовали на 50 тысяч рублей, за надпись «Вася» — на 150 тысяч рублей, а за надпись «Красьте еще», появившуюся спустя два часа после ремонта фасада, — на 100 тысяч рублей», — привел пример Бирюков. Он подчеркнул, что на муниципальные учреждения подобные штрафы не накладываются.

Для изменения ситуации парламентарии предлагают уточнить областной закон. По новой версии, ответственность наступает в случае «невыполнения в установленный муниципальными правовыми актами срок обязанности по очистке фасадов нежилых зданий, строений, сооружений». То есть, прежде чем штрафовать, собственнику дается срок на устранение надписи.

Бизнесмены считают, что закон лишь частично улучшит ситуацию. Проблема стихийных граффити существует по всей России, и для ее решения нужно принимать глобальные меры. «Прежде всего, нужно навести порядок в федеральном законодательстве. Выработать определение «граффити», прописать, кто и как должен согласовывать их размещение, выделить специальные места для рисунков», — считает Бирюков.

Первый шаг уже сделан. В правовом управлении думы разработан проект поправок в КоАП РФ. Авторы предлагают ввести административную ответственность за «самовольное нанесение надписей, изображений на стены зданий, сооружений, а также в подъездах домов и иных общественных местах».

Нарушение влечет наложение административного штрафа от 2 тыс. до 3 тыс. руб. или административный арест на срок до 15 суток. При этом речь не идет о нецензурных выражениях, надписях, разжигающих национальную и другую рознь (они квалифицируются как вандализм и являются уголовно наказуемыми).

Депутаты считают, что законодательных мер недостаточно. Бороться с незаконными граффити нужно комплексно. «Скорее всего, граффити рисуют школьники и студенты. Поэтому нужно говорить о них на классных часах, родительских собраниях и воспитать у ребят культуру самовыражения», — считает председатель комитета по законодательству, законности, правопорядку Юрий Шевцов.

Депутаты подчеркивают, что о полном уничтожении граффити речи не идет. «Граффити — это вид современного искусства. Если он не приносит ущерба чужому имуществу, то его нужно только поддерживать», — считает депутат Андрей Коновалов. В качестве примера он привел город Новокуйбышевск, где под граффити отвели отдельную площадь.

По итогам обсуждения члены комиссии приняли решение — доработать инициативы, повторно рассмотреть их на заседании комиссии, после чего внести на рассмотрение комитета.

volga.news

В России приняли закон о штрафах за нецензурные выражения в СМИ

Президент России Владимир Путин подписал закон о штрафах за нецензурные выражения в СМИ

Президент России Владимир Путин подписал закон, устанавливающий штрафы за использование нецензурных слов и выражений в СМИ, сообщается на сайте Кремля в понедельник.

«Федеральный закон принят в целях установления административной ответственности за изготовление и распространение продукции средств массовой информации, содержащей нецензурную брань», — говорится в сообщении.

Закон принят Госдумой 19 марта и одобрен Советом Федерации 27 марта. Документ вводит штрафы за изготовление или распространение продукции СМИ, содержащей мат. Для граждан штраф устанавливается от двух до трех тысяч рублей с конфискацией предмета правонарушения, для должностных лиц — от пяти до 20 тысяч рублей с конфискацией, для юрлиц — от 20 до 200 тысяч рублей с конфискацией.

Определять, что считается нецензурными словами и выражениями, будут эксперты-филологи. Разработчики закона отмечали, что его действие распространяется и на интернет-СМИ.

delo.ua

Смотрите так же:

  • Приказ о внесении изменений в нормативные правовые акты мвд россии Приказ о внесении изменений в нормативные правовые акты мвд россии МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (с изменениями на 17 апреля 2018 года) ____________________________________________________________________ Документ с изменениями, внесенными: приказом МВД России от 12 сентября 2017 года N 714 […]
  • Ст 14 федерального закона о контрактной системе Федеральный закон от 26.07.2017 № 198-ФЗ РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН "О КОНТРАКТНОЙ СИСТЕМЕ В СФЕРЕ ЗАКУПОК ТОВАРОВ, РАБОТ, УСЛУГ ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ НУЖД" Принят Государственной Думой 14 июля 2017 года Одобрен Советом Федерации 19 июля […]
  • Федеральный закон 236 фз Федеральный закон от 26.07.2017 № 198-ФЗ РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН "О КОНТРАКТНОЙ СИСТЕМЕ В СФЕРЕ ЗАКУПОК ТОВАРОВ, РАБОТ, УСЛУГ ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ НУЖД" Принят Государственной Думой 14 июля 2017 года Одобрен Советом Федерации 19 июля […]
  • Федеральный закон о модернизации Федеральный закон от 29.12.2017 № 475-ФЗ РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН "О КОНТРАКТНОЙ СИСТЕМЕ В СФЕРЕ ЗАКУПОК ТОВАРОВ, РАБОТ, УСЛУГ ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ НУЖД" И СТАТЬЮ 18 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ […]
  • Закон о кмнс Федеральный закон от 30 апреля 1999 г. N 82-ФЗ "О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 30 апреля 1999 г. N 82-ФЗ"О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации" С изменениями и дополнениями от: 22 августа 2004 г., […]
  • Налог на имущество по курской области Налог на имущество по курской области от 26 ноября 2003 года N 57-ЗКО О НАЛОГЕ НА ИМУЩЕСТВО ОРГАНИЗАЦИЙ ПринятКурской областной Думой26 ноября 2003 года Статья 1. Общие положения Налог на имущество организаций устанавливается на территории Курской области (далее - области) настоящим Законом в соответствии с […]
  • Одна треть часть наказания 1/3 часть это сколько? Одна третья, это сколько? 1/3 часть это сколько? Дайте много ответов с ключевыми словами. 1 разделить на 3 это сколько? Вариант 1 математический 1/3 это одна и любая из трех равновеликих частей, которые получаются при деление чего-то целого (или условно целого, как то куча яблок) на три части. […]
  • 15 приказ ростехнадзора Приказ Ростехнадзора от 15.11.2016 N 477 "О внесении изменения в Положение о Центральном управлении Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору" ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ЭКОЛОГИЧЕСКОМУ, ТЕХНОЛОГИЧЕСКОМУ И АТОМНОМУ НАДЗОРУ от 15 ноября 2016 г. N 477 О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЯ В ПОЛОЖЕНИЕ О […]